«С детства учился у Роналду». История лучшего дриблера чемпионата России

«С детства учился у Роналду». История лучшего дриблера чемпионата России

Бернард Бериша рос в послевоенном Косове, впечатлял «Локомотив» в Лиге Европы, говорил в «Анжи» на языке, который никто больше не понимал, а теперь будет тащить в еврокубки «Терек». «Матч ТВ» нанял в переводчики Бекима Балая и расспросил Беришу обо всем.

— «Матч ТВ» неплохо бы заплатить мне премию к концу сезона, как думаешь? — смеется Беким Балай. Ему не привыкать к роли переводчика, а для Бериши он вообще единственный канал связи с внешним миром. Бернард успел так блеснуть в Махачкале, что этой зимой стал единственным, кого «Анжи» позволил себе отпустить не бесплатно. «Терек» выложил за лучшего дриблера чемпионата России то ли два с половиной, то ли три с половиной миллиона евро.

«Тереку» скоро отъезжать из отеля в аэропорт, а оттуда — на первый сбор в сезоне. Бериша с небольшой охотой отлипает от телефона: Балай и так все про него знает.

https://www.instagram.com/p/BPNb6mhj5dR/

— Я и по-русски понимаю, — с тяжелым акцентом выдавливает Балай. — Играл же в Польше, в Чехии, в Хорватии, и в местных языках много общего с русским. Это при том, что с тренерами там я общался на испанском и хорватском языке, а еще говорю на итальянском — ну это помимо албанского.

— Давно знакомы с Беришей?

— Мы не пересеклись друг с другом в чемпионате Албании, но знакомы давно. Когда Бернард выступал за «Бесу», его вызвали в сборную Албании U-21 — там впервые и увиделись. Из «Бесы» Бернард перешел в «Скендербеу», и там его узнали по всей Албании.

— Вы были первым, кому Бериша написал, узнав об интересе «Терека»?

— Одним из первых — наверняка. Он спрашивал о ситуации в «Тереке», о людях, о команде. Он хорошо отыграл в «Анжи», думал о разных вариантах и сразу по окончании первой части сезона поговорил с агентом — а во время зимнего перерыва получил предложение от «Терека».

Это был лучший вариант для Бернарда. Тут уже играем мы с Роши, да и позиция у нашей команды лучше, чем у того же «Локомотива»: все ожидают от «Терека» попадания в Лигу Европы. Политика клуба Берише тоже оказалась близка: «Терек» строит серьезные планы.

Кто станет главной звездой премьер-лиги этой весной?

***

— Бернард, в чем для вас разница между Махачкалой и Грозным?

— Я пока не успел побывать в Чечне: только здесь, в Москве, в расположении «Терека». Из своего родного города Печ в Косове выдвинулся в шесть утра: сначала в Приштину, потом — к Бекиму в Шкодер, это на границе с Черногорией. Оттуда мы переехали в Тиват, из которого уже отправляются прямые рейсы в Москву. Наш рейс, правда, отменили, так что мы прождали лишний час.

— Больших перемен в вашей жизни не произойдет: регион соседний с Дагестаном, религия та же, только деньги платят, в отличие от «Анжи».

— Это точно не было причиной, почему я выбрал именно «Терек». Я имел не так мало предложений летом, поверьте. А в «Тереке» достаточно и немусульманских игроков. Если бы у меня были предложения от «Зенита» или «Спартака», я бы их тоже мог их принять. Сейчас я хочу отдать всего себя «Тереку». Все в Чечне хотели бы попасть в Европу, и я буду биться ради этого.

— Правда, что этой зимой вы могли оказаться в ЦСКА?

— Говорили такое, до меня, как и до вас, доходили слухи. Я был открыт к любым вариантам, ждал, что могут обратиться и из ЦСКА. Но никаких конкретных предложений мы с агентом не получали.

Я провел в «Анжи», возможно, лучший на сегодня период своей карьеры. Команда, персонал, жители Махачкалы — все было идеально, я всегда чувствовал гостеприимство. Всюду меня принимали тепло, особенно я это ощутил в первое время. Люди вокруг готовы сделать для тебя все.

Я был сконцентрирован на том, чтобы остаться в «Анжи», и никуда уходить не собирался еще как минимум полсезона. Но сложившаяся в клубе ситуация после заключительного тура в декабре подтолкнула меня к уходу. 

«Беришей интересовались «Рубин» и «Локомотив». Первый новичок «Терека»

— Как вы вообще решились переехать в «Анжи» из «Скендербеу»?

— У меня было несколько предложений: «Верона», «Дуйсбург», «Стандард». Но «Анжи»  первым поспешил закрыть сделку. В будущем я бы хотел поиграть в Италии — это все еще моя мечта.

— Вся Албания с ума сходит по Серии А, — развивает тему Балай. — Мы только ее и смотрели, когда были детьми, росли на ней. Серия А была тогда топ-чемпионатом. Бернард в детстве переживал за «Милан», а я за «Интер»! Все из-за Рональдо: я пошел в футбол только благодаря ему и стал болеть не только за «Интер», но и за «Реал» и сборную Бразилии. Всегда обожал бразильских футболистов и вообще нападающих — таких классных, каким стал потом в «Интере» и Ибрагимович. Ты кого в детстве любил, Бернард?

— Роналду.

— Тоже бразильского?

— Нет, Криштиану, — уточняет Бериша. — Я всегда следил за ним, чтобы научиться каким-то качествам: с детства, например, обожал, как он владеет мячом. Но если бы я мог забрать одно из качеств Криштиану, это был бы удар: скорость-то у меня и так неплохая. Может быть, и я когда-то дорасту до такого топ-уровня, как Роналду.

— В чем для вас Криштиану лучше Месси?

— Он совершенный как атлет. Лео многими вещами владеет, может, даже лучше Криштиану, мы не увидим больше такого футболиста на своей памяти, как Месси. Но и Роналду может забить любым ударом, любой ногой или даже головой.

https://www.instagram.com/p/BPYNUFVAl50/

***

— Когда Бернард выступал за «Анжи», там исключали даже возможность интервью с ним: с албанского перевести было некому, а других языков он не знает.

— Бернард как раз рассказывал мне на днях о том, что в «Анжи» никому не давал интервью, — опять берет слово Балай. — Я спрашивал его, как и вы сейчас: как же ты общался в команде? Он понимает пару слов по-английски, но в футболе он вообще тратит не так много времени на разговоры.

— Я всех в команде понимал на английском, но не мог говорить сам, — рассказывает Бериша. — Это было проблемой, особенно вначале, но футбол — это не про говорить, а про делать. Когда тренер объясняет, я все равно все понимаю. Когда ты играешь в нужной тактике, тебе достаточно видеть партнеров, чтобы понимать их. К тому же со временем партнеры стали больше тянуться ко мне и понимать меня. Я хорошо общался со многими в «Анжи»: Беленов, Иличевич, Лазич, Эбесилио.

— Самое приятное ваше воспоминание об «Анжи»?

— Кубковая победа над «Зенитом» — 4:0. Мы это как раз обсуждали, пока тебя ждали. Такие команды, как мы, обычно играют с «Зенитом» от обороны, а а мы шли в атаку, высоко прессинговали. «Зенит» строит атаки от вратаря, а потом от защиты, но «Анжи» не давал им пространства. И боролся гораздо больше «Зенита».

Открыть видео

— Главное, что вас удивило после переезда в Россию?

— Погода у вас сильно отличается от Косова и Албании! Самые холодные матчи в России я запомню: против «Томи» и «Арсенала». Не чувствовал ног и рук — это не самые подходящие условия для нормальной игры. А дальше, чем в Томск, я еще никогда не летал: пять часов из Махачкалы!

— Общались с прошлым владельцем «Анжи» Сулейманом Керимовым?

— Лично мы не знакомы. Керимов не приходил к команде и ни с кем не встречался. Ближе все к нам из руководства был директор, он всегда передавал слова Керимова, его поддержку и мотивацию.

— О Рамзане Кадырове что-то слышали?

— Пока информации у меня немного, но та, что есть — положительная. Знаю, что это особенный президент и очень эмоциональный человек. Он на каждом матче с командой, радуется всем голам «Терека» и празднует с командой победы. Когда увижусь с Кадыровым, познакомимся поближе.

— К «Тереку» даже ближе Лорд (председатель парламента Чечни Магомед Даудов — «Матч ТВ»), а не Кадыров, — говорит Балай. — Кадыров же президент Чечни, а Лорд — конкретно «Терека». Я вижу разницу между ними и боссам европейских клубов: они гораздо ближе к нам. Встречаются с игроками, показывают поддержку, пожимают руки после матчей, дают двойные премиальные — такое мало где еще встретишь. Лорд и Кадыров дарят команде много эмоций.

— Аблайе Мбенге получал в подарок от Кадырова машину.

— Даже две, насколько я знаю («Тойота Камри» и «Короллу» после двух побед над «Спартаком» в 2015-м — «Матч ТВ»). В этом сезоне никто таких подарков от Кадырова не получал, но премиальные никуда не делись. Этой осенью мы сыграли против «Спартака» лучше соперника, провели отличный матч дома, но проиграли — всего 0:1. Мы все были расстроены, но Кадыров пришел в раздевалку и велел никому не расстраиваться. Он сказал: «Я вижу, что вы показали все. А это то, чего я хочу: биться до последней минуты. Для меня вы сегодня выиграли». Так что он все равно дал нам денежный бонус, несмотря на поражение.

***

— Когда вы в последний раз плакали из-за футбола? — возвращаю в разговор Беришу.

— После одного из матчей мы пошли к трибунам поблагодарить наших болельщиков. Ко мне обратился мужчина и попросил футболку: его сын — инвалид, он сидел там же, в коляске, и не мог говорить. Я согласился, и отец попросил сына подъехать поближе, чтобы получить майку. Я испытал такие невероятные эмоции, что плакал навзрыд. Этот мальчик не смог сказать мне ни слова, так что я обнял его, чтобы передать свои эмоции.

Наши фанаты поддерживают нас даже в самую трудную пору, в дождь и в снег — и даже те, кому очень тяжело жить, не то что болеть. И мы играем именно для таких, как этот мальчик. Инвалидом может стать каждый из нас. Но для меня пообщаться с тем мальчиком было особенно важно потому, что я очень верю в бога. Футбол для меня — еще не все.

— После матча с ЦСКА на поле выбежал болельщик «Анжи», и ему вы тоже отдали футболку.

— Помню, за этим парнем бежал секьюрити, и я попросил не слишком трогать его. Конечно, этот фанат сделал ошибку, оказавшись на поле, но я постарался показать ему свое уважение: ведь он поддерживает нас. Но я попросил его больше так не делать. И как мог постарался успокоить охрану.

— В чем секрет вашего дриблинга? 94 удачные обводки из 174 — такого в чемпионате России ни у кого больше нет.

— Я много работал над этим. Я ведь играю вингера, а на этой позиции необходимо уходить от соперников. Главное — я всегда верил в свои силы и скорость.

Когда я пришел в «Анжи», сказал тренеру, что насчет меня придется немного потерпеть — ведь я только пришел из албанской лиги. Я попросил: «Верьте в меня, старайтесь по возможности больше делиться с мячом. Я могу терять мячи, но должен пытаться и пытаться». За свои обводки я благодарен команде — так играл «Анжи», на меня шло множество передач. Но тренер «Терека» говорит, что я должен играть еще немного быстрее. Так что мне есть, куда расти.

Открыть видео

— Пять лет назад техника у Бернарда была совершенно не на таком уровне, как сейчас, — вспоминает Балай. — Я могу так говорить, потому что видел своими глазами. Но переходя из одной в команды в другую, обретая все большую уверенность, он совершенствовался. Лучше всего это удавалось в «Скендербеу». Чтобы его дриблинг прогрессировал и дальше, ему была нужна более сильная лига — такая, как российская. Отмечу еще, что у Бернарда не просто дриблинг, но еще и прекрасная скорость. Он невероятно быстр и классно меняет направление. И вот в этом он был хорош и пять лет назад.

7 игроков с самым крутым дриблингом в премьер-лиге

— Кого лучшему дриблеру России обходить тяжелее всего?

— Я запомнил защитника из ЦСКА, номер два. Марио Фернандес, точно!

— У российских нападающих с дриблингом тяжело. Вас кто-то впечатлил?

— Назову Смолова, Кокорина и Дзюбу. Уровень этих парней очень высок.

— Часто, убрав двух-трех соперников, вы пасовали в никуда — никто из партнеров не открывался.

— Об этой же проблеме я говорил Бернарду, — признается Балай. — Объяснял: «Если бы последний пас или удар у тебя был таким же, как и обращение с мячом, ты бы делал по 20 голов за сезон». Сейчас в «Тереке» такой проблемы быть не должно: мне не помешает такой ассистент, как Бернард!

— В матче с «Тереком» Факундо Пирис сфолил на Берише и заработал удаление.

Открыть видео

— Мы тогда встретились в Бернардом перед той игрой, сфоткались вместе. Он вышел только во втором тайме, и я говорил партнерам: не дайте ему пройти, остановите его дриблинг. На занятии перед игрой тренер рассказывал нам о Берише, мы отдельно готовились к нему.

А после удаления Пириса я спросил Бернарда: «Зачем ты нырнул?» И вообще он многовато делал это в игре с нами. Он ответил мне: «Если бы я в том стыке не прыгнул, Факундо сломал бы мне ноги». В том эпизоде красная карточка была и правда справедлива: это ведь была вторая желтая для Пириса, а не прямое удаление. Бернард сделал из этого эпизода слишком большое шоу, но нарушение в любом случае стоило дать.

— Бернард, смотрели матч «Урал» — «Терек» в этом сезоне?

— Не смотрел.

— Беким, это был самый легкий дубль в вашей карьере?

— Могу сказать об этом матче не больше Бернарда! Ничего не знаю о том, как называли тот матч. Мне рассказали об этом только два месяца спустя. Я на поле не увидел ничего странного. Что я могу сказать об ошибках защиты «Урала»? Футбол состоит из ошибок, я не могу никого за них винить.

Пабло Фонтанелло: «Игра с «Тереком» была странной? Это мнение Чисамбы, я играл честно»

***

Россия не признает независимость Косова, а потому на официальном сайте премьер-лиги в качестве гражданства Бериши указана Албания. Хотя в сентябре прошлого года Бернард выходил в стартовом составе в первом официальном матче в истории сборной Косова против Финляндии.

— Мне повезло: я рос вместе со старшими братьями, и они во всем мне помогали, — вспоминает косовское детство Бериша. — Сейчас они живут и работают в США и все еще не забывают про семью. Но во время моего детства было кое-что, с чем братья ничего поделать не могли: война. Часть моей семьи уехала в Швейцарию: там же учится сейчас моя жена Хашима. Не то чтобы мы сильно страдали экономически, но вы знаете, в 90-е Сербия точно не была спокойным местом.

— Как вас коснулась война?

— Я мог не видеть отца по три месяца, а то и больше. Дома мы понятия не имели, что с ним, жив он или нет. К счастью, война не унесла жизни кого-то из нашей семьи, но мои приятели и знакомые натерпелись тогда всякого. Мне бы хотелось забыть о том времени: это прошлое, к тому же, сейчас в Косове все гораздо лучше.

Футболом я начал заниматься ближе к концу войны: мне тогда было лет 10-11. После войны с нормальной инфраструктурой в Пече было тяжело. Я был счастлив просто мячу и шансу поиграть со своими друзьями. А жил футболом, он всегда был на первом месте в моей жизни.

— Умар Ньяссе, тоже верующий мусульманин, уделяет время молитве пять раз в день. Вы тоже?

— Обязательно. Каждый день благодарю бога, что хорошо себя чувствую, что могу играть в футбол и зарабатывать этим на жизнь. Не буду врать, когда играю в футбол, Рамадан не соблюдаю. Я должен держать себя в форме, а поддерживать активность в этот период мусульманам тяжело. В другие дни, когда есть такая возможность, я стараюсь соблюдать посты.

— Озил пытался объяснить Роналду некоторые вещи из Корана. Вы так не делаете?

— В футболе нет времени на обсуждения религий. Но я одинаково уважительно отношусь к людям всех вероисповеданий.

— Что было самым тяжелым в детстве? Может быть, родители запрещали играть в футбол?

— Это моя история, — встревает Балай. — Мой отец сорок лет проработал учителем. Я был не самым прилежным учеником, зато на улице играл в футбол при первой возможности. А когда у нас уже появился тренер, он поставил меня в ворота. Вратарем когда-то был и мой отец. Потом я переместился в защиту, а однажды мне повезло, что перед товарищеским матчем пустовало место нападающего — я сыграл в атаке и забил дважды.

Так вот, отец хотел для меня тихой, спокойной жизни. Да, сам он — двукратный чемпион Албании по метанию ядра, ставил рекорды страны; рост и мощь я генетически унаследовал именно от отца. Он с детства обожал спорт, но настаивал, чтобы я выбрал учебу. Ведь папа так долго преподавал в школе, посвятил ей всю свою жизнь, и именно благодаря школе наша семья всегда жила благополучно. К счастью, отец не пошел против моей мечты, когда в 16 лет я подписал первый профессиональный контракт.

***

— В России все впервые узнали, кто такой Бериша, в матчах «Скендербеу» против «Локомотива» в Лиге Европы. Тяжело было обводить Чорлуку?

— Когда я выходил на матч с «Локо», знал, что мне противостоит очень качественная оборона, — уверяет Бериша. — Пару раз мне даже удалось показать свои скиллы, но поверьте, это было непросто.

Когда «Скендербеу» только пробился в группу Лиги Европы, я понял: это мой шанс проявить себя на высоком уровне. И я постарался использовать его по-максимуму. Даже если в соперниках — такой клуб, как «Локомотив», с большим опытом выступлений в Европе. Именно после той Лиги Европы я получил предложения из Европы.

— Правда, что уже на матчах с «Локомотивом» за вами следили скауты российских клубов?

— Сразу после первой игры в Москве я стал плотнее работать со своим нынешним агентом (Шкумбином Кормемети — «Матч ТВ»). А вскоре мы подписали с ним первый контракт. Тогда шли разговоры об интересе ко мне со стороны как раз «Локомотива». Даже этой зимой я слышал о «Локомотиве»: возможность перейти туда была. Оба раза никакой конкретики не было.

— Матч «Локомотив» — «Скендербеу» сопровождался фанатским скандалом. Каково вам было слышать с трибун «убий шиптара» и «Сербия — Косово»?

— И тогда, и сейчас я хочу концентрироваться только на игре и полностью выкладываться на поле. Не хочу смешивать футбол и политику.

— Прежде чем сыграть в Лиге Европы, «Скендербеу» остановился в шаге от Лиги чемпионов. Помните квалификационные матчи с «Динамо» Загреб?

— Мы остановились в шаге от группового этапа ЛЧ, хотя и та ступень, которой мы достигли, — историческая для албанского футбола. Никогда не забуду матч на второй отборочной стадии, против «Миласи» — уже тогда наш стадион был готов взорваться! После поражения от «Динамо» фанаты, как ни странно, совсем не хотели нас убить, а наоборот, поддерживали. Все ведь видели матч и понимали, что мы отдали всех себя, показали максимум, но в итоге «Динамо» показало разницу.

— В России вам не хватает такого же безумства на трибунах, как в Албании?

— У меня было больше ожиданий насчет атмосферы на российских матчах. Уровень лиги для меня высокий, и фанаты должны ему соответствовать. На матчах премьер-лиги можно увидеть много чего хорошего — так почему бы не придти на стадион? Новый домашний ЦСКА был полон на первой игре — кстати, с «Тереком» — а что дальше-то случилось? ЦСКА — команда с великой историей, играет в Лиге чемпионов, у нее сильный состав — а на матчах почти никого.

https://www.instagram.com/p/BM85vjxgRUA/

— Не сравнить с хоккейными матчами в Праге, на которые я часто ходил, — добавляет Балай. — Да что Прага: я ходил в Грозном на смешанные единоборства, и арена была битком. Впечатления бешеные: семь-восемь боев за вечер, все в прекрасной атмосферой. В Грозном с болельщиками порядок. Даже Кадыров, когда дела идут не очень, берет в руки микрофон и мотивирует нас.

Текст: Александр Муйжнек

Фото:  ФК «Терек», ФК «Анжи», РИА Новости/Саид Царнаев, globallookpress.com, Getty Images, РИА Новости/Алексей Куденко

Еще больше интервью на «Матч ТВ»

Чисамба Лунгу: «После «Терека» не было слов. Молчал, чтобы ни с кем не подраться»

Андрей Семенов: «Тотти играл с «Тереком» как Крестный отец: все пальцы в перстнях, парфюмом пахло на другом конце поля»

Дмитрий Ананко: «Каррера достраивает домик, который начали делать мы»

Александр Самедов: «При Каррере «Спартак» празднует голы как команда»

Алан Гатагов: «После финта в Раменском меня прозвали Плющенко»

Поделиться в соцсетях: