Футбол

«В 9 лет Дима стоял за прилавком». Почему Баринов отказал «Зениту» и не попал в «Спартак»

«В 9 лет Дима стоял за прилавком». Почему Баринов отказал «Зениту» и не попал в «Спартак»
Дмитрий Баринов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Детство без отца, дедовщина, слезы и седые волосы — история новой русской звезды.
  • Дмитрий Баринов родился в деревне Огуднево Щелковского района, с детства — как и все вокруг — болел за «Спартак»
  • Но в 12 лет попал в егорьевский «Сатурн», а в пятнадцать — в «Локо», где стал чемпионом России и игроком сборной
  • Его мама, детский тренер, скауты «Локо» и тренер юношеской сборной объясняют, как ему все это удалось

«Если ты мне сломаешь будущее, я тебе этого никогда не прощу»

— Дима еще ходить не умел, когда начал мячиком играть — будто родился с ним, — говорит мама Баринова Валентина Анатольевна. — В секции занимался с четырех лет — в деревне Литвиново, недалеко от нашей деревни. Потом у нас открылась школа «Селена», и с шести лет сын играл там, а в семь стал ездить в щелковский «Спартак». Оттуда в девять лет перешел во фрязинский «Олимп».

— Сколько приходилось ездить?

— От нас до Щелково — 20-25 километров. До девяти лет Диму возила сестра Даша (она старше на шесть лет), а потом он ездил сам. Хорошо еще, что я работала в Щелково и после тренировок он приходил ко мне в магазин. А так — пока он ехал, я ему сто раз звонила. Если честно, лет в тридцать пять у меня седые волосы появились — от переживаний за сына.

Самый страшный период — когда он уехал в «Сатурн». Дима до двенадцати лет со мной спал, а тут его забрали. Мы с дочерью так плакали, что у нас дома все цветы завяли. Даша тогда сказала: «Если когда-нибудь у меня родится сын, в нашем доме обязательно будет звучать имя Дима». Так она назвала старшего сына.

— Как вы общались, когда он уехал в Егорьевск?

— Он звонил по 47 раз на день, и я чувствовала, что у него стоит ком в горле, и он хочет плакать. Говорила: «Сыночек, давай я приеду и заберу тебя». — «Приезжай». Я увезла его домой: «Ничего страшного. Отвезем назад документы в школу. Будешь заниматься футболом на уровне района». Через день-два Дима зашел на кухню: «Мама, вези меня назад». — «Димочка, я умру без тебя. Подумай как следует». Он еще походил-походил и говорит: «Вези, мамуль. Если ты мне сломаешь будущее, я тебе этого никогда не прощу».

Дмитрий Баринов / Фото: Андрей Аносов

Потом на него снова накатывало отчаяние, он звонил мне, я много плакала. Я понимала, что в «Сатурне» дедовщина. На каждый выходной я возила туда огромные сумки с печеньем и вафлями. Естественно, на всю команду — не повезешь же одному ребенку. А Дима только года два назад мне признался: «Хорошо, если я к вечеру успевал спрятать пачку печенья. Остальное отбирали». И деньги я ему оставляла — пять тысяч: их иногда выпускали из интерната на каток или в «Макдоналдс».

Я ему тогда говорила: «Потерпи. Может, ты остальным ребятам еще спасибо скажешь». Сейчас Дима очень благодарен, что я не смалодушничала и не забрала его окончательно домой.

— Заиграв в «Локомотиве», он ведь в первую очередь отблагодарил вас?

— Да. Помню разговор в парикмахерской. Сыну тогда было девять лет. Наташа-парикмахер сказала: «Дим, вырастешь — будешь богатым». Он повернулся ко мне: «Мамуль, какая у тебя мечта?» — «Сынок, хочу маленький дом на берегу речки или озера. И чтоб петух по утрам будил». — «Мам, даже если я буду таксистом или программистом, домик у тебя будет». С первого контракта он мне построил хороший шикарный дом.

После смерти сестры я закрыла наш магазин, и в нашей семье сейчас никто не работает. Он нам всем помогает.

— Бываете на его матчах?

— Почти на каждый матч ездят моя дочь с мужем и племянник. А я с малышом сижу. У меня не очень здоровое сердце, так что мне лучше дома.

«После покупки дома на Диму кто-то наезжать начал»

Утром четверга я встретился во фрязинском дворце спорта с детским тренером Баринова Александром Тихоновым.

Александр Тихонов / Фото: © Денис Романцов

— Помню, захожу в магазин, а он торгует, — вспоминает Александр Викторович. — Мать спит на стуле, а Дима — за прилавком, за кассой: «Что надо? Сигареты? Жвачку? Пожалуйста. Следующий!» Это 2005 год. Ему было девять лет.

Его мама всю жизнь работала в магазине. Двое детей, отец их бросил. Получив первые хорошие бабки, Дима нашел отца. Его отговаривали: «Он же тебя кинул». — «А я хочу посмотреть на него. Хочу!»

Отец был в тяжелом состоянии. Дима отвез его, кажется, в Израиль. Вылечил. И привез к себе, в Литвиново. Сейчас отец Баринова играет там за команду ветеранов.

Потом Дима устроил в Огуднево детский турнир. Проспонсировал, купил игрокам форму, тренерам костюмы, привез всем подарки. Солидно провел. Теперь хочет открыть «Футбольную школу Баринова».

— Чем еще удивляет?

— Мне нравилось, что Дима всегда говорил: «Матери никто не поможет, кроме меня». Он, как любой парень, очень хотел машину, но, как вы знаете, с первых серьезных денег построил маме большой дом. Готов был перечислять ей в месяц хоть миллион, но она сказала, что хватит и тридцати тысяч рублей: «Я не шикую. Мне главное — огород».

При этом в Огуднево — после покупки дома — на Диму кто-то наезжать начал, но я через одного солидного знакомого навел порядок. Недавно была еще одна проблема.

— Какая?

— Во Фрязино играли местные пацаны, и Дима приехал посмотреть. Сел на трибуне, а тут же все за «Спартак» болеют. Вообще все. Говорят ему: «А ну-ка сюда иди». Мне звонит приятель: «Сейчас тут твоего Димку ******** (изобьют)». Я звоню главному местному фанату «Спартака» Барабошкину: «Останови своих. Ну, ляпнул Дима когда-то про «Спартак» — чего вы сейчас-то к нему пристали?» И Барабошкин остановил фанатов.

А самое смешное — сын Барабошкина играет за молодежку «Локомотива», недавно выходил против Леверкузена в юношеской Лиге чемпионов.

— В юности Баринов тоже был фанатом «Спартака». А перейти туда мог?

— Я возил его туда на игру, и он понравился детскому тренеру Виктору Кечинову. Дима тогда все рвался к кому-то из спартаковских бразильцев — автограф взять. Потом через Вагиза Хидиятуллина организовали звонок Борису Позднякову, работавшему в спартаковской академии: «Есть отличный пацан, играет за сборную области». — «Да вы чего. Я в этом возрасте всех знаю». Даже смотреть не захотел.

Как Баринов мог перейти в «Зенит»

Щелковскую футбольную школу, куда Баринов ездил с семи лет, открыл отец Александра Тихонова — Виктор Михайлович (умер в 2007 году).

— В 1986 году тренер Иштван Секеч позвал меня в «Пахтакор», — вспоминает Александр Тихонов. — Я перешел, готовился к вылету в Шри-Ланку, и вдруг вместо Секеча поставили моего отца, а тот в первый же день убрал меня из команды.

— Потому что — сын?

— Да, но я не затерялся: через два года попал в симферопольскую «Таврию». Потом — золото Азиатских игр и полуфинал азиатской Лиги чемпионов.

— Как оказались в России?

— Сначала переехали мать и сестра с мужем, потом отец — вот и потянули за собой. Я устроился к папе в щелковскую школу, и он посоветовал мне Диму Баринова: «Посмотри его. На поле все делает правильно». Я его взял, а потом мне предложили возглавить школу во Фрязино, куда я перевез всю команду 1996 года рождения. Диме из Огуднево было даже удобнее сюда добираться.

Я сделал его капитаном и ставил фрязинским пацанам в пример: «Он ездит из деревни — и не пропустил ни одной тренировки. А вы прогуливаете». Хотя поначалу, когда мы возвращались ночью с турниров, и я выводил Диму из автобуса, чтобы передать маме, он говорил: «Я бабайку в лесу боюсь».

— Где он у вас играл?

— Только впереди. Забивал по 5-10 голов за матч. Есть форварды-транжиры, а он вообще не упускал моменты — забивал все. С его помощью мы выносили всех, хотя главное для детского тренера — развитие игроков, а не результат. Те, кому важнее результат, занимаются ерундой — подставами, работой с судьями.

— Самый запоминающийся турнир с участием Баринова?

— В Красноармейске участвовали все команды Мособласти. Мини-футбол — пять на пять. Победителям — телевизор каждому. Лучшему игроку — приставка. За два дня моя банда всех шлепнула. Когда Димка вернулся домой с телевизором и приставкой, все Огуднево сбежалось на него посмотреть.

— Кто был талантливее Баринова в вашей команде?

— Когда я повез их в егорьевский «Сатурн», сильнее был друг Димы — крайний хав Серега Ющенко, который раньше попал в юношескую сборную. Но я знал, что заиграет именно Баринов. В нем было все (характер, скорость, мышление, техника), а Ющу не хватало характера.

— Почему отвезли их именно в «Сатурн»?

— Там работал дядя Алексея Игонина Федор Михайлович — очень сильный селекционер, друг моего отца. В «Сатурне» тоже сначала делали ставку на Ющенко. А потом, как мне говорили, Серега влюбился в девушку старше себя, день и ночь говорил с ней по телефону. Надо на тренировку — а его в сон клонит.

— В «Локомотив» после трех лет в «Сатурне» они перешли вместе?

— Да, но еще раньше их просмотрел «Зенит», и Костя Сарсания сказал мне: «Давай их обоих в Питер». Я вытащил в РФС отца Юща и мать Димки. Костя дал им десятку: «Это вам на экскурсии, пока дети тренируются». Десять тысяч долларов. «Потренируются неделю, — продолжил Костя. — Если вам не понравится — уедете. Они-то нам нравятся — мы их уже видели».

Вечером мне звонит мама Димы: «Саш, я не поеду». — «Как?» — «Ющ не хочет ехать». — «Почему?» — «Дал слово друзьям, что не уйдет из «Сатурна». — «Вы чего? Оставь себе деньги и хотя бы проводи сына на вокзал». — «Нет, я верну деньги». Она — очень честная и порядочная женщина.

Звоню отцу Сережи Ющенко: «Вы что делаете?» — «Он мужик, дал слово». — «Это же будущее твоего ребенка. Завтра любому пацану, которому Серега дал слово, предложат контракт — и он не посмотрит на твоего сына, а повернется и уедет».

Так и не уговорил. Отвез Косте деньги. Наверно, для Димы это к лучшему. А Серега Ющенко потом не поднялся выше второй лиги.

«В первый же месяц Диму хотели отчислить из «Сатурна»

Офис «Локомотива». Селекционный департамент. Последние три года здесь работает Федор Игонин, забравший Баринова в «Сатурн».

Федор Игонин / Фото: © Денис Романцов

Федор Михайлович играл в футбол и хоккей в Караганде, но выше второй лиги не поднялся. С 2007 года он работал скаутом «Сатурна» и, кроме Баринова, привез из Рязани Константина Кучаева. Перейдя в «Динамо», привел туда Грулева и Евгеньева. Последние три года Игонин работает в «Локомотиве».

— Работая в «Сатурне», я по заданию спортивного директора подписывал договора со всеми футбольными школами Московской области (всего их сорок три). Приглашали оттуда тренеров на стажировку и просили привезти с собой двух-трех перспективных игроков. Благодаря тренеру Александру Тихонову мы узнали о Диме Баринове.

Но никак не получалось его забрать. Мне пришлось год-полтора его уговаривать перейти в «Сатурн» — изначально он и тренер склонялись к «Спартаку». Мы уже и не надеялись, что возьмем Баринова в «Сатурн», а потом я решил проведать его и поехал с женой в магазин, где Дима помогал маме за прилавком. Она и сказала мне: «Заберите его уже. Ни в какой «Спартак» он не уехал». В тот же вечер я увез его на машине в «Сатурн».

Правда, у Димы был сложный характер, и в первый же месяц директор Штыков готов был его отчислить. Я настоял на том, что такими игроками нельзя разбрасываться.

— За что хотели отчислить?

— Баринов с другом вышли в город и нарушили режим. Потом пришел новый тренер Сергей Кищенко и закрутил Диме гайки, а также перевел из нападения в центр полузащиты. Тогда Дима задумался, что у него есть перспективы и пора сосредоточиться на футболе.

За счет внутреннего стержня Дима все выгрызал. В центре полузащиты выиграл конкуренцию у более техничного парня из Казани Димы Павлова. В «Сатурне» хватало более талантливых ребят, чем Баринов: например, Кондрашов из Орехово-Зуево, который уже закончил с футболом.

— Как его характер проявлялся в играх?

— Заводил команду бойцовскими качествами. Мы давали ребятам тест на выносливость, и он с ним очень хорошо справлялся.

— Как он попал в «Локомотив»?

— Когда «Сатурн» развалился, я перешел в «Динамо» и хотел забрать Диму туда. Но на финале первенства России в Сочи «Сатурн» с Бариновым провалился, занял только девятое место, и, посмотрев на это, спортивный директор «Динамо» сказал: «Я его не хочу брать. Скорости не хватает. Возьмем лучше защитника Сашу Степанова». Тогда Дима пошел в «Локомотив» (а Степанов сейчас в «Волгаре»).

Насколько я знаю, Дима и в «Локо» поначалу не так выделялся, тренеры в него не верили — пришлось побороться, чтобы он остался в клубе.

«То, что он пробивался из деревни, очень его мотивировало»

Из «Локомотива» Баринов попал в юношескую сборную, с которой выиграл Евро U17 и дошел до финала Евро U19. При этом в команде он появился незадолго до золотого Евро.

— После первого отборочного раунда мы провели селекционный сбор для двадцати двух игроков, — говорит тренер юношеской сборной Дмитрий Хомуха. — Баринов хорошо себя проявил, и я стал регулярно его вызывать. Дима — единственный из тех двадцати двух, кто остался в команде.

То, что он пробивался из деревни, очень его мотивировало. Тренеров это всегда подкупало: на тренировках и играх он всегда отдавался полностью.

Александр Зуев, Аяз Гулиев, Джамал Ходжаниязов и Дмитрий Баринов / Фото: Василий Пономарев

— Чем еще понравился?

— Волевыми качествами. Игровой дисциплиной. Очень быстро вникал в наши требования. В матче с Испанией на Евро U19, когда мы одержали в меньшинстве волевую победу, именно Баринов забил первый ответный мяч. Тогда он проявил свои лидерские навыки.

В отборочном раунде Евро U19 Дима неудачно упал и сломал ключицу. Ему сразу сделали операцию, и через месяц-полтора он вернулся — быстро поправился.

— Правда, что он приезжал в сборную с лишним весом, и вы объясняли ему, как правильно питаться? Советовали, например, не налегать на хлеб.

— Это обычная практика — мы всегда ребятам говорим: «Если хотите стать профессионалами — будьте ими не только на поле, но и в жизни. Именно будьте профессионалами, а не кажитесь ими». Тем, у кого были проблемы, мы, конечно, советовали скорректировать питание.

К счастью, Диме не приходилось два раза что-то объяснять — как по житейским вопросам, так и по футбольным. Например, наши тактические требования могли отличаться от клубных. Игрокам нужно было соответствовать и тем, и тем — то есть перестраиваться. Дима с этим справлялся. Это говорило о его очень высокой мотивации. То, что мы видели в юношеской сборной, предполагало, что он выйдет на свой нынешний уровень. 

«Их не пустили ночевать, и они ночевали на вокзале. На скамейках»

В «Локо» Баринов попал в 2012 году во многом благодаря скауту Александру Сорочинскому.

— На первенстве России в Сочи подойти к игрокам «Сатурна» было очень сложно: директор академии, два тренера и врач их очень серьезно контролировали, — вспоминает Александр. — А в одной из игр Диму удалили и запретили сидеть на скамейке. Убрали на трибуну. Там я к нему и подошел.

Он кипел из-за удаления, я его успокоил и заговорил о переходе в «Локомотив». Он опасался, что сядет тут на скамейку, но помогло то, что другой сатурновец, Черепанов, перешел в «Локо» и спокойно здесь играл (в двадцать лет он закончил карьеру — прим. matchtv.ru).

Благодаря характеру, физическим качествам и умению быстро принимать решения на поле Дима вытеснил из «Локо» конкурента. К тому же человеческие качества Димы — на высоком уровне. Всегда со всеми здоровается. Да, в школе где-то не успевал. Мог бы успевать, но не хотел — сконцентрировался на футболе.

Агент Павел Банатин рассказал мне, что, когда Дима с Черепановым поехали забирать документы из «Сатурна», им сказали: «Не, мы вам сейчас не дадим. Давайте завтра». Даже не пустили их ночевать. И они ночевали на вокзале Егорьевска. На скамейках. Чтобы с утра забрать документы и перейти в «Локомотив». 

28 сентября matchtv.ru покажет центральный матч тура — «Локомотив» — «Зенит». Начало игры — в 19:00 по Москве.

Открыть видео

Читайте также: