live
Футбол

Парадоксальный «Милан»: разгромили лучшую команду мира и забыли кубок чемпионов в баре

Как Фабио Капелло выиграл Лигу чемпионов-1994.
Фото: © Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Global Look Press

А за полгода до финала Деян жутко обиделся на Капелло — сказал даже, что не будет с ним больше работать. Все из-за истории в Токио, где прошел Межконтинентальный Кубок. Попав туда вместо «Марселя» как финалист Лиги чемпионов-93, «Милан» боролся за титул с «Сан-Паулу», оснащенным молодыми Кафу и Леонардо.

Перед вылетом в Японию Капелло узнал: из-за удаления в матче сборной Савичевич дисквалифицирован и на клубные турниры. Деяна все равно взяли в Токио, но накануне игры Капелло объявил команде: раз Савичевич забанен, выйдет Рэдучою. Тот в итоге стал единственным футболистом, кто забивал во всех чемпионатах топ-5 (Англия, Испания, Италия, Франция, Германия), но в «Милане» из-за жесткого лимита на легионеров и высокой конкуренции играл мало. Именно перед «Сан-Паулу» Рэдучою забил в двух матчах подряд, вот и поощрил его Капелло местом в токийском составе.

А утром в день матча ФИФА сообщил «Милану»: мы передумали, Савичевич может играть. Деян не сомневался, что теперь-то выйдет на поле, но для Капелло не все было так просто. Позже он признался, что как тренер выпустил бы Савичевича, но как мужчина — сохранил в силе решение насчет Рэдучою. С «Сан-Паулу» Флорин сыграл слабо, и при счете 1:2 Капелло смог заменить его лишь на левого защитника Орландо — закативший истерику (и пожаловавшийся президенту Берлускони) Савичевич не попал даже в запас.

Его конфликт с тренером достиг пика. Полтора года Капелло пытался внедрить Деяна в команду, но тот был себе на уме, бегал меньше остальных, тренировался неохотно, а, просидев пять матчей в резерве, раскритиковал тренера в прессе. Капелло мигом вызвал Савичевича. Переводчиком выступил Бобан. «Это твои слова?» — «Да». — «Как ты мог такое сказать?» — «Ну, смог».

«Капелло стал объяснять, как я должен себя вести, — говорил Савичевич в интервью Mozzart Sport. — Я не хотел его слушать и попросил Бобана: «Передай ему, что он может идти к чертовой матери». — «Я не могу это сказать». — «Да пошел он». Я встал и ушел в середине лекции Капелло». После этого Фабио выпустил Савичевича против «Лацио», но через полтора месяца тот отказался лететь в Брюссель, зная, что не попал в состав на игру с «Андерлехтом», и конфликт воспламенился.

Фабио снял напряжение испытанным способом — Деян вышел в домашней игре с «Порту» и отдал три голевых паса. Но через неделю случились Токио, проигрыш «Сан-Паулу», казус Рэдучою, и Савичевич настроился на уход. В другой ситуации Капелло избавился бы от игрока после первой же крупной ссоры, а тут стерпел аж три. Фабио не просто простил Савичевича — если раньше он пытался встроить его в игру «Милану», то теперь стал строить игру вокруг Деяна.

А как иначе? Савичевич был любимым игроком Берлускони. Президент называл Деяна гением и слышать не хотел о его уходе. Слова Берлускони: «Если футболист, всегда игравший здорово, не может раскрыться в новой команде — это проблема команды, а не футболиста». К тому же — из-за травм ван Бастена, Папена и проблем Лентини после аварии вариантов в атаке осталось не так много. «С Савичевичем у меня было больше всего ссор, — говорил Капелло в интервью Corriere dello Sport. — Он почти не тренировался, не работал. Когда он находился на поле, остальным приходилось вкалывать вдвое больше. Но Деян был исключительным талантом, и мы сделали его суперзвездой».

В финале с «Барселоной» Деян отдал голевой пас Массаро после изящного прохода по правому флангу, а после перерыва оттуда же забил мяч неимоверной красоты.

Тремя годами ранее, когда Савичевич выиграл Кубок чемпионов-1991 с «Црвеной Звездой», Капелло не то что не тренировал — даже не работал в футболе: «Я познакомился с Фабио, еще когда он был игроком, — сказал Берлускони своему биографу Алану Фридману, — и мне всегда казалось, что из него получится хороший менеджер.

Я предложил ему пройти курс в школе управления, и он согласился, а затем я поставил его курировать несколько наших команд: по хоккею, регби, волейболу и бейсболу. Капелло хорошо справлялся, и поэтому я подумал о нем, когда «Милану» понадобился новый тренер. На нас набросилась пресса, газеты писали, что я сам хочу быть тренером, а Капелло нанимаю просто как своего распорядителя».

Наигравшись, Капелло четыре года возился с юношами «Милана», помогал в основе Нильсу Лидхольму, а весной 1987-го два месяца исполнял обязанности главного, но, во-первых, не больно-то удачно (три победы в семи матчах), а во-вторых, после него пришел Арриго Сакки, чей отточенно-лихой стиль принес клубу два подряд Кубка чемпионов. К 1991-му Сакки устал от ежедневного стресса и решил, что команда Гуллита, Райкарда и ван Бастена исчерпала себя. «Я думал, что они великая команда, уходящая в закат, достигшая наконец края бесчисленных побед», — признал Сакки в книге Джонатана Уилсона «Революции на газоне».

К тому же «Милан» третий год подряд не стал чемпионом и был на год отстранен от еврокубков после инцидента в марсельском полуфинале ЛЧ-1991: вице-президент Галлиани увел с команду с поля из-за проблем с освещением, уверенный, что будет пере- или доигровка, но «Милану» засчитали поражение 0:3. После этого Сакки решил: нужны месяцы отдыха, а потом — в сборную, где более щадящий режим. Ради этого отверг предложения «Юве» и «Реала», чей президент Мендоса обещал зарплату в два раза больше, чем в «Милане», и в три — чем в сборной. Но куда удивительнее выглядело решение Берлускони заменить Сакки неопытным тренером.

«Его встретили скептически, без энтузиазма, — вспоминал администратор «Милана» Сильвано Рамаччони в книге «Капелло: портрет победителя». — Конечно, он был сильным игроком, но потом исчез из поля зрения. Некоторые сомневались в компетенции Фабио, учитывая, как долго он находился вне футбола». Замена тактического новатора Сакки на «марионетку Берлускони» взбесила единомышленника Арриго, импозантного тренера Франко Скольо: «Капелло оскорбляет тренерскую профессию. Мне стыдно, что он тренер серии А и мой коллега».

Капелло ответил критикам на поле, выдав в серии А 58-матчевую серию без поражений и три раза подряд сделав «Милан» чемпионом. На первом собрании он сказал игрокам: «Говорят, большинство из вас закончились как футболисты. Говорят, что ваше время прошло. Умом и сердцем я понимаю, что это не так. Я играл на высшем уровне до тридцати четырех лет и знаю, что вы продержитесь еще пять сезонов. Докажите скептикам, что вы еще можете побеждать». К скептикам Фабио отнес и Сакки.

Один из игроков «Милана» на условиях анонимности сказал биографу Капелло Габриэле Маркотти: «Лучше бы Фабио не приводил себя в пример. Он резко сдал в тридцать один и последние сезоны приносил мало пользы. К счастью, большинство ребят об этом не знало».

С каждым сезоном «Милан» все сильнее отдалялся от тотального футбола Сакки, подразумевавшего универсальность и четкую слаженность действий всех игроков. «Мне нужны не сольные исполнители, а оркестр», — говорил Сакки. Капелло постепенно внедрил другой стиль: непролазная оборона (в 1994-м вратарь Себастьяно Росси побил рекорд Дзоффа, державшийся двадцать лет, и не пропускал 863 минуты подряд — суперсерию дальним ударом прервал форвард «Фоджи» Игорь Колыванов) и право нападающих мирового класса на импровизацию. В книге о Капелло Марко ван Бастен добавил: «Фабио дал нам больше свободы, чем Сакки, но и больше ответственности. Мы сами решали, в каком темпе играть, иногда устраивая себе передышки».

Во втором сезоне между вольнодумной атакой и монолитной защитой появился разрыв, который привел к трем пропущенным мячам от «Фиорентины» с «Лацио» и четырем — от «Пескары» (вышло забавно: к двум автоголам Барези добавились мячи Макса Аллегри и Фредерика Массары, нынешнего спортивного директора «Милана»). Во всех этих матчах «Милан» забивал еще больше, но сквозняк в центре поля бесил Капелло, и он решил проблему, совместив в опорной зоне Франка Райкарда и Деметрио Альбертини, вытеснившего Анчелотти.

Но летом 1993-го Райкард вернулся в «Аякс», и перед групповым раундом Лиги чемпионов «Милан» не победил в четырех матчах подряд, а также на три месяца потерял из-за травмы Бобана, действовавшего в центре. За два дня до закрытия трансферного окна Капелло попросил Галлиани о помощи. Зная, что после летних покупок Лаудрупа-младшего, Рэдучою и Пануччи трансферный бюджет исчерпан, Галлиани втайне от финансового директора клуба Франко Тато договорился с летевшим в бездну «Марселем» о покупке Десайи за шесть с половиной миллиона долларов.

В следующие недели Галлиани избегал взбешенного Тато. «К счастью, к тому моменту, когда он поймал меня, Берлускони уже увидел, как хорош Десайи, и признал: этот трансфер — отличная идея», — сказал Галлиани журналисту The Times Габриэле Маркотти.

«Десайи изменил нашу игру, — сообщил в книге «Капелло: портрет победителя» полузащитник «Милана» Стефано Эранио. — Райкард больше ориентировался на атаку, а Десайи посвящал себя защите, что сняло часть оборонительных хлопот с других игроков и сделало их более раскрепощенными в нападении».

Когда перед финалом ЛЧ-94 «Милан» потерял из-за дисквалификаций обоих центральных защитников, Барези и Костакурту, Капелло попробовал на их месте Десайи (в «Марселе» он там и играл), но тот будто специально провел тренировочный матч настолько слабо, чтобы его вернули в опорную зону. В итоге в центре защиты вышли Филиппо Галли и Паоло Мальдини, чье место на левом фланге занял молодой пришелец из «Дженоа» Кристиан Пануччи (до этого он действовал в этой роли лишь раз), а Десайи царил в середине поля и забил «Барселоне» четвертый мяч.

«Барса» серьезно ошиблась, думая, что дисквалификация Барези с Костакуртой сделала их фаворитами, — сказал Альбертини репортеру Marca Ирати Прату, автору книги «Милан» Берлускони». — Мы видели в испанских газетах фотографии Кройффа с кубком чемпионом — казалось, что «Барса» его уже выиграла».

Перед матчем Кройфф заявил: «Мы сильнее и опытнее, чем в победном финале двухлетней давности, а в «Милане» нет ничего особенного. Они строят игру на обороне, а мы — на атаке. На те деньги, что мы потратили на Ромарио, они купили Десайи. Этим все сказано». Живущий в Испании английский журналист Гари Такер писал: «Если перед финалом-1992 Кройфф сказал игрокам: «Выходите и наслаждайтесь», то в Афинах посыл изменился: «Вы лучше, чем они, поэтому вы победите». После этого Десайи подавил в центре поля Гвардиолу, Бакеро и Амора, лишив Ромарио со Стоичковым удобных передач.

0:4 от «Милана» запустили уничтожение барселонской дрим-тим, лучшей команды мира начала девяностых. После игры Кройфф не сказал команде в раздевалке ни слова, вскоре окончательно поссорившись с Ромарио и Стоичковым, на обратном пути из Афин вратарь Субисаррета узнал, что с ним не продлят контракт (столь же адекватного себе вратаря «Барса» искала потом почти десять лет, до появления Вальдеса), а Лаудруп-старший, оскорбленный непопаданием в заявку на финал, ушел в «Реал».

«Это был величайший финал после победы мадридского «Реала» над франкфуртским «Айнтрахтом» в 1960-м со счетом 7:3», — признал Джонатан Уилсон. Без двух основных защитников «Милан» задушил лучшую атаку мира, а без главных звезд атаки (травмированных Папена и ван Бастена) устроил четыре гола, хотя в серии А-1993/94 не забивал за матч больше двух.

32-летний Даниэле Массаро звездой не считался, семь лет был где-то на подхвате, затыкал дыры, но в Афинах забил два мяча, повторив достижение ван Бастена в финале-1989. «Нас разозлило поведение игроков «Барсы», еще до матча праздновавших победу, — сказал Массаро в интервью The Guardian. — При этом Йохан Кройфф — кумир моего детства. Раньше я играл под его четырнадцатым номером, а, проектируя свои бутсы, сделал их оранжевыми — тоже в его честь. Увидев Кройффа перед игрой, я почувствовал себя ребенком в кондитерской. Для финала Лиги чемпионов это неслыханно, но я подошел к нему и попросил автограф».

После разминки игроки «Милана» убежали в раздевалку, а перед выходом на игру услышали от Капелло: «Вы великие чемпионы, но прежде всего вы великие люди. Не разочаровывайте меня».

Смотреть на YouTube

Команда обмывала победу в отеле до четырех утра, а Капелло с Галлиани задержались еще на два часа. Наотмечавшись, они пошли к лифту, где Капелло поинтересовался: «Кстати, а где кубок? Он был в раздевалке, автобусе, баре, а теперь?» — «Боже, я, наверно, оставил его в баре». — «А ведь вы за него отвечаете», — улыбнулся Капелло.

Галлиани понесся вниз, но трофей в баре не нашел. Он в панике метался по отелю, пока не наткнулся на горничную, которая отнесла кубок в подсобку. «Я обнял его и поцеловал, как нашедшегося ребенка, — признался Галлиани в книге «Капелло: портрет победителя». — Не помню подробностей, но я жил в двухместном номере, и на одной кровати спала моя жена, а на другой я, крепко обнимая кубок. Я не отпустил бы его ни за что на свете».

Через год «Милану» попались в финале какие-то пацаны из Амстердама. Новый триумф казался неизбежным. 

Читайте также: