Футбол

«Очень уважаю Гинера, но не понял его слов обо мне». Интервью с многолетним начальником ЦСКА, работающим теперь в «Химках»

«Очень уважаю Гинера, но не понял его слов обо мне». Интервью с многолетним начальником ЦСКА, работающим теперь в «Химках»
Сергей Якунчиков / Фото: © ФК «Химки»
Беседует Евгений Дзичковский.

Год назад Сергей Якунчиков, один из руководителей армейской команды, покинул клуб по жесткой схеме, не сработавшись с генеральным директором Романом Бабаевым. Летом ненадолго пришел в «Велес», теперь трудится с ближайшем Подмосковье. Нынешней жизнью, кажется, вполне доволен.

— Начальник команды — дефицитная профессия?

— Мне кажется, да. Не так все просто, как представляется на первый взгляд. Вроде бы можно поручить кому угодно, но каков будет КПД?

— Сколько вы «начальствуете»?

— С 2009 года. А вообще в ЦСКА с 2004-го, начинал администратором.

— Кто в России самые легендарные начальники команд? Анатолий Машков из «Локомотива»?

— Егорыч велик, но работал администратором. А вот Владимир Коротков действительно был в Черкизово начальником 15 лет, пока не получил почетное повышение. Николай Старостин, понятно, у того особая роль. Ну и Марьян Плахетко, конечно. Когда я пришел, он работал руководителем международного отдела в ЦСКА, а до этого долгое время начальником команды. Массу полезных советов дал. Ведь фронт работ очень широкий, все организационные вопросы замыкаются на нас, начальниках.

Марьян Плахетко / Фото: © ПФК ЦСКА

— В шикарном сериале «Тед Лассо» первый дельный совет новому тренеру клуба Английской премьер-лиги дал администратор — то ли араб, то ли индус. И был этот совет по тактике. Вам доводилось?

— Нет, и надеюсь не доведется. Хотя нельзя сказать, что безнадежно далек: в детстве занимался футболом в Коломне, пока не переманили в греблю.

— Чем гребля лучше футбола?

— Тренер бросал мячик и говорил: «Играйте», примерно такая была методика в футбольной школе. В гребле со мной поработали серьезно: получил мастера спорта, едва не отобрался на «Дружбу» и Игры доброй воли. Но это в прошлом, а так у начальника команды своя зона ответственности. Некогда думать о тактике, когда других забот полно. К футбольной науке был относительно близок лишь тогда, когда помогал с переводом Джанеру Эркину. Доводил ему на установках, куда бежать и как играть. В других случаях мое футбольное мнение тренеры просто не восприняли бы. Вспомните, с кем работал: очень яркая палитра.

— Откуда знаете турецкий язык?

— Несколько лет трудился в «Генчлербирлиги». Сначала взяли массажистом в ашхабадский «Копетдаг», который в начале 90-х вышел в первую лигу СССР. Но Союз развалился, и Валерий Непомнящий позвал с собой Турцию. Мне двадцать с небольшим, в стране разруха, — отчего не поехать на сезон? Потом вернулся в коломенский «Виктор-Авангард» к Марку Тунису.

— Где играл Сергей Бодак, сломавший ногу Юрию Тишкову?

— Тот матч стал для меня первым в новой команде. После Коломны были «Сатурн» и снова «Генчлербирлиги». Турки приняли с большой охотой, работал при четырех тренерах, последний, Эрсун Янал, сейчас тренирует «Антальяспор» Федора Кудряшова, очень толковый. В общем, завис я в Турции до конца 2003-го. Устал, засобирался домой, но позвонил Сергей Овчинников из «Что? Где? Когда?», менеджер фирмы, занимавшейся сборами: «Я приболел, ты знаешь язык, попринимай команды в Турции». Остался, принял за межсезонье 32 клуба. Последним на восстановительный сбор приехал ЦСКА с Артуром Жорже. Видимо, работа моя приглянулась, начальник армейцев Александр Стельмах пригласил администратором.

— Как вам работа с португальцем? Немножко космический был.

— Да я об этом и не думал. ЦСКА позвал, раз в жизни шанс выпадает! А Жорже отличный мужик. Добрый, спокойный, с пониманием. Зико тоже в порядке, никакой звездности. Может, немножко напрягался из-за того, что не получалось, но в человеческом плане супер. Ко мне вообще все тренеры хорошо относились.

— Что скажете после ЦСКА о «Химках» в организационном плане? Удается подтянуть уровень?

— Не хочу говорить о себе, но слышу по отзывам: в том, как было и как стало, есть моя заслуга. Многое поменяли и на базе, и в вопросах экипировки. Теперь у нас отдельная зона питания, своя шведская линия и закупка продуктов. С формой пока не все гладко, линейку наши предшественники заказали странную, и это уже не поменять. К следующему сезону исправим. От уровня ФНЛ приближаемся к стандартам премьер-лиги. Футболисты благодарят.

— Кто вас пригласил в команду?

— Александр Зайцев, бывший генеральный директор.

— Проработал меньше двух месяцев. Не было опасений, что новая клубная власть и вас обновит?

— Это жизнь, чего опасаться? Команд много, где-нибудь да пригодимся.

— «Велес», где проработали совсем недолго, оставили из-за приглашения «Химок»?

— Да, у нас была договоренность. В «Велесе», кстати, работают замечательные люди. Прекрасный коллектив, от президента до администраторов. Отнеслись к моему уходу с пониманием.

— Когда расстались с ЦСКА, дали объемное интервью Sport24. После него в эфире «Инсайдеров» Евгений Гинер сказал следующее: «Кто бы от нас ни уходил, никогда сор из избы не выносил. Якунчиков принял решение поступить так. Не знаю, какой клуб теперь его возьмет, понимая, чем это может закончиться». Царапнуло?

— Вообще не ожидал. Я ведь в интервью ничего плохого не сказал. 16 лет отработал в клубе, служил верой и правдой. Очень уважаю Гинера, не знаю, почему он так оценил мои слова.

Президент ПФК ЦСКА Евгений Гинер / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

— Кто-то из клуба за вас заступился?

— Не могу советовать другим. Примерял ситуацию на себя: пошел бы к начальству, попросил бы. Не то чтобы обладаю каким-то авторитетом, но мнение в защиту человека, которого выгоняют, изложил бы. А так получилось — ушел и ушел, только Акинфеев и Ганчаренко за меня ходатайствовали. Отдавался работе с утра до ночи, здоровье там оставил, но не появился однажды на рабочем месте — и все, не нужен. Не понимаю, почему так.

С другой стороны, может, и стоило пройти через все это, чтобы сравнить. Оказывается, есть клубы, где тебя ценят. В «Велесе» и «Химках» услышал массу добрых слов. Далеко не альтруист, у меня много детей, высоко ценю зарплату, но порой хочется работать именно за это, за добрые слова. Выложусь в гораздо большей степени, чем за деньги. В ЦСКА, к сожалению, этого не поняли. Хотя зарплата у меня была хорошая, спасибо армейскому клубу. И все же человеческое отношение ставлю выше.

— Может, не вступились потому, что с Гинером спорить бесполезно, если что-то решил?

— Мне сложно судить. После того как поговорили с Романом Бабаевым на повышенных тонах, услышал: «Обязан появиться в клубе». И появился бы, если не заболел очень сильно. А мне не поверили. Почему? Не знаю. Не хочу говорить, чем заболел, но шарахнуло действительно прилично, жена просила: «Отлежись». Не верили: «Это вранье».

— А больничный?

— Был, не приняли. Дико это, если честно. Чуть оклемался, позвонил Виктору Ганчаренко: «Готов отработать в Барселоне на матче против «Эспаньола». — «Хорошо, лети». Перезванивают из клуба: «Не надо лететь, отработают другие». Хотя раньше летал даже в ослабленном состоянии, после операции. В воздух нельзя было подниматься, сидел в самолете на надувном круге, в кресле не мог. Но был с командой. Пропустил из-за операции только четыре рабочих дня и кубковый выезд в Тюмень.

— Что было после больничного?

— Явился в клуб, объяснился с Бабаевым. Услышал: «Все ясно, но уже поздно, вместо тебя взяли Стельмаха». Вроде как я специально затянул. Не отметился — свободен.

Генеральный директор ЦСКА Роман Бабаев / Фото: © Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Гуляла версия: после того матча в Краснодаре, который вам поставили в вину, нарушили трудовую дисциплину, не улетели с командой в Москву.

— Нет, конечно. Было другое: нервный срыв от того, что мне наговорили в телефон. Даже ответить не мог, настолько был ошарашен. Не представлял, как сесть в автобус с командой в таком состоянии. Да и обязан ли был лететь, если на следующий день выходной? Поехал к другу Мише, у него в Краснодаре гостиница с рестораном. На следующий день улетел, полаэропорта видело. Абсолютно трезвый, нормальный. Так что история про нарушение дисциплины — происки врагов.

— Неужели вас уволили из-за одного матча, пусть даже судейство в нем не понравилось начальству?

— Есть мысли на этот счет, но озвучивать не стану. Был звоночек после предыдущей игры с тульским «Арсеналом», когда уступили 0:1. Серьезного значения не придал, в цепочку все выстроилось пять дней спустя в Краснодаре. Другой эпизод связан с одним из докторов клуба. Была у него страсть — кем-нибудь командовать. Для этих целей сгодился повар Коля. Что ни скажут, все выполняет.

Пришел доктор к Бабаеву. Заявил: «Не должен повар летать с Якунчиковым на выезды за сутки до матча». Обсудили, решили, мне не сказали. Потом предъявили: «Тебе же сказали повара не брать?!» — «Кто мне сказал? Впервые слышу».

— Повар действительно нужен на выездах?

— Не брать повара при наличии трех оставшихся на базе — глупость. К примеру, выставили нам за питание определенную сумму, а мы ее снизили, потому что грамотно изучили закупку по продуктам. В другой раз был бы повар, не отравились бы двое рыбой перед игрой. Не надо возить, говорите? Если уж пошли на поводу у доктора, могли хотя бы довести, чтобы не ставить мне в вину чужое решение.

Последней каплей в краснодарском телефонном разговоре стала фраза: «Если не разберешься, можешь в Москву не возвращаться». Мне 50 лет, 30 из них отдал футболу, работал с чистой совестью, и вдруг мне закрывают въезд в Москву. Кто? Почему? Что я такого сделал? Мы 1:1 сыграли вообще-то, на втором месте шли.

— То есть одна искра — и все сгорело?

— Думаю, мой уход готовили, искали повод. В Краснодаре нашли. Поняли, что со мной можно разговаривать любыми словами, потому что замена найдена. Наверное, не так уж нужен был. Написал на прощание в общем чате: добрые слова приветствуются. Несколько молодых в личку ответили: «Спасибо, Палыч, за помощь». И все.

Сергей Якунчиков / Фото: © ПФК ЦСКА

— Правда, что была обратная ситуация, когда ваши подчиненные взбунтовались и не захотели работать под вашим началом?

— Было такое. Потому что выговаривал за дело. Один вышел из колеи в плане режима, причем не просто на работе — на матче, устроив скандал под трибунами. Другие питание не проверили перед игрой, пришли в столовую на 15 минут позже команды. Третьи на своем участке накосячили, выслушали, что положено. Закусились. Нажаловались, составив петицию. Гинер всех собрал. Стал расспрашивать, кто чем конкретно недоволен. Первый говорит: «Я просто так пришел, претензий не имею». Второй: «Я как все». Третий изложил суть претензий и услышал: «Правильно тебе напихали». Разговор шел примерно в таком ключе. В итоге Гинер всех угомонил, жалоба отправилась в корзину. В том числе и за это ему благодарен. Несколько человек позже подошли, извинились. В дальнейшем с большинством тепло общался.

— Леонид Слуцкий до встречи с Гинером тоже был вами недоволен?

— В целом нормально сотрудничали. Был момент, когда он пошел на поводу у одного моего подчиненного, который позволял себе лишнее на работе. До поры я его прощал. Потом не выдержал, говорю Бабаеву: «Нужен другой работник, нормальный». — «А ты мне на камеру его сними». — «Как вы себе это представляете? Вам моего слова мало?» В итоге тот попался на воровстве.

— Час от часу не легче.

— Продавал мячи, майки, бутсы, капитанские повязки на Avito вместе с еще одним деятелем, сейчас в «Родине» работает. В больших масштабах. Мне прислали скрины — целыми галереями выставляли. Списывали на том основании, что игрок якобы забрал экипировку себе. Я пометил аккуратно одну футболку, показал Бабаеву: «В этой майке Акинфеев будет играть в Монако. Потом она появится на Avito. Куплю и вам принесу, хотите?» — «Давай». Так все и вышло. Послал человека, он договорился, выкупил за 15 тысяч рублей в метро, заснял все аккуратно. Глянул — точно, мной промаркировано. Так и выявили утечку. Уволили обоих, но скольких нервов это стоило!

— Из ЦСКА ушли два помощника главного тренера. Про Алексея Березуцкого и Андрея Мовсесьяна тоже ползли слухи. Ваша версия — почему?

— Нет версии, я же не в команде. Но ситуация непонятная. Онопко проработал в ЦСКА больше 11 лет. Если что-то не так — вызови, поговори, предупреди, наконец. Человек сориентируется, перестроится, если хочет работать. Ладно бы сразу не подошел. Но если 11 лет все нормально, и потом вдруг не нужен, это как-то неправильно.

Тренер ЦСКА Виктор Онопко. / Фото: Дмитрий Паршин

— Слышал, у вас есть музыкальное хобби, связанное чуть ли не с балалайками.

— Балалайки ни при чем, но к музыке с детства неравнодушен, мечтал играть на барабанах. Спасибо Акинфееву — подговорил игроков, скинулись, подарили ударную установку. Привезли ее на базу, шум стоял такой, что охрана хотела МЧС вызывать. Отец играл на трубе в ВИА, дядька в военно-морском оркестре на саксофоне, так что к сцене я прикипел с малых лет. Есть у нее магический запах, такой, что тянет вернуться вопреки всему. Даже цель перед собой поставил: создать группу, дать один концерт и на этом закончить.

— Удалось?

— Да. Выиграли конкурс, выступили перед аудиторией в 700-800 человек.

— Что за конкурс?

— «Васильевский спуск». Бывший гитарист «Землян» Сергей Васильев придумал ездить по регионам и устраивать состязание местных групп. В конце концерта выступал сам. Мы напряженно готовились полтора месяца, репетировали три песни по два часа в день. Перед выступлением узнаю: двадцать минут назад стал дедом. Тут уж душа совсем развернулась. Вышли на сцену в армейских футболках и выиграли у себя в Коломне у шести или семи конкурентов.

Открыть видео

— А еще вы содержали футбольную команду.

— Имени Акинфеева, так я ее назвал. «СтАрс», любительский уровень. Гладя на то, что происходит в городе с официальным футболом, хотя бюджет у «Коломны» как в ФНЛ, хотелось иметь спокойную частную команду, за которую болели бы обычные люди. К сожалению, футболисты занялись не тем, чем нужно. Когда понял, что не искореню, пришлось свернуть проект.

— Ставки?

— Конечно. И ведь зарплату получали. Когда узнал, предложил: «Бренд мой, финансирование ваше. Из зоны А не вылетаете, ставите на свои победы и сами себя обеспечиваете. Устраивает?» — «Нет, так мы не готовы. Да мы и не ставили». — «Ну, конечно. Экспертов приглашал, они по минутам ваши жмурки разложили. Знакомые в электричке слышали, как вы 250 тысяч делили». В общем, накрылась идея. Хотя по именам команда была приличная и играла неплохо.

— Вы не только были зятем Валерия Непомнящего, но и могли стать тестем Игоря Акинфеева, правильно понимаю?

— Дочь с Игорем долго дружили, но зачем это ворошить. Он счастлив в браке, у нас отличные отношения.

— Валерий Газзаев всегда поднимал тост за Георгия Победоносца. Вам, знаю, ближе Сергий Радонежский. Как обстоят дела с религией в «Химках»?

— Как и положено — личное дело каждого. Кухарчук верующий, у него иконки в раздевалке. У мусульман своя история. Но в посты не голодают — к путникам и воинам Коран благосклонен.    

Читайте также: