Футбол

«Заммер даже на вечеринках думал о следующей игре». Как «Боруссия» выиграла Лигу чемпионов

«Заммер даже на вечеринках думал о следующей игре». Как «Боруссия» выиграла Лигу чемпионов
Андреас Мёллер / Фото: © Tony Marshall - EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru
В продолжении сериала о победителях ЛЧ — мудрость Хитцфельда, зависть Ламберта и чудесный гол Риккена.
Фото: © Tobias Heyer / Staff /, Bongarts / Staff / Getty Images Sport /Gettyimages.ru, Global Look Press

Безработица, падение Берлинской стены и первый трофей за двадцать лет

Девятилетний Ларс Риккен смотрел ту игру с трибуны. По сумме двух матчей «Боруссия» уступала «Фортуне» 2:3, и лишь полминуты отделяло ее от вылета, потери всех лидеров, а с учетом долгов — наверняка и банкротства. Только в последнeй атаке форвард «Боруссии» Юрген Вегманн, уже договорившийся о контракте с «Шальке» на будущий сезон, затолкал мяч в ворота. Вскоре сотни фанатов выбежали на поле, схватили посреди телеинтервью и понесли на руках президента клуба Райнхарда Раубалля, а некоторые стали рвать на память газон.

Оставалась еще третья, решающая игра, но спасение от гибели, казавшейся неминуемой, так взбудоражило болельщиков, что отсекло сомнения в итоговом успехе: и правда, через две недели тот же Вегманн, а также Михаэль Цорк, будущий тренер сборной Казахстана Бернд Шторк и другие звезды тогдашнего Дортмунда разнесли «Фортуну» со счетом 8:0.

Спустя три года «Боруссия» достигла финала Кубка, проходившего в Западном Берлине, и сорок тысяч болельщиков рванули туда сквозь гэдээровские блок-посты (до падения Берлинской стены оставалось пять месяцев). Лучший снайпер «Боруссии» Норберт Диккель после операции на колене пропустил полтора месяца, и тренер Хорст Кеппель выпустил его в финале под давлением лидеров клуба — Цорка, Хельмера и де Бера. «Боруссия» выиграла 4:1, и половину ее голов забил Диккель (сегодня он — диктор «Вестфаленштадиона»).

Первый трофей за двадцать с лишним лет! Жители Рурской области страдали от сокращений в угольной, сталелитейной и пивной индустриях, но в то же время все сильнее любили «Боруссию». После победы в Кубке «Боруссия» продала двенадцать тысяч абонементов (втрое выше среднего показателя по бундеслиге), а через десять лет — уже сорок пять тысяч. 

В год кубковой победы директором «Боруссии» стал 41-летний Михаэль Майер. Родился он недалеко от Дортмунда, в Люнене, но первых успехов как футбольный управленец добился с «Кельном» (Кубок Германии-83) и «Байером» (Кубок УЕФА-88). Отпустив после триумфа с «Байером» тренера Эриха Риббека, Майер звал на его место молодого Оттмара Хитцфельда из швейцарского «Арау», но подвернулся шанс нанять Ринуса Михелса, и пришлось извиняться: «Мы не можем упустить такого великого тренера. Но в будущем я хотел бы с тобой поработать».

Будущее настало в 1991-м, когда «Боруссия» чудом не вылетела после четырнадцати подряд игр без побед. Благодаря болельщиков за терпение и пылкую поддержку в последних турах, президент клуба Герд Нибаум вдвое снизил цены билетов на первый матч следующего сезона, а Майер пролоббировал на пост тренера Хитцфельда — немца, почти двадцать лет прожившего в Швейцарии. Сначала-то Нибаум склонялся к Винфриду Шеферу из «Карлсруэ», но после встречи с Оттмаром передумал: «Он покорил уверенностью в себе и показал, что подходит такому темпераментному клубу, как «Боруссия», — сказал Нибаум в биографии Хитцфельда.

Правда, Швейцария считалась тогда гаванью для стареющих немецких звезд, и приезд оттуда тренера не больно-то вдохновил болельщиков. Два чемпионства Хитцфельда с «Грассхоппером» не отменили настороженности, а августовские 2:5 от «Шальке» ее только усилили. Оттмар объяснял жуткий старт тем, что после тринадцати лет в Швейцарии плохо знал бундеслигу. Предусмотрев это, Майер выделил ему немецкого помощника Михаэля Хенке, работавшего в предыдущем тренерском штабе.

По просьбе Майера Хенке встретил Хитцфельда в аэропорту Дюссельдорфа, когда тот прилетел на встречу с Нибаумом. «Пока ехали в Дортмунд, мы убедились, что у нас во многом схожие взгляды на футбол и что мы на одной волне, — сказал Хенке журналисту Вольфраму Порру. — Если бы мы познакомились в кабинете руководителя, нам бы не удалось так быстро сойтись». С годами Хитцфельд и Хенке выработали тактику отношений с судьями. Главный был всегда спокоен и обходителен, а когда ему что не нравилось — помощник ругался и протестовал.

Конфликт с Горлуковичем, рекордные доходы и консультации с фанатами

Но это потом, а на излете первого месяца работы Хитцфельда в Дортмунде «Боруссия» опустилась на пятнадцатое место, а потом вылетела из Кубка — проиграла «Ганноверу», ведя к перерыву 2:0. Та игра стала переломной. После нее Хитцфельд заменил в воротах кумира фанатов Вольфганга де Бера на молодого Штефана Клоса, а вторая легионерская вакансия перешла от Сергея Горлуковича к швейцарскому форварду Стефану Шапюизе, взятому из вылетевшего «Юрдингена» (в 1995-м он отказал «Роме», заявив, что Дортмунд лучше Италии, а в 2004-м был внезапно изображен на почтовой марке в Таджикистане). 

«В 91-м, перед кубковой встречей с «Ганновером», Хитцфельд сказал, что я выйду на поле с первых минут. А в день игры не включил меня даже в заявку, — говорил Горлукович журналисту Александру Львову. — Потом поинтересовался у него — вас ист дас? А он только улыбнулся — мол, передумал. Ну, я «кипятнул» и сказал ему на крепком русском все, что о нем думаю. И после этого прочно сел на лавку. К тому же клуб приобрел швейцарца Шапюиза. И вместе с датчанином Поульсеном нас стало трое легионеров. А их в составе могло выходить только двое».

Насчет непопадания в заявку Горлукович погорячился. Он все-таки вышел против «Ганновера» на последние пятнадцать минут при счете 2:1, после чего «Боруссия» пропустила два мяча.

Шапюиза в итоге стал вторым бомбардиром бундеслиги, а вратарь Клос обеспечил серию из девятнадцати матчей без поражений. «Боруссия» до последнего тура боролась за чемпионство, финишировала второй, проникла в Кубок УЕФА и достигла там финала, получив от телевидения столько, что хватило на покупку игроков сборной Германии, игравших в серии А: Маттиаса Заммера и Карл-Хайнца Ридле.

«Заммер даже на вечеринках думал о следующей игре — полностью фокусировался на футболе, — говорил Ридле журналисту 11 Freunde Роланду Видеманну. — Его бесила расслабленность партнеров или когда кто-то говорил, что в клубе все замечательно. Он мог наорать на товарища по команде на тренировке, а потом еще и приложить его в газете. Я-то с ним ладил, а остальные — нет».

Журналист Ули Хессе пишет в книге «Возведение Желтой Стены», что директор Майер перед большими трансферами изучал мнения болельщиков, и от одного из них услышал: «Я все равно буду безработным. Но лучше уж я буду безработным с Ридле, чем без него». 

Проиграв «Юве» в финале Кубка УЕФА-1993, «Боруссия» увезла из Турина атакующего хавбека Анди Меллера и двух центральных защитников — Жулио Сезара и Юргена Колера, которых Массимо Каррера и четверть века спустя называет своими любимыми партнерами по защите: «Я заряжался от них уверенностью. Они были гораздо опытнее меня и играли за сборные своих стран». Другой экс-защитник «Юве», Штефан Ройтер, примкнул к «Боруссии» еще в 1992-м.

Деньги на эти трансферы брались, конечно, не только из теледоходов. Во многом благодаря чуткой работе с болельщиками «Боруссия» в середине девяностых первой в Германии заработала за сезон больше пятидесяти миллионов марок. С таким мощным составом клуб два года подряд становился чемпионом, но появились проблемы.

Франк Ритманн, Маттиас Заммер, Карл-Хайнц Ридле / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Хавбек Кнут Райнхардт заявил в автобиографии, что звезды из серии А, к которым в 1996-м добавился еще один экс-игрок «Юве» Паулу Соуза, часто болтали на тренировках по-итальянски, чтобы позлить остальных (при этом тренировалась «Боруссия» на поле за «Вестфаленштадионом» — таком маленьком, что и речи не шло о нормальной отработке угловых и других стандартных положений).

Рабочая лошадка Ламберт, эйфория «Юве» и сломанный палец Ридле

Да и внутри итальянской группы не хватало согласия: Хитцфельд сообщил своему биографу Вольфраму Порру, что Жулио Сезар раздраженно зажмуривался, когда в раздевалке говорил Заммер, а тот критиковал при всех Меллера и, пользуясь расположением президента Нибаума, спорил с главным тренером — даже во время ликования по случаю первого чемпионства за тридцать с лишним лет. Хитцфельда настолько вымотали внутренние склоки, что после победы в Лиге чемпионов он взял перерыв в тренерской работе, отказав даже «Реалу».

Оттмар Хитцфельд / Фото: © Alexander Hassenstein / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Ули Хессе в книге о «Боруссии» добавил: Заммер, взбешенный лавиной травм, еще и публично обругал физиотерапевта клуба, склонив того к отставке. Частые травмы и старение лидеров вынудили Хитцфельда реформировать команду после двух чемпионств: например, легенду «Боруссии» Михаэля Цорка внезапно заменил в центре поля шотландец Пол Ламберт, осенью 1994-го неплохо сыгравший против Дортмунда в Кубке УЕФА.

«В раздевалке я увидел Колера, Фройнда, Меллера, Ройтера, Заммера. Один выиграл серию А, другой — Кубок мира, третий — Евро. И тут вхожу я — свободный агент из «Мазервелла». Боже, да я стоил не дороже бутылки колы», — сказал Ламберт репортеру Guardian Дэвиду Хитнеру.

Прибыв на просмотр по рекомендации голландского агента, Ламберт сам приехал на машине на товарищеский турнир в Любеке, накануне старта бундеслиги получил скромный контракт, проник в основу только из-за проблем Паулу Соузы с коленом, и оказался единственным полевым игроком «Боруссии», кто провел все матчи в победной Лиге чемпионов. 

Пол Ламберт и Ники Батт / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

«Он был нашей рабочей лошадкой. Незаметным, но очень важным игроком, — сказал тренер Хенке репортеру Spox Йохену Титтмару. — Этот скромный шотландец с завистью смотрел на дорогие часы своих партнеров по команде, и перед финалом Лиги чемпионов те пообещали: «Если выиграем, они твои». В матче с «Юве» Ламберт сковал Зидана и стал соавтором первого гола Ридле». На победную вечеринку Пол пришел с тремя часам на каждой руке (он полюбился фанатам, певшим: «Пол Ламберт, ты никогда не будешь один», но через полгода уехал в «Селтик» — во многом из-за жены Моники, заскучавшей в Дортмунде).

Второй мяч Ридле забил уже через пять минут — 2:0 к перерыву! Правда, Карл-Хайнц сломал мизинец правой ноги — не помогло ни разрезание бутсы, ни обезболивающее — и в середине второго тайма ушел с поля, а после матча был одним из тех, кто отдал Ламберту часы Rolex Daytona. Ридле купил их в Риме, где играл за «Лацио».

Провал «Юве» в первом тайме тренер Хенке объяснил эйфорией, охватившей туринцев перед матчем с «Боруссией». «За пять дней до финала я был на их игре с «Аталантой» — они стали чемпионами Италии, шумно праздновали и, как мне показалось, не сомневались в победе над такой командой, как «Боруссия». В первом тайме мы воспользовались их высокомерием», — сказал Хенке в интервью Spox. 

Финал проходил в Мюнхене, и по приглашению города туда прилетели все игроки «МЮ», выжившие в авиакатастрофе 1958-го (кроме Джонни Берри, умершего в 1994-м). «МЮ»-1997 с Кантона, Бекхэмом, Кином, Шмейхелем и Гиггзом считался одним из фаворитов той Лиги чемпионов, но в полуфинале наткнулся на «Боруссию».

На первый матч из-за травм не вышли все основные защитники и форварды Хитцфельда — Заммер, Жулио Сезар, Колер, Ридле и Шапюиза, — но Дортмунд победил благодаря шикарному дальнему удару хавбека-резервиста Рене Тречока (через два месяца он уйдет в «Кельн», не договорившись с Михаэлем Майером о новом контракте).

В тот день у вратаря Штефана Клоса родилась дочь, что он отметил сухим матчем. «Игра могла качнуться в любую сторону, — сказал Тречок в интервью фан-сайту «Боруссии» schwatzgelb.de. — Мы не создали много моментов, а «МЮ» дважды попал в штангу, поэтому мой гол и оказался таким важным — еще лучше, что я забил его перед южной трибуной «Вестфаленштадиона». Когда я смотрел на нее при выходе из раздевалки, мне уже не нужно было разогреваться». 

Через две недели на «Олд Траффорд» — как и в гостевом четвертьфинале с «Осером» — победный мяч забил двадцатилетний Ларс Риккен. После его раннего гола «Боруссия» весь матч героически защищалась (Колер играл с кишечным гриппом, но несколько раз спас команду от гола), заслужив после матча аплодисменты от болельщиков «МЮ». С тех пор Фергюсон и Хитцфельд регулярно общались — правда, в основном письменно: Оттмар плохо понимал шотландский акцент тренера «МЮ».

Геройства запасных, джакузи с шампанским и кризис

«То, что нам хлопали манчестерские болельщики, — просто необыкновенно. Другая важная память о матчах с «МЮ»: две майки Эрика Кантона», — сказал шефу лондонского фан-клуба «Боруссии» Бену Макфадьену защитник чемпионской «Боруссии» Мартин Кре, в домашнем матче с «МЮ» вынесший мяч с линии своих ворот. Он вырос в тридцати километрах от «Вестфаленштадиона» и ходил с отцом на матчи «Боруссии» еще во второй лиге.

Кре обладал самым сильным ударом в бундеслиге, ни разу за карьеру не был удален, но в родном клубе дебютировал лишь на пороге тридцатилетия. После пары лет в роли первого запасного защитника он из-за травмы Жулио Сезара закрепился в основе и без замен отыграл плей-офф Лиги чемпионов-96/97. Взлетев так высоко, Кре не хотел опускаться в клубы попроще и через год после финала ЛЧ завершил карьеру. Назавтра же он вышел на работу в маркетинговом агентстве, а через несколько лет возглавил IT-компанию New Horizons.

Другому запасному повезло чуть меньше. Перед финалом Хитцфельд принял, по его словам, самое трудное решение в тренерской карьере: вернул в стартовый состав поправившегося Заммера (своего главного оппонента среди игроков), а его австрийского дублера Файерзингера, роскошно отработавшего полуфиналы, не включил даже в резерв, где не оказалось ни одного защитника. Тренер решил, что полезнее наполнить резерв атакующими игроками.

Ларс Риккен и Фрейндин Сабрина / Фото: © Marcus Brandt / Staff/ Bongarts / Gettyimages.ru

Один из них, Риккен, начал мюнхенский финал в запасе из-за выздоровления Паулу Соузы. Заметив, что вратарь Анджело Перуцци далеко выходит из ворот, Ларс пообещал своему соседу по скамейке Хайко Херрлиху, что, выйдя на поле, попробует закинуть мяч за шиворот вратарю «Юве». В середине второго тайма Дель Пьеро сделал счет 2:1, через пять минут Риккен заменил Шапюизу и первым касанием забил главный гол своей жизни.

«Сильная сторона Хитцфельда — умение мотивировать запасных. Он заставлял их почувствовать, что они тоже необходимы для победы, — говорил в интервью сайту Bundesliga Fanatic левый защитник «Боруссии» Йорг Хайнрих (в 1995-м Майер не отпустил его в «Арсенал», а через год после победы в ЛЧ продал «Фиорентине» за 12,5 миллиона евро, сделав самым дорогим футболистом Германии, — спустя десять лет Йорг открыл и Берлине и родном Ратенове два спортивных магазина, которые работают до сих пор). — Запасные у Хитцфельда всегда были готовы усилить игру — вспомните хотя бы гол Риккена через тридцать секунд после выхода на поле».

Смотреть на YouTube

По словам Кнута Райнхардта, смотревшего финал с трибуны вместе с Файерзингером, «Боруссия» выплатила победный бонус даже тем, кто не попал в заявку на матч — в том числе новороссийскому хавбеку Владимиру Буту, сыгравшему в том сезоне лишь несколько матчей. «После игры налили шампанское в джакузи прямо в раздевалке, и пили оттуда», — говорил Бут в интервью «Совспорту».

После джакузи с шампанским была дискотека в ночном Мюнхене, где Клос внезапно встретил вратаря «Шальке» Леманна, неделей ранее выигравшего Кубок УЕФА, потом — чемпионский парад в Дортмунде с сотней тысяч болельщиков, отставка Хитцфельда, победа в Межконтинентальном Кубке, уход Клоса, Ламберта, Ридле, Заммера, Меллера и финансовая гонка с «Баварией», разорившая «Боруссию».

«Мне не повезло, что мой личный кризис совпал с кризисом клуба, — признался Риккен журналисту Андреасу Кеттеру. — Когда положение клуба ухудшилось, от меня ждали слишком многого. Я не мог оправдать эти — на мой взгляд, преувеличенные — ожидания». В чемпионате Ларс Риккен никогда не обыгрывал «Баварию» на ее поле, но именно там стал героем Дортмунда.

В феврале 2019-го — уже в роли координатора юношеских команд «Боруссии» он сказал в интервью IN-StadtMagazine: «Болельщики потом часто рассказывали мне о том вечере. Один, уверенный, что я не забью с тридцати метров, разочарованно отвернулся от поля, другой назвал моим именем волнистого попугайчика, купленного в тот день, а третий болельщик после моего гола попал в объятия незнакомки на Фриденсплатц и влюбился — они поженились и тоже назвали сына Ларсом». 

Смотрите матч Лиги чемпионов «Боруссия» (Дортмунд) — «Интер» во вторник в 22:50 на «Матч ТВ», сайтах matchtv.ru и sportbox.ru, а также в приложении «Матч! Клуб»

Лига чемпионов. Боруссия Дортмунд — Интер
Нет связи