«Один раз проиграл Шипулину квартиру». Илья Трифанов обожает покер: может рубиться в него до утра, летает на турниры в Сочи

«Один раз проиграл Шипулину квартиру». Илья Трифанов обожает покер: может рубиться в него до утра, летает на турниры в Сочи
Фото: © Личный архив Ильи Трифанова
Корреспондент и ведущий «Матч ТВ» рассказал о своей второй любви после биатлона.

Корреспондент «Матч ТВ» Илья Трифанов очень любит покер. Об этом его увлечении я узнал во время одной из совместных биатлонных командировок в нынешнем сезоне. Когда у Ильи вечером появлялось несколько свободных часов и устойчивый интернет, он открывал ноутбук и немного отрешался от внешнего мира. Сейчас этого свободного времени стало больше, так как после возвращения с финского этапа Кубка мира он находится дома на самоизоляции. Мы поговорили с ним о его любви к покеру. Также в этом интервью:

Илья Трифанов / Фото: © Личный архив Ильи Трифанова

— После этапа Кубка мира в Контиолахти ты находишься на самоизоляции. Часто сейчас играешь?

— Практически каждый день. Где-то в пять-шесть вечера начинаю, дальше — как повезет. Если хорошо в турнире выступаю, то могу до утра сидеть.

— С чего началось твое увлечение покером?

— Когда Антон Шипулин попал в сборную, был покерный бум. Тогда Чудов, Круглов и другие любили играть на сборах. Он узнал правила и тоже начал рубиться с ними. Потом Антон вернулся в Москву, рассказал мне, и мы немножко поиграли. В то время во «Вконтакте» было приложение, где играли на виртуальные фишки, и многие там зависали. Можно было посмотреть, кто из друзей и сколько имеет. Абсолютно несерьезное увлечение. Я практически не играл тогда на деньги.

Затем на Шаболовке я познакомился с Кириллом Филипповым (продюсер на «Матч ТВ», в том числе программы «Биатлон с Дмитрием Губерниевым»). Он играл на очень серьезном уровне, зарабатывал на покере. Даже, по-моему, купил машину на выигранные деньги. Я его попросил рассказать всю математику, и как ему удается поднимать такие суммы. Он мне все объяснил. Мы даже ездили с ним в Минск, чтобы поиграть за живыми столами. Мне очень понравилось. Но все равно во что-то большее это не перерастало, потому что не хватало мастерства. Поигрывал иногда ради удовольствия.

В 2018 году известный покерный комментатор и, наверное, лицо покера в России Миша Семин предложил мне поучаствовать в главном событии мировой серии в казино в Сочи со стартовым взносом пять тысяч долларов. Я должен был сделать три поста об этом в инстаграме, и мне за это оплачивали перелет, проживание и этот стартовый взнос. Я был одним из приглашенных амбассадоров. Володя Быстров, кстати, тоже был в их числе. В турнире участвовали 916 игроков. Все очень высокого уровня, профи. Я занял среди них 241 место. В тот момент у меня щелкнуло — если я даже при своих базовых навыках занял на крупнейшем турнире такое высокое место, то, может, попробовать это как-то развивать. Начал читать книжки, смотреть больше видео.

Илья Трифанов / Фото: © Millions Russia

Покер требует очень много времени. С учетом своей основной работы я особо никуда не двигался. Но зимой на этапе КМ в Канаде во время одного из выходных в местном казино проходил небольшой турнирчик. Я занял в нем второе место, выиграл примерно 300 долларов. Там был небольшой стартовый взнос и призовой фонд. Но просто сам факт того, что я участвовал в финальном heads-up — это когда ты вдвоем остаешься за столом, — придал мне уверенности в своих силах.

Летом 2019-го тот же покерный рум, который меня приглашал за год до этого в Сочи, проводил чуть более скромный турнир, чем в 2018-м. Стартовый взнос был 23 тысячи рублей. Мне же входной билет достался за одну stories в инстаграме. В первый день игра шла онлайн, а потом, если ты проходил в призовую зону, уже летел в Сочи, правда, за свой счет. Онлайн участвовали 1904 игрока. Призовая зона — 280 человек. Отобрался, срочно взял отпуск и на следующий день уже сидел за столом в казино. После 8 часов игры из 280 нас осталось 12. И на следующий день я добрался до финального стола и занял седьмое место, выиграл 770 тысяч рублей. Оказалось, что я действительно что-то могу в покере. После этого стал гораздо больше играть в онлайне. Не скажу, что все свободное время, но достаточно много.

— Для покера нужно уметь считать. У тебя математический склад ума?

— У меня высшее техническое образование, изучал и высшую математику в институте. Эти знания позволяют оценить шансы на победу в конкретной раздаче. Зная свои и три открытые карты на столе, ты можешь просчитать: какая вероятность, что твоя комбинация доедет. Также с помощью математики ты оцениваешь размер банка, размер ставки оппонента и понимаешь: по шансам тебе доставлять фишки или не по шансам.

Чем отличается тот покер, в который играю я, от покера, в который играли в сборной России по биатлону. У них было все просто. Все зашли в банк, посмотрели флоп — три открывшиеся карты на столе. У кого совпало — тот сделал ставку, а остальные выкинули. Такой честный покер. У меня же задача оценить спектр рук оппонента, с какой позиции он делал ставку в начале розыгрыша. Допустим, на стол положили 4-4-7. Если соперник с ранней позиции сделал большую ставку, то ты примерно понимаешь, что у него вряд ли есть четверка или семерка, но, возможно, у него на руках уже готовая пара старше. Исходя из этого, планируешь дальнейший ход раздачи.

— Кто лучше всех играл из той сборной по биатлону?

— Я играл пару раз уже с поколением Шипулина-Волкова, там играть толком никто не умеет, просто знают комбинации и правила, и развлекаются. Но вот Антон играет очень сильно. При этом он не знает ни математики, ни шансов банка, ни покерных приемов. Он действует по чуйке. Начнем с того, что он здорово играет в мафию. Его сложно обмануть. А покер — это и есть игра в обман. Нужно постараться с помощью своей ставки и поведения максимально достоверно рассказать оппоненту о силе своей руки, чтобы он купился. Шипулин, во-первых, сам очень искусно это изображает, во-вторых, очень четко читает соперника.

Илья Трифанов и Антон Шипулин / Фото: © Личный архив Ильи Трифанова

Один раз я Шипулину даже квартиру проиграл. Мы играли по фану у меня дома. Ему нужно было ехать в аэропорт. Я пошел в туалет. Он говорит: «Давай, последнюю раздачу, и едем». Я согласился. Выхожу из туалета. Антон раздал карты. У меня два туза. И на столе два туза открылись. Я офигел. На другие карты даже не смотрел. Это ж каре тузов!!! Мы начали бодаться по ставке: «Сто рублей!» — «Двести!» — «Тысяча!» — «Телевизор!» — «Машина!» — «Квартира!» — «Вскрываемся!». Он открывает, показывает роял-флеш и ржет. Понятно, что пока я был в туалете, он сложил карты так, чтобы надо мной поугарать.

— С Губерниевым когда-нибудь играл?

— Да Дима играл-то только один раз. Хотя он сейчас лицо известного покер-рума. Вот и летал из-за этого осенью на покерную серию в Сочи. Только там ему первый раз объяснили правила. Но Дима особо не горит желанием учиться покеру.

— Насколько важно следить в покере за поведением соперников, как это делают в фильмах? Есть такое, что если, к примеру, оппонент почесал ухо, значит, у него хороший приход?

— Это называется tells — действие соперника, которое может тебе что-то подсказать. Например, если он быстро принял решение или, наоборот, задумался, или явно нервничает. Хотя нервничать он может как с карманными тузами, так и с абсолютным блефом. Я не могу сказать, что умею это считывать. Скорее те, с кем я играю в оффлайне, прочитают меня, чем я их. Но я читаю книги, слушаю советы профи, подписан на многих игроков в инстаграме и телеграме. Допустим, Даниэль Негреану рассказывал, что если соперник часто смотрит на фишки в банке, значит, ему нравятся его карты. То есть он эти фишки уже мысленно присвоил себе и пересчитывает. Против такого лучше не продолжать игру.

 — Тебе хорошо удается скрывать, хорошие или плохие карты тебе раздали?

— Если бы мне это хорошо удавалось, я был бы миллионером. Когда-то получалось, когда-то — нет.

— На сочинских турнирах ты не платил стартовый взнос. Сколько тратишь при игре онлайн?

— Обычно играю турниры со стартовым взносом от 3 до 16,5 долларов. Конечно, пробовал себя и за 55, и за 219 долларов. Но если я начну играть такие дорогие турниры, то буду уходить в минус. Там так называемая поляна сильнее. Да и это будет игра «не по банкроллу». У меня на счету лежит сумма, которая колеблется от пятиста до тысячи долларов. Вот кстати, сейчас в Финляндии у меня было свободное время вечером. На турнире со стартовым входом в 7,5 долларов я занял второе место и выиграл две тысячи долларов.

— Ты эти деньги выводишь со счета?

— Полторы тысячи сразу вывел. На оставшиеся играю сейчас.

— Каким игроком себя считаешь?

— По покерному ответить? Тайтово-агрессивным. Это когда ты не стараешься разыграть любые карты, а только сильные, но максимально агрессивно.

Фото: © Личный архив Ильи Трифанова

— Если я без особого опыта сяду играть против тебя, то у меня шансов не будет?

— Преимущество покерного игрока выявляется на длинной дистанции. Чтобы я точно смог сказать, что тебя обыграю, нам нужно сыграть примерно тысячу раздач. Если мы сыграем сто раздач, то я могу все сто проиграть, потому что тебе лучше карта зайдет. Есть такой покерный игрок Том Дван. Легенда, король блефа. Он объявил пари, что готов один на один обыграть любого на планете. Причем пари полтора миллиона долларов против 500 тысяч. Если после 50000 раздач его соперник будет хоть на один доллар в плюсе, Том платит полтора. Если нет, то Дван получает пятьсот тысяч. То есть, по сути, он поставил на себя миллион долларов. Но обязательное условие — 50000 раздач.

— Увлечение покером тебе никогда не мешало?

— Мешало в том плане, что меньше уделяешь времени здоровью, спорту. Это же сидячее занятие. Допустим, в Сочи играл три дня. После такого нужно приводить в порядок спину: сходить на массаж, позаниматься в зале.

— Сон не сбивается? В командировках ты можешь играть до утра, пропуская завтраки.

— Я же знаю те дни, когда мне утром не нужно срочно ехать что-то снимать. Тогда регистрируюсь в турнирах. Если понимаю, что утром возможна съемка, то стараюсь либо не играть, либо только турбо-турниры, которые длятся максимум 3-4 часа. Хотя вот перед приходом полиции к Логинову я как раз играл до четырёх. То есть пару часов успел поспать только.

— Какая была самая затяжная игра?

— В интернете, наверное, часов 10. В казино — 3 дня получается. Вот тот успешный сочинский турнир — это около 8 часов игры в интернете в первый день, затем 8 часов вживую второй, и еще четыре часа третий.

— Зависимость от покера есть?

— Конечно, она есть. Ты долго играешь, допустим, в ноль, а потом бац — выигрываешь две тысячи долларов. И думаешь: почему каждый день так не получается? Хочется ж каждый день. Вот и лудоманишь.

— Сознательные перерывы делал?

— Да, скорее, по настроению. Допустим, в декабре я много играл, а в январе вообще не играл. На чемпионате мира в Антерсельве было всего пару раз.

 — Когда проигрываешь, что-то вроде депрессии не чувствуешь?

— Не-а. Я ж много не проигрываю. Наверное, я бы расстраивался, если бы спускал крупные суммы. Но я ж играю турниры с маленьким бай-ином. Максимум за вечер могу проиграть долларов сто. Но это должна быть прям сильная непруха. Да и не такая это сумма, из-за которой стоит расстраиваться.

— В одной из командировок мы разговаривали с тобой по поводу покера. Ты говорил, что если его начнут показывать по ТВ, то он сравняется по популярности с биатлоном. Объясни — почему?

— Это очень телевизионная история, когда ты видишь карты всех игроков и смотришь на их действия. Почему во всем мире популярен футбол? Потому что каждый в него хоть раз в жизни играл. Покер — это такой «вид спорта», в котором любой может себя попробовать. Каждый же хоть раз держал в руках карты. Думаю, что количество поклонников было бы велико.

Фото: © Личный архив Ильи Трифанова

— Представь, что покер вернулся на ТВ. Перед тобой есть выбор: поехать работать корреспондентом на турнир по покеру или отправиться на Кубок мира по биатлону. Что выберешь?

— Надеюсь, они никогда не пересекутся по срокам, в таком случае. А вообще, у нас на биатлоне очень крепкая команда. Если бы мы всей нашей дружной группой и биатлон, и покер успевали, это была бы сказка.

— У тебя есть покерная цель?

— Есть мечта, чтобы, как вариант, меня подписал на контракт какой-нибудь покерный рум. Тогда я бы имел возможность изредка летать на покерные серии и играть там не за свой счет. Это очень дорого, я со своим уровнем игры не могу себе пока такое позволить. Эта мечта, наверное, больше зависит не от того, хорошо или плохо я играю, а от моей медийности и узнаваемости. Может, когда-нибудь сбудется.

— Ты упоминал в интервью Михаила Семина. Он проделал путь от спортивного журналиста до профессионального покериста. Ты для себя такой путь видишь в будущем?

— У меня есть любимая работа, и она в приоритете. Жизнь телевизионного журналиста, думаю, не менее яркая и разнообразная, чем у профессионального покерного игрока. Выбрать что-то одно сложно, а совместить было бы круто. Ну как я раньше описал: продолжать работать, как сейчас, но от лица какого-нибудь покерного рума амбассадором летать на серии. Миша просто однажды перестал получать удовольствие от профессии журналиста. Я его пока получаю.

Читайте также: