В семейном отеле Сантер часто останавливаются биатлонисты, но Бьорндалену будут не рады – возникнут проблемы с бывшей тещей

В семейном отеле Сантер часто останавливаются биатлонисты, но Бьорндалену будут не рады – возникнут проблемы с бывшей тещей
Уле-Айнар Бьорндален / Фото: © Sven Hoppe / dpa / Global Look Press
Натали Сантер – о семейном отеле, Уле-Эйнаре, Доротее и коронавирусе.

До того, как на Кубке мира появилась Доротея Вирер, самой известной и успешной итальянской биатлонисткой была Натали Сантер. В сезоне 1993/1994 она заняла второе место в общем зачете Кубка мира. Правда, на главных стартах у Натали не получалось. В ее коллекции нет ни одной медали чемпионатов мира и зимних Игр (хотя она выступала на пяти Олимпиадах). Узнаваемости ей добавляли не только результаты, но и брак с Уле-Эйнаром Бьорндаленом. Они сыграли свадьбу в 2006 году и прожили вместе шесть лет.

Корреспондент сайта «Матч ТВ» Михаил Кузнецов связался с Натали и узнал, чем она сейчас занимается. Главной темой для разговора стал отель ее семьи в Тоблахе и то, как он выживает во время пандемии коронавируса. В этом интервью:

Натали Сантер / Фото: © Clive Mason / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

«Когда мы жили с Бьорндаленом в отеле, то он всегда проверял, чтобы все было чисто»

— С чего началась история отеля?

— До того, как мой отец открыл отель, у нашей семьи было что-то типа фермы с тремя-четырьмя комнатами для гостей. Моя мама из Бельгии. У нее на родине был ресторан и отель. Папа перенял ее опыт и вместе они построили Hotel Santer. Сначала он был совсем маленьким, но со временем становился все больше и больше.

— Сколько ему лет?

— Уф-ф-ф. Думаю, что примерно 50-55.

— И ваш отец был одним из основателей лыжного стадиона Nordic Arena. Как он появился?

— В Тоблахе существовал лыжный клуб. В нем проходили Pustertaler Ski Marathon и тур Тоблах-Кортина. Папа работал в оргомитете этих двух гонок. Он часто контактировал со спортсменами и стал приглашать их остановиться в нашем отеле. Затем стал получать от них много хороших отзывов о Тоблахе и отеле. Думаю, поэтому он заинтересовался созданием Nordic Arena. Раньше это был маленький стадион без какой-либо инфраструктуры вокруг. Однажды к нам в отель приехал архитектор. Мой отец обсудил с ним постройку новой арены, а потом рассказал о своей идее представителями Международной лыжной федерации. Так и появилась Nordic Arena.

https://www.instagram.com/p/B9eNbD_Josx/?igshid=2lgqpbsk5nge

— Вы выросли в отеле?

— Да. Это было одной из причин, почему я начала заниматься лыжными гонками. Прямо за дверью отеля были отличные возможности для тренировок. Вначале мы с сестрами занимались не так часто. Но с возрастом тренировок становилось больше. Когда я в 17 лет попала в национальную команду, то уже тренировалась по два раза в день.

— Каково жить в отеле?

— Как и у всего, в этом есть положительные и отрицательные стороны. Хорошей стороной было то, что у нас всегда было много общения с людьми. В отель приезжали туристы со всего мира. Я постоянно играла с детьми из разных стран. Это было интересно. Но с другой стороны, родителям было сложно провести с нами выходные.

— Вы помогали им в детстве?

— Да. В младшем возрасте я даже получала от них небольшие деньги за эту помощь. Когда подросла и начала усиленно тренироваться, то времени на это уже было не так много. Интересы сдвинулись в сторону спорта.

— А как вы помогали? Убирали в номерах?

— Обычно мы мыли стаканы в баре, помогали в готовке завтрака для гостей.

— Мне однажды довелось быть в Тоблахе. Это же не очень далеко от Антхольца…

— Да. Это и стало одной из причин, почему я начала заниматься биатлоном. Один мужчина из Антхольца обратился к моим родителям. Он сказал, что ищет хороших лыжниц для подготовки к Олимпиаде-1992. Спросил меня, не хочу ли попробовать биатлон. Я согласилась, попробовала, начала показывать хорошие результаты и в итоге оказалась не на одной, а на пяти Олимпиадах.

— Биатлонисты часто останавливаются в отеле?

— Да, но не перед этапом в Антхольце. В межсезонье на подготовку к нам приезжают сборные Норвегии, Германии, Швеции. Не знаю, как будет в этом году, учитывая нынешнюю ситуацию. Тоблах — это отличная отправная точка для велосипедных и горных туров. Здесь есть много хороших возможностей для тренировок, есть небольшое стрельбище. Зимой же у нас больше лыжных команд, потому что много различных трасс.

https://www.instagram.com/p/BkSIjLAApEG/?igshid=1lvv8ks5qn9d8

— Кого можно назвать самым известным посетителем?

— Сложно сказать. У нас останавливались многие хорошие лыжники и биатлонисты из Норвегии, России Австрии, Италии, Финляндии, Германии. Проводили выходные политики и актеры.

— Как часто в отеле останавливался Бьорндален?

— Когда в межсезонье мы находились не на тренировочных сборах, то останавливались в Тоблахе. Как я уже сказала, у нас много возможностей для подготовки. Можно отправиться в горы, почувствовать высоту.

— Каким он был гостем? Все знают, что Уле-Эйнар помешан на чистоте.

— Думаю, что в нынешней ситуации хорошо быть таким. Чтобы оставаться здоровым, нужно мыть руки, минимизировать контакты с другими. Думаю, что многие спортсмены перед Олимпиадой или чемпионатом мира начинают так же заботиться о своем здоровье. Но, конечно, Уле-Эйнар был таким постоянно.

— Он сам убирался в комнате, когда вы останавливались в отеле?

— Обычно в Тоблахе мы жили в квартире в центре города, а в отеле останавливались не так часто. Приходили туда, чтобы поесть. После тренировок мой брат готовил нам свежую и хорошую еду. Это важно для здоровья спортсменов. Когда жили в отеле, то Уле-Эйнар всегда проверял, чтобы все было чисто. Это правда.

Уле-Айнар Бьорндален и Натали Сантер / Фото: © Global Look Press

— Чем кормили Бьорндалена?

— Блюда итальянской кухни. У нас в стране много свежей еды, богатой минералами и витаминами. Она очень полезна и дает много энергии. Думаю, когда Уле-Эйнар начал больше есть итальянскую еду, то стал меньше болеть, как это было в начале его карьеры.

— Последний вопрос про Бьорндалена. Если он захочет остановиться в вашем семейном отеле, вы сделаете ему скидку?

— Я не думаю, что он приедет. У меня есть небольшой дом с несколькими комнатами. Он знает, что в любое время может здесь остановиться. Однако мне кажется, что Уле не сможет приехать в наш семейный отель. Думаю, что у него возникнут проблемы с моей мамой.

«Мне предлагали работу в итальянской биатлонной сборной, но я уже была занята лыжными гонками»

— Когда вы закончили карьеру, то вовлеклись в ваш семейный отельный бизнес?

— Нет. Я была вовлечена в лыжные гонки. Работала в оргомитете этапа Кубка мира и Тур де Ски в Тоблахе. Как бывшая спортсменка, старалась сделать соревнования лучше для атлетов. Но в последние два года я этим уже не занимаюсь. Немного помогаю туру Тоблах — Кортина. Все остальное время занимаюсь фермой и лошадьми. Остается не так много времени на отель. Но я часто туда езжу, чтобы встретиться с родителями, пообедать или поужинать. Моя ферма находится не так далеко от Тоблаха.

— А с биатлоном все это время были как-то связаны?

— Нет. Мой отец был главой оргомитета на Nordic Arena. Когда я закончила карьеру, то он попросил меня помочь, чтобы соревнования стали лучше. Заниматься всем невозможно. Иногда вещи происходят очень быстро. Сборная Италии по биатлону предлагала мне работу, но я уже была занята лыжами. Отец был первым, кто попросил помочь.

https://www.instagram.com/p/B7JcsNjoeGY/?igshid=14nn150gipyfk

— Часто посещаете этап Кубка мира в Антхольце?

— Если я здесь, то езжу каждый год.

— Покупаете билет?

— Нет. Меня приглашает оргкомитет этапа.

— Были на чемпионате мира этом году? Видели успехи Вирер?

— Да. Она отличная спортсменка. Для итальянцев очень хорошо, что она у нас есть.

— Вы были очень близки к тому, чтобы выиграть Кубок мира, заняли второе место в общем зачете в сезоне 1993/1994. В итоге ваше достижение превзошла Доротея. Что вы в тот момент чувствовали?

— Конечно же, была рада за нее. У меня не было многих достижений, которые покорились Доротее — медалей на Олимпиадах, на чемпионатах мира. Я постоянно была где-то рядом с пьедесталом, немного не везло. Но я была первой итальянкой, которая выиграла гонку на этапе Кубка мира. Это единственная вещь, которую у меня не смогут отобрать. Когда я выступала, женский биатлон в Италии был в самом начале пути. С каждым годом он становится все лучше и лучше.

— Кого вы больше поддерживали в позапрошлом сезоне: Доро или Лизу?

— В этом вопросе я нейтральна. Они обе хорошие спортсменки. Тогда Доротея была чуточку лучше, а Лиза не так удачлива. Знаете, в спорте ты можешь усиленно тренироваться, но все равно может не хватить удачи.

— Когда сложнее забронировать номер в вашем отеле: во время этапа Кубка мира по биатлону или этапа Кубка мира по лыжным гонкам?

— Думаю, что во время биатлона. Вообще у нас проходит достаточно много событий в Тоблахе и окрестностях: тур Тоблах — Кортина, Pustertaler Ski Marathon, Тур де Ски, соревнования по маунтинбайку, бегу и многое другое.

— Какое самое занятое время?

— Весь зимний сезон, особенно в выходные дни: на Рождество, Новый год и пасху. В летнее время отель полностью заполняется в августе, когда у итальянцев каникулы. В июле тоже нет свободных номеров, когда в школах начинаются каникулы.

— Когда лучше бронировать номер, если я хочу приехать на этап Кубка мира по биатлону?

— По-разному. Иногда к нам приезжают организованные группы из Норвегии. Они бронируют сильно заранее. Поэтому все зависит от того, много ли таких групп. Вообще лучше заняться этим где-то за три месяца до поездки.

— На сайте вашего семейного отеля можно найти уникальную услугу — лыжные тренировки с вами или вашими сестрами. Насколько она популярна?

— Иногда туристы из Германии и других стран просят о таких уроках. Родители были очень большими помощниками в наших с сестрами спортивных карьерах. Без них я бы вообще не смогла бы заниматься спортом. Поэтому мы сказали им, что если туристы будут спрашивать о том, можно ли с нами потренироваться, то мы согласны. Можно сказать, что это наша благодарность родителям.

— Сколько стоит такая услуга?

— Я не знаю точной цены. Всеми этими маркетинговыми вещами занимаются моя мама и сестра Стефани. Они что-то постоянно понемногу меняют в отеле практически каждый год.

— В отеле есть комната имени Натали Сантер. Кто это придумал?

— У моих сестер и брата тоже есть такие комнаты. Это идея моей мамы. Я занималась дизайном комнаты. Так как моя жизнь — это биатлон, то и комната в биатлонном стиле. Поэтому в ней есть мишени. В каждом глазке — логотип Олимпиады, в которой я участвовала.

https://www.instagram.com/p/BbBAx5Rnmxy/?igshid=1rm7y0zcg9up8

— Какая роль в отеле у вас сейчас?

— Сейчас отелем занимается мой брат. Сестра Стефани работает на рецепшене. Саския живет в Германии и работает в сфере спа и велнесса. Она организует всякие оздоровительные вещи для нашего отеля. А моя роль не такая большая. Я практически никак не связана с отелем. Если я им понадоблюсь, то они всегда могут позвонить, и я помогу.

«Надеюсь, что после карантина наш отель сможет выжить»

— Какая сейчас атмосфера в вашем регионе?

— Мы не можем выходить из дома. Только если нам нужно к доктору или в магазин за продуктами. Ситуация немного становится все лучше и лучше. У нас в Южном Тироле не так много зараженных. Но так как мы часть Италии, то должны подчиняться тем правилам и законам, которые есть в стране.

— В вашей семье все здоровы? Все хорошо?

— Да, все здоровы. Надеемся, что ситуация станет лучше в ближайшее время и мы сможем подготовиться к лету, чтобы снова открыть двери нашего отеля. Сейчас очень сложный период. Понимаю, что он сложный у всех.

— Сейчас отель полностью пустой?

— Да. Отели во всей Италии сейчас закрыты. Мы закрылись где-то 10 марта. Это очень плохо для нас, потому что в этом году было много снега и отличные условия. У отеля большие убытки, но ситуация одинаковая для всех гостиниц.

https://www.instagram.com/p/B9MTFu1oznE/?igshid=16xz4p007me0

— Правительство как-то помогает?

— Нет. Поэтому мы надеемся, что сможем открыться пораньше летом, что туристы готовы снова посещать Италию.

— Hotel Santer точно выживет?

— Это зависит от многих вещей. Все отели здесь надеются, что ситуация продлится недолго, тогда мы сможем снова открыться. Мы будем проделывать большую маркетинговую работу, чтобы привлекать гостей. Надеюсь, что они приедут к нам, и отель сможет выжить. Хорошо, что у нас есть связи со спортсменами. Возможно, они помогут сделать хорошую рекламу для нас.

— Какие-то примерные даты вам говорят?

— Этот вопрос сейчас задают постоянно. Нам просто говорят, что если мы останемся дома, то у нас не будет так много позитивных тестов на коронавирус. Тогда мы начнем возвращаться к нормальной жизни. Не думаю, что нам сразу все разрешат. Например, сначала будет можно гулять только парами, а не группами. Надеюсь, что что-то начнет меняться в лучшую сторону уже на следующей неделе. В начале марта нам сказали одну дату, а потом каждый раз говорили: «Следующая неделя». Сейчас уже начало апреля. Все это может затянуться до мая.

— Чем вы занимаетесь в эти дни?

— Привожу все в порядок. Я не делала таких масштабных уборок за последние пару лет. И, знаете, это очень тяжело. Сейчас мы не можем уйти от дома дальше 200 метров. Надеюсь, что эти ограничения скоро исчезнут, что жизнь станет хоть немного нормальнее. Тогда мы снова можем ходить в горы, кататься на велосипеде, ездить на лошадях, заниматься спортом. Сейчас же тяжело для всех. 

Читайте также: