Футбол

У самой известной футболистки России очень колоритный отец: весь в татуировках, снимается в сериале, ведет блог

Интервью с Алексеем Карповым – о качалке, службе в милиции в 90-е, актерстве и дочери Надежде.

Игрок испанской «Севильи» Надежда Карпова является самой известной футболисткой в стране. Она была единственной девушкой в списке «Их выбрал Месси», имеет более ста тысяч подписчиков в инстаграме, участвует в фотосессиях для модных журналов и часто дает громкие интервью. При всей популярности и футбольных скиллах в сборную России ее давно не вызывают. Об этом Matchtv.ru поговорил с ее отцом — Алексеем Карповым.

Также в этом интервью:

Фото: © личный архив Алексея Карпова

«В 90-е все, кто в спорте, были либо бандиты, либо менты»

— Всегда были таким накаченным?

— У меня папа был мастером спорта по велоспорту, поэтому я с детства занимаюсь. Начинал с футбола. Выступал за «Нефтяник», а затем за «Шинник». У нас была неслабая команда. В ней играл Женя Бушманов. Он — мой одноклассник. После футбола еще поиграл в хоккей с мячом. Мы жили рядом со стадионом «Шинник», поле которого зимой заливали. Там проводила матчи команда «Дизельаппаратура». Я за нее еще года полтора поиграл.

— Почему с футболом закончили?

— Это было больше любительским увлечением. Из той команды только три человека продолжили: Женя Бушманов, Андрей Жиров и кто-то еще из мальчишек. Остальные завязали. Я надежд не подавал и не был мотивирован куда-то дальше идти в этом направлении. Тогда перспективнее считалось быть военным, чем футболистом. Ушел в военное училище, где увлекся армейским рукопашным боем.

А в качалке занимался с десятого класса. Тогда они были в подвалах. Ходил с друзьями в одну из таких. Там были тренеры — а-ля бандиты. Не буду называть фамилии. Мы начали заниматься, и это прошло через всю жизнь. У меня в машине сейчас лежат гантели и гири моего отца. На них стоит цена — 1 рубль 50 копеек. Все идет из детства. Когда ты видишь, что твой отец занимается спортом и увлечен этим, то у тебя другого не остается. У меня дочь занимается футболом, сын — хоккеем. Мы все в спорте. Качалка — это мой образ жизни.

https://www.instagram.com/p/B3Y_TgIFlii/?igshid=sr9g1vv6sci1

— Сколько времени проводите в зале?

— Часа по 2,5 каждый день без выходных. Конечно, иногда не получается. Сейчас залы закрыты. Утром, например, побегал и позанимался на турниках. Вечером взял сына и его друга и их еще на турниках потренировал. Так мы время и проводим.

— Сказали, что качалка — это образ жизни. Как себя чувствуют качки во время карантина, когда все залы закрыты?

— У меня практически ломка, как у наркоманов. Тело уже привыкло к нагрузкам и должно получить определенную дозу этого адреналина. Поэтому к вечеру начинает ломать.

— Есть расхожий стереотип, что в 90-е годы многие спортивные ребята имели отношение к бандитским группировкам. Как было у вас?

— Да, все, кто в спорте, были либо бандиты, либо менты. После военного училища я как раз пошел работать в милицию. Был вариант уйти в другом направлении. Ко мне подъезжали ребята, с которыми я рукопашкой занимался, предлагали. Сейчас многих из них уже нет в живых. Но я ушел туда, куда ближе душа лежала. Меня по-другому воспитывали. Не сожалею о том выборе ни грамма. Отработал на службе восемь лет.

— Расскажите какую-нибудь дикую историю из времен, когда вы работали милиционером?

— Очень много историй. Например… Нет. Сейчас подумаю, какая полегче, чтобы ее не вырезали. Однажды по рации была заявка: девушка в подъезде кричит, что ее насилуют. Я был командиром подразделения. В считанные минуты подогнал три экипажа. Из подъезда вылетает компания молодых людей. Им лет по 16-17. У меня после этого случая кличка была Чапаев, потому что в 90-е офицеры ходили зимой в таких длинных дубленках. И я в этой дубленке с дубинкой в правой руке побежал и начал всех косить, как шашкой, одного за другим. Но в результате девушка оказалась просто выпившей, и вообще сказала, что менты — козлы. Мы часть ребят поймали, и я чисто в воспитательных целях им немножко по задницам надавал, чтобы не хулиганили в подъезде и не приставали к своей пьяной подружке.

Или один раз женщина вызвала милицию, что ее мужа бьют. Мы прилетаем, а там один мужик дубасит другого. Я валю того, который сверху, а женщина кричит: «Это мой муж!». Говорю: «Так это он бьет, а не его». Много всего прикольного было. Но, конечно, все это граничило с жуткими историями. У меня друга, старшего уполномоченного по особо важным делам, ножом в сердце зарезали, другого тоже убили. Жизнь есть жизнь. Вспоминается в первую очередь хорошее. Как раз в 90-е родилась Надя. Выросла очень боевая девчонка, целеустремленная. Я всем рассказываю, что она ходить научилась сама. Я ей руку даю: «Надюш, давай со стульчиком», а она руку убирает. Представляете? Все старалась делать сама. Родилась практически в спортзале. В свой первый приход туда сломала беговую дорожку и головой разбила фанерную стенку. Просто поставила дорожку на самую высокую скорость и вылетела с нее.

https://www.instagram.com/p/B-2ERHPp2bq/

— Реально было быть честным милиционером в 90-е?

— Конечно, реально. Тогда было проще. Не было таких больших соблазнов. Все равны и как на ладони. Утаить что-то было сложно. Совсем другая система, чем сейчас. Я одно время работал следователем, и надо мной была куча надзорных органов. Все открыто. Плюс мы жили все как одна большая семья, отдыхали вместе. Например, у меня была машина Opel Kadett Karavan. Все знали, откуда она у меня, как я ее купил, какого она года. Невозможно было что-то иметь, чтобы кто-то не знал. Это сейчас может считаться нормальным, что полицейский едет на крутой машине. Тогда бы меня парни просто зассали на морозе, что я не такой как все.

— Почему ушли из милиции?

— Так как я был принципиальным товарищем, меня знали многие главы районов города. Глава администрации Ленинского района предложил должность помощника по координации деятельности правоохранительных органов. Я дал добро, уволился из милиции и перешел в чиновники. Затем работал заместителем администрации центрального района города по безопасности и правопорядку, был заместителем мэра города Рыбинска.

«Когда был заместителем мэра города, меня спрашивали: «Ты его охраняешь?»

https://www.instagram.com/p/B5K7nkllyjl/

— У вас есть в инстаграме фотография из 2011 года. Там у вас на теле нет ни одной татуировки. С чего вдруг все поменялось?

— Тогда я был на госдолжностях и не мог себе позволить татуировки. Затем, когда ушел и начал заниматься бизнесом, то меня повело. В жизни бывают моменты, когда тебя психологически подламывает. Начинаешь задумываться: что дальше? Видимо, настал кризис среднего возраста. Не знаю. Мне давно хотелось это сделать. У меня татуировки православные и старославянские. Кто-то скажет, что языческие. Есть надпись на левой руке: «Без прошлого нет будущего». Я уважаю веру своих предков и не собираюсь от нее отрекаться. Каждая татуировка со смыслом. Например, архангел Михаил у меня с мечом вниз, то есть не воинствующий. Татуировки про веру, добро, счастье, здоровье. Видимо, долго к этому шел. Думаю, если бизнес встанет хорошо на ноги, то вообще шею забью.

— Фейс-тату не хотите?

— Нет. Меня это вообще не привлекает. У нас неоднозначно принимают это дело. Влияет, когда общаюсь по бизнесу. Поэтому стараюсь надевать рубашку, чтобы татуировки не было видно.

— Люди часто набивают имена детей. У вас есть?

— Конечно. «Надежда» и «Петр» на правой руке. Как раз над ними стоит архангел Михаил.

— Ваша любовь к татуировкам передалась Наде?

— Это от Нади ко мне. Первая татуировка появилась у нее. Она написала на левой руке «Бог видит все» на английском. Ее мама не знала. Мы сходили с Надей и сделали. Ее одну не пускали. Сказали, чтобы только с мамой или папой приходила. Так что она первая начала. Сейчас иногда ходим с ней вместе. Последнюю ее татуировку делали как раз в Ярославле.

— Насколько я понял, в сериал «Фитнес» вы попали благодаря актеру Роману Курцыну («Я худею», «Семь ужинов», «Гуляй, Вася!»). Как с ним познакомились?

— Мы с ним постоянно завтракали в одном месте в Ярославле. Просто «привет-привет». Потом начали вместе заниматься. Он тогда был начинающим актером. Сейчас стал очень известным. Я его очень люблю, ценю и уважаю. Он — пример для всех, в том числе для меня. Я в себе иногда вижу какие-то плохие черты, а Ромка, засранец, просто какой-то идеальный чувак. А с каким рвением он ходит в зал. Я не знаю в России артистов с такими данными. При этом он классный актер. Раньше я к нему относился как к дружбану, даже фильмов его не смотрел. В последнее время начал. Просто потрясающе играет.

https://www.instagram.com/p/B5-afQ6pNb-/

— Вам не кажется, что из-за своей фигуры он стал заложником образа качка-красавца?

— Иногда ему тоже кажется, что он заложник этого всего. Но Ромка многогранен. Он же не делает свою форму для чего-то. Это его жизнь, это ему нравится. Знаю, что если ему скажут похудеть для роли, то он похудеет. Если потолстеть — потолстеет. Вы бы видели, как он тренируется все время до изнеможения. Каждый раз до предела, каждый подход — как последний. Наша нынешняя молодежь не умеет выходить за пределы. Надя, кстати, может иногда. Как говорит тренер из «Севильи»: любой спорт, любая игра — это страдание. Нужно страдать, чтобы были результаты.

— Как в итоге попали в сериал?

— Я приехал с Ромкой чисто на одну сцену. Должен был сыграть роль обычного качка в фитнес-клубе, что-то взять и выйти из кадра. На меня посмотрел режиссер и сказал: «Ты где его нашел?». Говорит мне: «У меня для тебя есть роль». Это роль Вадика, охранника хозяйки клуба Беллы, которую играет Светлана Камынина. Я ее знал по роли Кисегач из сериала «Интерны». Был просто шокирован. Вдруг попал в совершенно другой мир. Представляете, что значит для меня играть в одном кадре с Мишей Трухиным? Я помню, как в 90-е мы сидели в дежурке, ждали вызовов и смотрели «Улицу разбитых фонарей», где он играл. Это просто отвал башки. У меня это даже перешло в работу, потому что кино, на самом деле, — это большой труд. Мало того, что я постоянно езжу из Ярославля в Москву: 260 километров в одну сторону, 260 — в другую. Так еще съемочный день тяжелый. Я после них отхожу дня два-три. Мне еще повезло, что роль без слов. Так вдвойне было бы тяжелее. Но это сказка, в которую я попал.

— Ваш персонаж похож на вас?

— Меня всегда воспринимали, как этого персонажа: молчаливого и сурового. Даже когда был заместителем мэра Рыбинска, спрашивали: «Ты его охраняешь?». А я был его замом. Видимо, моя внешность за меня говорила. По натуре я добряк. Даже ник в инстаграме «Alekseidobro». Да, бывали разные моменты. Могу быть плохим, когда нужно. Добро должно быть с кулаками. Но нужно постараться, чтобы вывести меня из себя.

— До этого был актерский опыт?

— Я снимался в фильме «Профессионал», который шел по НТВ. Тоже с подачи Ромки. Играл охранника-сутенера. Меня в концовке вырубила женщина — выколола глаз рукой. Было смешно. Но там все быстро прошло, всего два съемочных дня.

— В кадре стеснения не чувствуете?

— Оно довольно быстро пропало. Чувствую себя комфортно. Один раз я ходил на пробы на ТНТ. Там попал в ступор. Нужно было выучить фразу по-норвежски и сказать ее в камеру. Я немножко стушевался, поэтому не прошел. Но все равно прикольно в почти полтинник открывать в себе какие-то новые ощущения.

https://www.instagram.com/p/B983Vvvp0Yv/

— На улице стали узнавать?

— Немного. Дети в «Макдональдсе» узнали. У нас город относительно небольшой. Меня, в принципе, знали, потому что я всю жизнь в нем проработал на разных должностях. Плюс знают как отца Надежды Карповой.

— Вы с Романом не так давно запустили youtube-канал. Зачем это вам?

— Мы от этого кайфуем. Сделали его не для получения бабла или известности. Ромке известности хватает, меня она не прикалывает. Просто делаем то, что нравится. Смотрим, что с каждым сюжетом получается все лучше и лучше, и от этого получаем удовольствие. Мы немножко тратимся на оператора. Но это копейки. Зато получаем такую обратную связь. Люди пишут мне и Ромке: «Спасибо! Это другой контент». Сейчас смотришь, что делают другие, и окунаешься в 90-е: кто кому рожу набьет. Только у нас это было не хайпово, нас не снимали, просто жизнь была такая. А сейчас это все напоказ. Мне больше нравятся добрые люди, а не хамье. Хочется, чтобы люди были добрее, занимались спортом, собой, детьми.

— Как придумываете контент?

— А мы не придумываем. Это наша жизнь. Например, выпуск про прорубь. Я действительно в ней купаюсь уже 19 лет каждую зиму, иногда по два раза в неделю. Это никакая не придумка. Как мы живем, то и снимаем.

«Надя очень переживает, что ее не вызывают в сборную. Но со мной старается этой темы не касаться»

— Как дочь относится к вашим съемкам в сериале и блогу на youtube?

— Очень позитивно. Я даже не ожидал от нее, потому что Надя любит покритиковать. Тут она хорошо отреагировала. Смотрит, нравится. Правда, ей вообще не до этого. Очень много тренировок, очень много перелетов. Когда она попала в Испанию, то не знала языка, жила одна в квартире, не было никого знакомых в радиусе двух тысяч километров. Это было очень трудно. Сейчас уже привыкла, пообтерлась, знает английский, испанский и немного французский. Уже комфортнее, чем в начале.

Фото: © личный архив Алексея Карпова

— Футбол — это часто не то, чего хотят отцы для своих дочерей. Как вы воспринимали?

— Никто не думал, что это будет серьезно. Я положительно отнесся к футболу, потому что до этого она занималась экстремальными роликами, была одной из лучших в России. У нее все время коленки и локти были сбиты, вечно кровища. Я люблю, когда человек занимается спортом. Поэтому старался, чтобы у Нади были лучшие коньки, возил в Москву на тренировки, нанимал автобус для всей команды, чтобы они могли поехать на какие-то соревнования. Когда она попала в футбол, то подумал, что хорошо, что роликов будет меньше. Она постоянно была в синяках. В футболе меньше травм.

— Когда впоследствии это стало перерастать во что-то серьезное, у вас протеста не было?

— Нет, конечно. Она живет футболом. Я завидую тем людям, у кого есть интерес к жизни через футбол, через рыбалку или что-то еще. Был доволен, что у меня ребенок занимается спортом. Без разницы — футбол или хоккей. Помню, в одном матче счет был 5:0. Все пять забила Надя. Это же прикольно.

— Она рассказывала, что до контракта с adidas вы постоянно присылали ей деньги. Как-то старались ее воспитывать так, чтобы она не выросла мажоркой?

— Она ей не была никогда. Я не был богатым. Когда занимал должность заместителя мэра, то она уже уехала из Ярославля, а тренировалась в Подмосковье. Жила в таких убогих квартирах. Я приезжал и думал: «Нафига?». Единственное, всегда более-менее кушала. Я и моя мама присылали ей деньги на еду. Иногда она стеснялась их брать. Ела всякие «дошираки» Я говорил: «Пойми, мы как машины. Если ты не поешь нормально, то себя не заправишь, не побежишь». Только тогда поняла, что надо нормально питаться. Иногда приезжал и покупал ей с подружками, с которыми она жила, две большие тележки еды на неделю.

— Был момент, когда она сказала: «Папа, дальше я сама?»

— Такого не было. До сих пор иногда чуть-чуть помогаю. Думаю, после переезда в Испанию мне стало намного проще. Все-таки там девчонки больше получают. В России платят мало, а жизнь очень дорогая, особенно в Москве. Девчонки, которые занимаются футболом, — просто фанаты своего дела. Они делают это не ради денег и славы. Они больны футболом. Мне это нравится. Я сейчас смотрю чемпионат Испании и восхищаюсь, как там играют. Очень красиво. Наши мужчины просто курят в сторонке. Тем более девчонки эмоциональнее. Готовы просто убить друг друга. Такие зарубы бывают. У моего сына сильный характер. Тоже, как Надя, чуть что — сразу всполыхнет. Я люблю, когда с эмоциями подходят к любому виду спорта.

Фото: © личный архив Алексея Карпова

— Надя несколько раз материлась в публичном поле. Как вы на это реагировали?

— Совершенно ровно. У нее это происходит органично. Она такая, какая есть. Ее не переделать. Например, сын Петя, возможно, даже не умеет ругаться матом. Он, видимо, в жену. А Надя может. Это эмоции. Я не вижу ничего плохого. Можно красиво говорить, но совершать плохие поступки. А можно ругаться матом, но быть порядочным человеком. От Нади никогда не услышишь про девчонок, что кто-то в команде лучше или хуже. Мне нравится, что она никогда никого не обсуждает. Может прямо в лоб сказать, но не за спиной.

— Погодите, но ведь ее, кажется, не вызвали однажды в сборную, когда она кого-то как раз обсуждала в прямом эфире инстаграма.

— Нет. Там было не так. В сборную ее не один раз не вызывали, а вообще в последнее время. Для меня это странно, когда не берут человека из Ла Лиги, которого несколько раз признавали лучшим игроком тура. Видели, какие голы она забила «Эспаньолу»? Или когда никто не может забить «Барселоне», а она это делает? При всем при этом в сборную не берут. Либо в этой сборной все великолепно, что они не нуждаются в таких игроках, либо все очень плохо. Могли хоть какую-то причину назвать, почему не берут.

Я патриот своей страны. Такими же вырастил своих детей. Знаю, что для Надьки это большая честь. Понимаю, что она очень переживает, что ее не вызывают. Когда я начинаю разговаривать с ней по этому поводу, она говорит: «Пап, давай не будем об этом». Старается вообще темы не касаться.

Она была нужна «Валенсии», сейчас нужна «Севилье», а в своей стране не нужна… Не могу понять. Конечно, тренерскому штабу виднее. Но Надя играет на высоком уровне. Почему это происходит?

— Не пытались сами разобраться? Вмешаться?

— Вы просто Надю не знаете. Она все делает сама. Я даже не знал, что она в Валенсию едет или в Севилью. У нее своя жизнь, свои планы. Я доверяю ей полностью. Вдруг я, предположим, ошибусь в своем совете, а потом ей хуже будет. Она идет своей дорогой, живет футболом. Ей лучше знать.

— На матчи в Испанию летаете?

— К сожалению, ни разу не был в Испании. Занимался бизнесом. Она мне скидывает ссылки, я смотрю. Она потом спрашивает: «Ну как?». Тут могу что-то посоветовать. Не по тактике, а по физике, чтобы это шло не вразрез с установками тренеров.

https://www.instagram.com/p/B7vfzgvIRJW/

— Где она сейчас?

— Уже практически месяц сидит дома в Севилье. Выходит с собакой погулять и в магазин один раз в три дня. У них установили очень жесткий график. Идут тренировки онлайн, проходят занятия с тренером по физподготовке. Тяжело всем девчонкам, но они сидят и не выходят. Сейчас, если скоро выпустят, то надо будет вкатываться, опять много работать. Она была в очень хорошей физической форме до карантина. Просто машина. Даже приезжала в Ярославль. Мы занимались кросс-фитом, делали тренировки на выносливость, чтобы поддерживать форму. Теперь надо будет снова все восстанавливать.

— Смолов отпросился у «Сельты» и улетел из Испании в Москву. Не хотите забрать Надю оттуда такими же путями?

— Нет, конечно. Вы поймите, что Надя другая. Она очень самостоятельный человек, который не хочет быть слабой. Та же история с невызовом в сборную. Я понимаю, что ей жутко неприятно, но она этого никогда не покажет. Любые трудности делают человека сильнее. Это прописные истины. Я прекрасно понимаю, что ей очень тяжело приходится морально и физически, но это большой спорт. Надя очень сильная. Мне кажется, что она многого достигнет.

Читайте также: