Футбол

«Хочу пройти через ад и боль. Ради выхода в РПЛ готов терпеть весь беспредел». Откровенное интервью о первой лиге

«Хочу пройти через ад и боль. Ради выхода в РПЛ готов терпеть весь беспредел». Откровенное интервью о первой лиге
Евгений Шиленков / Фото: © ФНЛ
Президент «Велеса» приглашает к себе в команду Дмитрия Комбарова и объясняет, почему ушел Тарасов.

Корреспонденты «Матч ТВ» пообщались с Евгением Шиленковым:

https://www.instagram.com/p/CVaf-X7MUkb/

— Какую задачу ставите перед командой в этом сезон?

— Побеждать в каждом матче — так у нас было всегда. Если все будет удачно складываться, хотелось бы попробовать себя на уровень выше — в РПЛ. Это сложно, но такие амбиции у нас есть. Плюс есть лично мое желание поработать и поруководить клубом высшей лиги.

— Вы — человек бизнеса. Если держите в голове мысль о выходе в РПЛ, то, наверное, уже прикидываете, где будете базироваться и играть.

— Юридически — мы клуб из Москвы, поэтому должны играть в регионе Москвы и Московской области.

Конечно, хотелось бы иметь в Домодедово стадион, позволяющий принимать матчи РПЛ. И это то, что мы обсуждали с предыдущим главой городского округа. Теперь у Домодедово будет новый руководитель, скоро состоится инаугурация. После этого мы познакомимся, пообщаемся.

Мы от региона денег не получаем и не просим. Но инфраструктурные темы нам были бы интересны. Вообще здесь [на территории стадиона «Авангард»] планируется целый кластер — хоккейный и футбольный крытые манежи. Есть проект по перепланировке самого стадиона, что не стоит космических денег. За счет временных конструкций можно получить полностью закрытую арену, без дорожек. Но это — концептуальное решение, на которое должны пойти власти.

— Видите вариант договоренности с городом, при котором «Велес», выйдя в РПЛ, остался бы в Домодедово?

— Идеально было бы, чтобы город вложился в инфраструктуру, а плюсом мы нашли бы топового спонсора, которому интересен футбол.

Получается, «Велес» был бы основным инвестором, а с инфраструктурно-спонсорской помощью мы могли бы закрутить целую историю, при которой выступали бы в РПЛ, никуда не уезжая из Домодедово.

Я уже перепрыгнул свой уровень, но я не губернатор или олигарх. Понятно, что мне нужен кто-то из партнеров топового уровня, например, крупная российская или зарубежная корпорация или человек из списка Forbes, увлеченный футболом, чтобы мы вместе помогли «Велесу» выйти на топ-уровень. В таком случае допускаю смену нейминга клуба. Если у «Велеса» будет контролирующий акционер, взявший на себя большую часть финансирования, на такой шаг возможно пойти ради развития и будущего блага клуба.

Любые перемены нас не пугают, тем более с каждым годом они позволяют «Велесу» развиваться и получать новый опыт. Каждый год какая-то новая сага: в ковид переезжали со «Спартаковца» в Домодедово, в этом году, по сути, собирали новую команду. Наверное, по турнирной таблице мы тоже где-то недобираем — жаль, нет VAR и нормального судейства.

Александр Осипов / Фото: © ФК «Велес»

— Судейство — тема, о которой каждый клубный руководитель готов говорить часами.

— Сколько не общаюсь с коллегами из РФС, ФНЛ, из других клубов — судейство никому не нравится.

— Считали, сколько раз «убили» вашу команду в этом сезоне?

— Матч с «Нефтехимиком», 34-я минута: дают придуманную красную карточку, которая полностью переворачивает игру.

Матч в Липецке — чистейший пенальти в нашу пользу, который не ставят по непонятным причинам. Через половину тайма получаем красную карточку также непонятно за что.

По моим подсчетам мы потеряли таким образом 9-12 очков. С VAR такого бы не было. Ковыряться в других причинах не буду, но когда ты проигрываешь по игре — это одно. Вот проиграли «Торпедо» 3:5 — все только получили удовольствие от футбола. Но судейство бывает очень разным, и у тебя от него остаются очень разные ощущения.

К счастью для РПЛ, путем определенных действий удалось убрать откровенную грязь. И VAR помог, и чистка. Но когда ты смахиваешь пыль со стола — она падает на уровень ниже. То есть — к нам, в ФНЛ.

Мне приходится очень много общаться с лигой по поводу судейства — как до, так и после каждого матча. Не потому, что мне очень нравится это делать, а потому, если я этого не сделаю, снова увижу на поле «убийство».

— Ваша оценка судейства в ФНЛ одним словом?

— Слабое. Хочется видеть принципиально другой уровень. Но для этого должны быть предпосылки, которых, к сожалению, пока не создают.

— Бывший судья Станислав Сухина недавно покинул пост начальника команды в «Велесе». Почему?

— Скажем так: он — уровень РПЛ, а в ФНЛ нам нужен другой специалист с более широким функционалом. В «Локомотиве», кажется, у Сухины было еще три помощника, а мне нужно было все это в одном человеке.

Станислав Валерьевич нам сильно помог, но я понимал, что-либо нужно искать ему ассистентов, либо брать человека с более обширным функционалом на это место.

https://www.instagram.com/p/CV0MUx6M6WQ/

— С сезона-2022/23 в РПЛ придут большие деньги. При этом уже давно существует мнение, что лига «перекормлена» деньгами.

— 80% клубов денег по новому ТВ и спонсорскому контрактам даже не заметят. Представьте, «Зениту» или «Спартаку» «капнет» по 500 млн рублей. И что?

Мне интереснее будет посмотреть, как сложатся бюджеты таких команд, как «Уфа», Самара, Нижний.

Раздуваться деньгами можно до бесконечности, но я не знаю, как «Спартак» бы сыграл за 10 млн евро в год. А вот «Уфа» точно сможет — найдет нового Агаларова, Стукалова, плюс еще несколько миллионов дополучит от местного спонсора. То есть сыграет преимущественно на деньги лиги за счет селекции и правильной работы. Да, борьбы за еврокубки не будет, но не будут и браться колоссальные деньги из бюджета.

— Можно назвать «Уфу» вашим ориентиром?

— Да, буду ориентироваться на такие клубы — которые не играют за миллиарды миллиардов. Знаю, что у многих команд в ФНЛ есть представление, что РПЛ начинается от миллиарда в бюджете, а мне интересно попробовать сыграть за 500 миллионов.

Может быть, это смело. Но одно дело, когда тебе губернатор говорит: «Нафига мы выходим, если мы там будем унижены?». А мне это унижение было бы в кайф. Я хочу пройти через этот ад и боль — за счет этого набить шишки и приобрести бесценный опыт. Не потрачу при этом особенно много денег, буду иметь шанс — пускай один из ста — остаться в РПЛ. Но один — это не ноль. И ради этого можно терпеть весь беспредел в ФНЛ.

— Главное — не повторить путь «Тамбова».

— Очень важно, чтобы клуб не зависел от того, как дела у его основателя в другом бизнесе. Очевидно, что и там дела могут быть тоже не очень. Соответственно, если я не зарабатываю на своем бизнесе, что я отдам людям в клубе?

Хочется, чтобы они тоже чувствовали ответственность за свой труд. Когда ты это чувствуешь, ты становишься участником процесса.

Например, я игрокам совершенно спокойно даю долю в их трансфере. Говорю: «Да, ты здесь можешь не иметь большой зарплаты, но играй как Захарян. Тогда поедешь в РПЛ и получишь долю, которой в несколько раз компенсируешь недополученную сумму своей зарплаты».

То есть игрок у меня становится младшим партнером в сделке. Да, тут можно не угадать с тренером, который, например, не будет ставить игрока в состав. Но риски всегда присутствуют. Мне кажется, это честная сделка. Плюс я как руководитель в каком-то смысле заставляю игрока ментально капитализировать самого себя. А стремясь стать лучше, игрок делает сильнее и клуб.

https://www.instagram.com/p/CV76qYis0q7/

— Сколько на данный момент игроков в команде, имеющих опцию получения своей доли от будущего трансфера?

— Примерно 30 процентов. И это для нас много.

Не знаю, есть ли такая практика у других клубов, но мне было бы интересно, если игроки говорили бы: «Сейчас мы играем в условном клубе ФНЛ за зарплату 500 тысяч в месяц, но лучше перейдем к тебе на 100-150 тысяч, при этом мы хотим 30% от своего трансфера». Потому что они знают, что если их трансфер будет стоить 10-20 млн рублей (таков средний чек за хорошего игрока, уходящего в РПЛ), они свои 3-6 млн, которые недополучат по году, заберут с трансфера. Плюс сюда надо добавить премиальные, которые мы платим за каждую победу.

В моем понимании игрок должен уметь считать кэш. Можно легко сложить три компонента в один — зарплату, премиальные и процент от трансфера. Если у тебя это не получается — пиши «беда». И это значит, что, выходя на поле, ты из трех вариантов развития событий выберешь худший. То есть какой бы ты ни был техничный или быстрый, твой потенциал ограничен. Ты не будешь в принятии решений таким, как Пирло или Иньеста. Поэтому я своим ребятам всегда говорю: «Развивайте голову».

— У Мамаду Майга контракт с опцией получения процента от трансфера?

— Да, он один из тех, кто подписал такой контракт.

— Почему не осуществился его переход в бельгийский «Стандард»?

— Они хотели сделать это через просмотр, а у нас в июле начинался сезон. Мы ответили, что если просмотр — то только зимой, сейчас мы Мамаду на таких основаниях не отпустим, это наш ключевой игрок. Плюс тогда у нас была сложная ситуация — в команде было 4,5 человека, я даже сам хотел заявляться.

— Зимой вернетесь к диалогу с бельгийцами?

— Пока говорить рано. Мамаду получил российский паспорт, по нему был интерес от двух клубов из РПЛ: одного из верхней части таблицы, другого — из нижней. Посмотрим, что будет зимой. У Мамаду, с учетом травмы, топовая статистика для ФНЛ. Он уже выше этого уровня.

Мамаду Майга / Фото: © ФК «Велес»

— Какова ситуация с Дмитрием Тарасовым? У него был контракт с «Велесом» на год, потом он приостановил карьеру, а затем подписал соглашение с медийным клубом.

— Мы попрощались по ряду причин. Когда Дмитрий пришел, мы были уже в сезоне. А войти в ритм без сборов и подготовки очень сложно. Он был немного не в кондициях, а когда подходил к ним, случались травмы.

При этом он очень хотел играть, но мы этого не могли дать сразу. Объясняли, что есть конкуренция, никакие статусы не важны. Плюс у нас на его позиции был хороший конкурент. Словом — все эти моменты, а также беременность супруги наложили свой отпечаток.

Касательно всех этим блогерских тем — на них зарабатывают больше, чем я трачу на клуб за год. Очевидно, что Диме ни я, ни один клуб ФНЛ не даст такую зарплату, как блогеры. Даже не дадут некоторые клубы РПЛ.

Но это новая реальность — если ты имеешь много подписчиков и умеешь играть в футбол, ты можешь зарабатывать больше, чем профессиональные игроки.

— Хотите сказать, что Тарасов ушел к блогерам из-за денег?

— Нет, у нас так сложилось по спортивной части. Признаюсь, думал, что Дима нам будет больше приносить пользы на поле, но не сложилось.

Он очень хочет играть и думает, что будет востребован в РПЛ. Если у него зимой получится попасть в какую-то команду, он там будет рвать и метать. Спорт его мотивирует больше, чем деньги — это факт.

Отмечу, что в коллективе он очень хороший парень. Мы с ним и сейчас общаемся. Желаю ему только удачи. Какие бы ни наклеивали ярлыки, могу сказать, что он очень адекватный человек — у него правильные ценности и понятная логика принятия решений.

— Есть Тарасов «с понятной логикой принятия решений», а есть говорящий про «беременного малыша». Какой из них настоящий?

— Хочется верить, что настоящий — тот, с которым наш клуб провел несколько месяцев вместе. (Смеется). Но прямой эфир — это тоже стресс, порой даже больший, чем нахождение на поле. Мы все можем под камеру сказать что-то нелепое, так бывает.

https://www.instagram.com/p/CUffuYNsa7J/

— За голову не схватились, когда увидели видео про малыша?

— Нет, просто поржал. Все нормально. Для этого, может быть, Дмитрия и брали — чтобы он добавлял нам просмотров и подписчиков. Имена действительно притягивают людей.

— Вы говорили, что у вас средняя зарплата по команде — плюс-минус 100 тысяч рублей в месяц. Тарасов приходил на такие же деньги?

— Да. Но ему и деньги-то не нужны. Что Тарасов, что Макеев — они приходили к нам не ради заработка.

— Какой была мотивация у чемпиона России в составе «Спартака» Евгения Макеева?

— Когда Женя приходил, у нас было полтора центральных защитника. Я спросил: «Если подписываемся, для меня самое важное, зачем тебе это надо? Если ты действительно будешь биться, а не поддерживать форму, то все будет о’кей».

Я считаю, что Женя не обманул ни меня, ни себя. Он выкладывается насколько может и выдерживает наш уровень. Для нас с учетом количественного недобора он важный футболист — может качественно сыграть на двух позициях.

— Дмитрий Комбаров еще не объявлял о завершении карьеры. Было бы красиво, если уроженец Домодедово помог бы команде из родного города.

— Никогда об этом не думал. Мне кажется, он приходил на матч с Тулой, но мы лично не знакомы.

Давайте так — Женю Макеева мы смотрели в тренировочном процессе, Диму Тарасова также смотрели. Так что и Дмитрия Комбарова посмотрели бы. Мне было бы интересно узнать, в какой он форме.

— То есть приглашаете на просмотр?

— Да.

Дмитрий Комбаров / Фото: © Дарья Исаева

— Вы входите в рабочую группу по реформе формата ФНЛ. Уже понимаете, каким будет решение?

— Насколько я понимаю, перемен в регламенте на этот и следующий сезоны не будет. Но это не окончательно, решение может быть другим.

Из моей логики, если будет наполняемость лиги смарт-деньгами (которые зависят от того, насколько клуб успешен по спортивной части, по зрительской аудитории и так далее), и если сделать конкуренцию максимально честной и чистой, то можно регламент и вовсе не менять.

Если осуществить все вышеперечисленное, клубы будут более конкурентными — к выходу в РПЛ не придется менять под 90% состава. Мне кажется, если простимулировать российские клубы «снизу», они создадут достаточно конкурентную среду для клубов «сверху».

Сейчас иметь этот разрыв для многих выгодно. Выгодно иметь болото, в котором все вязнет и умирает. Более конкурентная среда заставляет тебя лучше работать, но зачем это делать, если у тебя и так есть бабки, стадион и болельщики?

Лично мне было бы интересно поиграть в новом регламенте. Но я сразу сказал: «Если с новым регламентом я буду играть в «золотой» группе, где на 10 клубов дадут миллиард, я буду грызть землю». Потому что мне будет это интересно математически — так как это будет закрывать 80-90% моего бюджета.

Сейчас мы видим такие проекты, как «КраСава» у Жени Савина. А когда будет 15-20 таких ребят, которые придут за 30-50 миллионами в ПФЛ, 100 миллионами в ФНЛ, то нам откроются менеджеры другого уровня.

Окажется, что футболом может заниматься тот, кто пришел с «улицы». Есть достаточное количество людей, которые любят футбол, успешны в бизнесе или других сферах, и могут добавить свежий взгляд на многие процессы в российском футболе, который, конечно же, требует трансформации. Такие менеджеры способны работать более продуктивно, чем те, кто, например, имеет огромный опыт, но может не заметить новых веяний в футболе. Они будут иметь свой взгляд на вещи, свою систему управления и смогут дать рабочие места. Смешанные компетенции могут дать футболу толчок к развитию, и этого не надо бояться. Плюс игроки своей работоспособностью смогут заявить о себе, чтобы выйти на более высокий уровень.

Все это создаст другую экосистему. Мы «снизу» создадим ту конкурентную среду, которой не хватает сейчас для РПЛ.

Читайте также: