Футбол

Скаут ЦСКА Денис Машкарин: «В Колумбии смирился с тем, что отдам все деньги, и даже попрощался с жизнью»

Скаут ЦСКА Денис Машкарин: «В Колумбии смирился с тем, что отдам все деньги, и даже попрощался с жизнью»
Денис Машкарин и Да Силва / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин
Экс-игрок «Зенита» и ЦСКА — о голе «Барсе», силе Семака, потенциале команды Ганчаренко и обнаружении Ахмеда Мусы.
  • В 18 лет воспитанник ленинградского футбола Денис Машкарин сменил «Зенит» на ЦСКА и уже вскоре забил «Барселоне» Кройффа на «Камп Ноу»
  • За молодежную сборную он играл против Зидана Тюрама, а в середине девяностых попал в «Торпедо», где из-за травмы колена пропустил два с половиной года
  • Вернувшись, Денис поучаствовал в выходе новороссийского «Черноморца» в Кубок УЕФА
  • До того, как стать скаутом ЦСКА, Машкарин несколько лет трудился агентом

«В аэропорту Боготы думали, что я наркоделец»

— Что самое трудное в работе агента?

— Постоянно надо решать проблемы своих игроков. Проблемы могут быть связаны с качеством игры футболиста, но я все равно должен отстаивать его интересы, искать ему команду. Он может быть уже не так востребован, но ты отвечаешь за него и в любой ситуации обязан быть на его стороне — прав он или нет. Однажды я понял, что уже не справляюсь с этим грузом ответственности.

— С какими игроками работали?

— Андрей Карпович из «Динамо». Алексей Померко из «Амкара». Было несколько игроков в школах «Локомотива» и ЦСКА. Одним из самых талантливых моих игроков был спартаковец Саша Козлов. В детстве он подавал очень серьезные надежды, но потом поменял агента, и карьера не заладилась. Саша не реализовал себя.

Александр Козлов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Скаутом ЦСКА вы стали после того, как привели из «Локомотива» защитника Лайонела Адамса. Как с ним познакомились?

— Он воспитанник питерского футбола. Ко мне обратились знакомые из Питера с просьбой устроить его в школу одного из московских топ-клубов. Я тогда плотно общался с «Локомотивом» и предложил его туда. После удачного просмотра его зачислили.

Через год-два партнеры Адамса стали подписывать профессиональные контракты. А его обделили, хотя он, на мой взгляд, тоже был достоин. После двух моих разговоров с директором школы «Локо» контракт так и не предложили, а ЦСКА предложил. Тогда Лайонел и его мама решили, что лучше перейти в ЦСКА.

— Он ездил на сборы с основой, тренировался у Слуцкого. Почему не заиграл в РПЛ?

— Возможно, психологически был не готов. Может, мастерства не хватило, не выдержал конкуренции.

— Как заметили Ахмеда Мусу?

— В 2011-м с тогдашним шеф-скаутом ЦСКА Антоном Евменовым отправились на молодежный чемпионат мира в Колумбию. Ехали целенаправленно за Жоэлем Кэмпбеллом из Коста-Рики. По нему Антон работал очень активно — и с родителями, и с агентом. Но вмешался лондонский «Арсенал», и опередить их в борьбе за Кэмпбелла было тяжело.

Зато, попав на два матча Нигерии, мы с Антоном выделили Мусу. Он нам очень понравился, дальше его просматривали в голландском чемпионате и зимой 2012-го решили покупать. Также в том чемпионате я отметил бразильского опорника Каземиро и колумбийского вингера Хамеса.

Марсело и Ахмед Муса / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Чем еще памятна поездка в Колумбию?

— В Боготе мне сказали обязательно пользоваться такси белого цвета, принадлежащим отелю. Объяснили, что в городе бывает много разбойных нападений на туристов. За три дня до моего приезда одного нашего туриста ограбили и убили.

После вечернего четвертьфинала Мексика — Колумбия было очень важно не садиться в желтое такси, потому что оно могло оказаться ненастоящим. Могли увезти и как минимум обокрасть. Я позвонил в отель и попросил прислать мне белое такси, но там ответили: «Это невозможно, у стадиона огромные пробки. Вы как-нибудь сами доберитесь».

Выбор был небольшой, и пришлось ловить желтое такси. Я ловил минут двадцать, никто не останавливался. Наконец с трудом поймал, поехали. Примерно помнил дорогу, но мы свернули в какой-то темный квартал. Я не понимал, куда меня везут, смирился с тем, что отдам часы, деньги и телефоны. Даже попрощался с жизнью. К счастью, таксист просто неправильно меня понял и отвез в другой отель. Когда, наконец, добрались, я дал ему большие чаевые.

Еще я постоянно путешествовал на матчи в другие города Колумбии. Видимо, из-за того, что часто летал, меня дважды отводили к специальной прозрачной ленте. На внутреннем рейсе и даже когда возвращался домой. Видимо, думали, что я наркоделец.

— Куда еще ездили просматривать игроков?

— Колумбия — единственная командировка для главной команды. Больше специализируюсь на детско-юношеском футболе и езжу по России. Клуб определил для меня эту зону ответственности, и мне интересно работать на перспективу. Если понадобится смотреть игроков для главной команды, с удовольствием этим займусь. Главное — приносить пользу своему клубу.

— Самые необычные переговоры с родителями футболиста?

— Переговоры всегда проходят в какой-то нестандартной обстановке. К каждому нужно найти свой подход и при большой конкуренции убедить выбрать академию ЦСКА. Например, за вратаря Злобина боролись со «Спартаком» и «Локомотивом», но все же убедили перейти к нам. После того, как провели переговоры с Иваном и его мамой, они поехали общаться с «Локомотивом». Потом я улетал в командировку из Домодедово и случайно встретил там Злобиных: «Сама судьба нас сводит — значит, надо выбирать ЦСКА». Они подумали и согласились.

— Кого еще перехватили у конкурентов?

— Недавние примеры — Тигран Аванесян из Калининграда и Кирилл Шехов из краснодарской «Кубани». Их звали многие топ-клубы, но ребята выбрали ЦСКА.

«Когда я уехал в Москву, «Зенит» добивался моей дисквалификации»

— Как вы попали в «Зенит»?

— В школе «Смена» занимался с четвертого по десятый класс — у тренера Александра Пронина. В то время он был моим наставником по жизни, вторым отцом. Контролировал учебу, давал дельные советы. Во многом благодаря ему я в шестнадцать лет заиграл в питерском «Динамо» во второй советской лиге.

Тренер «Динамо» — тоже Пронин, но Владимир, бывший вратарь — доверил мне место в составе, рядом с двадцатилетними призывниками. Я приносил пользу, забивал. Очень скоро меня заметил «Зенит».

— Каким был «Зенит» тридцать лет назад?

— Материальная сторона была не та, что сейчас. Тогда клуб финансировался городом, мы получали небольшие зарплаты, но нами больше двигало желание развиваться. Мне повезло попасть в «Зенит» на стыке двух поколений и поучиться у чемпионов СССР 1984 года — Желудкова, Бирюкова, Ларионова, Долгополова, Захарикова. Деньги на тот момент стояли на втором месте.

— «Зенит» не хотел вас отпускать?

— Была непростая ситуация. Я был в призывном возрасте, имел отсрочку от армии, но в ЦСКА меня позвал лично главный тренер Павел Садырин, только что выигравший чемпионат и Кубок. Отказываться от перехода на более высокий уровень было бы неправильно. Когда я уехал в Москву, «Зенит» добивался моей дисквалификации, но в итоге клубы договорились, и я спокойно играл за ЦСКА.

— К тому времени вы уже перешли из средней линии в защиту?

— Юрий Морозов чаще всего ставил меня в «Зените» последним защитником, но Садырин в ЦСКА использовал в основном как опорного хавбека. По «Смене» и «Динамо» мне эта позиция была хорошо знакома.

— Как вы попали на «Камп Ноу» за полгода до игры с «Барсой» в Лиге чемпионов?

— Во время сборов в Испании мы поехали на матч «Барсы» с киевским «Динамо». Команда Кройффа устроила фейерверк голов, и, когда нам досталась «Барса», в памяти сразу всплыл тот матч.

— Чем запомнился московский матч с «Барсой»?

— Неимоверной поддержкой наших болельщиков в «Лужниках». Подсказываешь партнеру, который в двух метрах от тебя, а он не слышит. Такой стоял гул на стадионе. Он добавлял эмоций и адреналина. Несколько наших болельщиков добрались и до Барселоны — бурно приветствовали нас после победы.

— На стандартах вы тогда боролись с защитником Надалем?

— Да, и в Москве, и в Барселоне. В ответной игре он подключился на угловой и забил из-под меня. Я немножко неправильно сыграл в том эпизоде. Во втором тайме Надаль получил травму. Пока ему оказывали помощь, меня опекал на угловом полузащитник Бакеро. Атакующий футболист, он неправильно меня закрывал и дал оторваться. Я без помех сравнял счет.

Фото: © Личный архив Андрея Гашкина

— На «Камп Ноу» вы при счете 2:2 могли сделать и дубль?

— Передача шла мне под неудобную ногу, так что неизвестно, попал бы я по воротам. А Дима Карсаков исполнил здорово — забил великолепный гол пяткой.

— Какие у вас были предложения из Европы?

— Когда мы играли в Лиге чемпионов (скорее всего, после победы над «Барсой»), в ЦСКА насчет меня обратились французский «Метц» и бельгийский «Брюгге». Клуб посчитал, что уезжать мне еще рано, что я еще принесу пользу ЦСКА. Вот и не продали.

— На что потратили премию за победу на «Камп Ноу» — около двадцати пяти тысяч долларов?

— После победы я немножко приценился к квартирам в Москве. За двадцать пять тысяч долларов можно было купить двухкомнатную квартиру в Строгино. Но премиальные нам выплачивали около года. За это время произошла инфляция. Жилье в Строгино подорожало вдвое. Поэтому я купил родителям хорошую квартиру в Питере, в районе Удельной.

— Через пять лет после «Барсы» вы забили «Осеру» в Кубке Интертото. Какой свой гол вспоминаете чаще?

— Если брать все мои голы, то — на последней минуте московскому «Динамо» осенью 1996-го, когда мы вырвали волевую победу. Но «Осеру» — тоже неплохой мяч. Мне со штрафного откатил Дима Хохлов, и получился сильный, хлесткий удар в угол. В матче с «Динамо» тоже ассистировал Хохлов — тогда он выдал ювелирно-точную передачу на ход.

— Как победа над «Барсой» отразилась на игроках ЦСКА?

— Может, где-то переоценили свои возможности. Я думал, что таких «Барселон» будет еще много. Что будем постоянно играть в еврокубках. Будем обыгрывать грандов. На деле получилось немного иначе. В середине девяностых немного поиграл в Кубке УЕФА с ЦСКА, но, конечно, ожидал от карьеры большего.

— Как на игроках ЦСКА Ганчаренко сказались победы над «Реалом»?

— Главное: те победы показали серьезный потенциал нашей команды. Если молодые игроки будут двигаться в правильном направлении — добьются с ЦСКА больших побед. Думаю, перспективы этого состава очень хорошие.

— Какой матч группы ЛЧ-92/93 вызвал самые сильные эмоции?

— С «Рейнджерс» в Глазго. Для первого места им нужно было не только выиграть, но и забить побольше голов, так что они были очень заряжены на победу. Была напряженная атмосфера, сумасшедшая поддержка шотландских болельщиков. Мы много отбивались, в воротах удачно играл Евгений Плотников. В конце матча мы имели пару хороших моментов, но не реализовали их, и закончили вничью.

— Каково было проводить домашние матчи в Берлине и Бохуме?

— Как дома мы себя точно не чувствовали. На трибуны нагоняли солдат, но это совсем не те болельщики, что были бы в Москве. Казалось, что играем на нейтральном поле. Уверен, в «Лужниках» мы бы набрали больше очков. Нам не хватило своего поля. И все же мы и в Берлине не уступили «Марселю», который состоял из звезд: Абеди Пеле, Бокшич, Боли, Дешам, Добровольский.

— В Марселе проиграли 0:6 в том числе из-за отравления. Оно на вас сказалось?

— Я по себе ничего не ощущал, но некоторые ребята и правда чувствовали недомогание.

— В 1994-м вы играли в четвертьфинале молодежного Евро против Франции с Зиданом, Тюрамом и Дюгарри. Как впечатления?

— Мы проиграли оба матча (0:2 и 0:1), и в то время мне больше запомнился нападающий «Нанта» Николя Уэдек, забивший нам второй мяч во Франции. Он в то время блистал. Даже Зидан не настолько выделялся — в играх с нами еще не был похож на суперзвезду.

«ЦСКА нужно одно-два серьезных приобретения в центральную зону»

— В 1995-м вы могли вернуться в «Зенит»?

— Была попытка вернуться. Это произошло больше по инициативе менеджмента «Зенита». Они тогда играли в первой лиге и стремились вернуться в высшую, но в последний момент мы не сошлись, и я вернулся в ЦСКА.

Мы удачно начали сезон-1995: много забивал мой ровесник Владимир Лебедь, игравший потом и за «Зенит». Очень веселый парень, всегда был заводилой в нашем коллективе.

— Как на следующий год встретили бразильцев — Самарони и Леонидаса?

— Любые иностранцы тогда были в новинку — особенно бразильцы. Самарони — очень общительный, приятный парень. Мы быстро нашли общий язык в жизни и на поле. Я учил его нашему быту и языку. Он стремительно все схватывал. Быстро — по сравнению с Леонидасом — заговорил по-русски, влился в нашу компанию и стал понимать шутки.

Леонидас в основном проявлял себя на поле — в то время в чемпионате не было такого техничного плеймейкера. Он мог и здорово ассистировать, и забивать. Очень хорошо исполнял стандарты.

Экс-футболист «Терека» Леандро Самарони / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

— В 1996-м ЦСКА мог стать чемпионом?

— Нам по ходу сезона поставили задачу выиграть чемпионат. У нас были все шансы. За три тура до финиша шли вровень с «Аланией» и «Спартаком». Но, увы, проиграли в Калининграде «Балтике». Психологически та игра нас надломила. Мы уступили еще и аутсайдеру «Черноморцу» — болельщики тогда очень разозлились и выбежали на поле.

— Как переживали разделение ЦСКА после того сезона и почему ушли с Тархановым в «Торпедо»?

— Я очень не хотел покидать ЦСКА, но уже обзавелся семьей и не имел своей квартиры в Москве. За пять лет, что я провел в ЦСКА, жилье получили все игроки, кроме меня. Мне тоже обещали, но почему-то не давали. «Торпедо» же сразу предложило квартиру, и я больше не хотел ждать, когда ЦСКА выполнит обещанное.

— Квартиру не получили из-за того, что слишком активно требовали у начальника ЦСКА Мурашко премии за победу на «Камп Ноу»?

— Была такая история, но не хочу вдаваться в подробности. Важно то, что я просил не только для себя, а выражал мнение всей команды.

— В «Торпедо» вы сотрудничали с еще одним ярким бразильцем — Карлосом Алберто. Чем впечатлял?

— Обладал очень хорошим дриблингом. Легко обыгрывал одного-двух соперников. Забивал не так много, но часто обострял, делал опасные кроссы с фланга. Мобильный и техничный футболист.

— В первой половине-1997 «Торпедо» шло в лидерах — обыграло «Спартак», «Аланию», ЦСКА. Что потом испортилось?

— Как раз в победной игре со «Спартаком» я порвал крестообразные связки. Долго лечился, много времени проводил в больницах и не знаю, с чем связан спад.

— Почему долго лечились?

— На первой операции в ЦИТО удалили только мениски, хотя нужно было оперировать и кресты. Доктор сказал: «Приходи через полгода». Не знаю, почему он не сделал все за один раз. Мне пришлось полгода бегать, по сути, на одной ноге, а потом опять ложиться на операцию. Это навредило моей карьере.

— Почему оперировались в Москве?

— Лечение в Германии стоило в разы дороже, к тому же доверяли ЦИТО — все-таки там помогли многим спортсменам. Но из-за того, что операцию провели в два этапа, я почти сезон играл на уколах, с порванной крестообразной связкой: стирались хрящи, в колене был постоянный дискомфорт. Оно постоянно опухало, и я не мог полноценно тренироваться. Перед каждой игрой откачивали жидкость.

— Потом из-за травмы вы не играли два года. Что тогда чувствовали?

— Психологически было очень тяжело. Я был еще довольно молод, но надолго остался без любимой игры, общения с партнерами, без ритма жизни и эмоций, к которым привык.

— Вы удачно вернулись в высшую лигу с «Черноморцем». Как та команда вышла в Кубок УЕФА?

— Секрет в хорошей селекции. Опытные футболисты плюс отличная молодежь (Попов, Кузьмичев). К тому же Байдачный так здорово подготовил команду на сборах, что мы хорошо себя чувствовали даже в жару — в отличие от московских команд, которые вставали через двадцать-тридцать минут. Потому мы их обыгрывали.

— Что за травму получили в конце карьеры?

— Я играл за казахстанский «Тобол» и в середине первого круга в верховом единоборстве получил сотрясение мозга. Выпал на месяц. За это время сменился тренер. Команду реформировали. Я понял, что больше не нужен, и уехал в Россию.

Денис Машкарин и Владислав Радимов / Фото: Личный архив Дениса Машкарина

— В чем ваш бывший партнер по ЦСКА Семак сделал «Зенит» сильнее?

— Он благодаря селекции создал сбалансированную команду. Привил ей свой стиль и добился чемпионства. С годами Сергей будет обрастать опытом. Думаю, зарекомендует себя и на европейском уровне.

— Как относитесь к тому, что воспитанник ЦСКА Караваев играет за самого сильного конкурента?

— Хочется, чтобы лучшие воспитанники играли за наш клуб, но у каждого футболиста своя судьба. В ЦСКА он в свое время в основной состав не пробился, а после нескольких лет в Европе выиграл конкуренцию в «Зените» у Смольникова. Конечно, такой футболист пригодился бы сейчас и нашему клубу.

— Что нужно сделать ЦСКА, чтобы бороться с «Зенитом» за чемпионство?

— Думаю, одно-два серьезных приобретения в центральную зону. Это добавит силы. А в остальном мы неплохо укомплектованы молодыми футболистами. По потенциалу команда очень хороша.

ЦСКА — Зенит. Тинькофф Российская Премьер-Лига. 23 тур

Прямая трансляция матча «Зенит» — ЦСКА — в 18:25 на канале МАТЧ ПРЕМЬЕР и нашем сайте.

Читайте также: