Футбол

Игнатьев жил нищенски и собирался в ЦСКА. Сафонова заметили на школьной перемене. Как «Краснодар» ищет таланты

Интервью с селекционерами, нашедшими «Краснодару» его новых звезд.
  • Почему в «Краснодаре» не заиграли первые известные выпускники академии — Агеев и Жигулев?
  • Как Игнатьева перехватили у ЦСКА?
  • Почему в «Краснодаре» лучше, чем в Москве?
  • Почему Мурад Мусаев не стал футболистом?

«Окружение Сергея Галицкого было против академии» 

Владимир Шевелев — легенда кубанского спорта: прославился в плаванье, гандболе и футболе. Он же — первый директор академии «Краснодара», для которой нашел, например, вратаря Сафонова и нападающего Игнатьева. Матвея — главное открытие весны в РПЛ — Шевелев обнаружил в 72-й школе Краснодара.

— Стою на перемене и вижу: на физкультуру идет класс, а один мальчик — на три головы выше. Рослый, мощный пацан. Перед уроком я попросил преподавателя: «Сделайте пару эстафет». — «Без проблем». Сафонов пробежал быстрее всех. Его отец, тренер дубля баскетбольного «Локомотива-Кубань», упорствовал, не отпускал Матвея в футбол, но я уговорил: «Давай попробуем. В баскетбол ты его всегда успеешь взять».

Матвей — координированный мальчик, так что со своим ростом сразу встал в ворота. Сафонов — не единственный, кого мы присмотрели в краснодарских школах, но ребята из сел и станиц, как правило, сильнее городских. В сельской местности больше работают, кушают более качественные продукты. Когда молоко от своей коровы, а не искусственное, конечно, получаются физически одаренные дети.

— Как вы пришли в спорт?

— Кого-то спорт ломает, а мне — помог не сломаться. В четвертом классе я попал под трамвай, лишился ноги. Два года скакал на костылях, а потом мне сделали протез. Я научился с ним бегать и прыгать. Мечтал даже служить в армии (отец прошел всю войну), но все же не взяли. Я мог, конечно, спиться, как многие, но выбрал спорт. Без ноги стал мастером спорта по плаванию.

Внук Саша продолжил мое дело — на юниорском чемпионате Европы-2017 стал победителем на 100 метров и серебряным призером — на 200. Младшая дочь Ксюша выигрывала гандбольный чемпионат России с «Ростов-Доном».

— Как переключились на футбол?

— Был вратарем дворовой футбольной команды, выиграл зимнее первенство Краснодара (на летнее меня не допускали — там надо было в шортах играть, а у меня же протез) и с середины семидесятых тренировал детей. Из моей команды 1972 г. р. три человека попало в юниорскую сборную СССР: это уникальный случай, учитывая, как работали Армения, Грузия, Азербайджан — «лепили» по три-четыре года.

— Как пришли в селекционную службу «Краснодара»?

— Мой воспитанник Сережа Вахрушев сказал, что создан новый клуб, и позвал меня туда. Я ответил: «Не хочу. Уже видел эти клубы: «Екатеринодар», где отмывали деньги, «Колос», «Немком». — «Да нет, — сказал Сережа. — Там серьезный человек». — «Ну, давай встретимся».

На встрече я признался Галицкому: «У меня всю жизнь есть мечта — создать классную академию. Не хватало инвестора». — «Давайте попробуем». Окружение Сергея Николаевича было против, но он сказал: «Деньги мои, поэтому академия будет открыта».

Сергей Галицкий / Фото: © РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Что дальше?

— Год я проработал селекционером основной команды, выступавшей во второй лиге, нашел для нее восемнадцать игроков, а потом стал первым директором академии.

— Галицкий указывал, каких игроков брать в академию?

— Он полностью доверял селекционной службе. В то же время был на просмотровых играх, которые мы устраивали, и участвовал в обсуждении игроков. Каждую неделю на совещании начальников отделов я ему докладывал о селекционной работе. Он давал высказаться, слушал аргументы.

— Как нашли Ивана Игнатьева?

— Забрал его из Ачинска (180 километров от Красноярска), увидев перед этим на турнире в Омске, проходившем в манеже. Он выходил за команду старшего возраста и проводил на поле только тайм. При этом — настоящий бомбардир с невероятным голевым чутьем. Я разговорился с его тренером: «У тебя пацан такой классный! Почему мало играет?» — «Берегу его. У него уже практически есть билет в Москву. В ЦСКА».

Иван Игнатьев / Фото: © РИА Новости/Сергей Пивоваров

— Ваша реакция?

— Связался с мамой Вани (отца у него нет) и решил вопрос в пользу «Краснодара».

— Как уговорили?

— Игнатьевы жили нищенски. В бараках. Кошмар. Старшая сестра рано родила, было тяжело. Мы изыскали деньги, и за счет этого они приехали в Краснодар, подписали контракт и оставили Ваню здесь. Его мама плакала, увидев, какие тут условия — одни из лучших в мире.

— В Москве Игнатьеву было бы тяжелее?

— Там другая специфика работы: набирают с первого класса малышей и до пятого класса работают только с москвичами. Потом выезжают на турниры в регионах: о, сильный пацан, берем. К седьмому классу из москвичей остается один-два. Остальных выбрасывают и берут иногородних. Через два года опять всех выкидывают и набирают других. Ребенку в московских академиях трудно раскрыться — у него бывают спады, а там на это не обращают внимание и берут более сильного. Так нельзя с детьми работать. Поэтому развиваться — по условиям и отношению — лучше в «Краснодаре».

«Агеев выходил против «Эвертона», теперь во второй лиге» 

https://www.instagram.com/p/BsiBctzhk2R/

— Кого еще перехватили у московских клубов?

— Например, полузащитника Илью Гилязутдинова (сейчас он в чешском «Влашиме»). Он из села под Сызранью. «Спартак» отправил его делать загранпаспорт для вылета на турнир в Испанию, а он приехал в «Краснодар». Я не допускал подлостей: не говорил, что в других клубах плохо. Просто предлагал приехать и посмотреть на академию «Краснодара».

— Другая ваша находка Илья Жигулев — первый воспитанник «Краснодара», заключивший контракт с основой. Почему он там не заиграл?

— Для современного футбола ему не хватает взрывной скорости. Он немножко тянучий. Может играть за «Урал», «Оренбург», а в топовом клубе без скорости сложно. Видите же, какие сейчас тенденции в футболе: включил АПЛ, чаю не успел попить, а уже первый тайм закончился. Никто не играет поперек-назад: иначе болельщики не будут ходить и клуб обанкротится.

— Первый воспитанник «Краснодара», забивший за основу — Александр Агеев. Как нашли его?

— Заметил на детском турнире в Воронеже. Сашку звали в «Спартак», но я уговорил его отца, чтобы они приехали из своего Белгорода в Краснодар. Агеев — талантливый, умненький пацан. Скоростной, взрывной. Как Майкл Оуэн. Лихо обыгрывал, бил с обеих ног.

— Что ему помешало закрепиться в РПЛ?

— Папа. Он страшно любит сына. Лез в учебно-тренировочный процесс. Я его просил: «Боря, ты уже свое дело сделал. Теперь дай другим поработать». Но он считал, что его сын лучше всех. Говорил, что скучает по нему. Я сказал Боре: «Заберешь ты его домой. Будет он играть за свой краснознаменный «Салют», а потом начнется: «Ну-ка, папа, сбегай за пивком». В принципе, так и закончилось. Жалко, Сашка в восемнадцать лет выходил в Англии против «Эвертона», а теперь играет за Белгород во второй лиге.

— Родители часто мешают прогрессу детей?

— О, конечно. А бывает и любовь. Влюбился и закончил с футболом. Например, полузащитник Сергей Лысенко — как раз из моих воспитанников 1972 г. р., что пробились в сборную. В своем возрасте Сергей бежал быстрее всех в Союзе. Но у него была любовь — одноклассница Таня.

Я показал его тренеру Онищенко из киевского «Динамо». Он: «Беру!» Таня возразила: «Там Чернобыль! Не надо туда». Потом Сергея хотело минское «Динамо», но Таня сообщила: «Радиоактивное облако пошло на Беларусь. Не езжай туда». В итоге Лысенко работает в МЧС. Загубил свой талант. А с Таней развелся.

— Другой ваш воспитанник, полузащитник Алексей Уваров, уезжал в Германию, но закончил в тридцать лет. Почему?

— После Германии и Украины попал в «Рубин», но его агент кинул Бердыева на двести тысяч долларов. Леше заявили: «Пока не вернешь деньги, будешь в аренде». — «Не поеду». — «Ну тогда бегай по кругу за вторую команду».

— Почему вы оставили «Краснодар»?

— Когда в академию пришли, скажем так, посторонние люди, я скромно ушел — никаких проблем, дай бог всем здоровья и удачи. Отверг предложение из Москвы (большой город — легко потеряться) и уехал в академию Коноплева. Привез туда немало классных игроков, но так и не нашел свой идеал — при всей ненависти к нашему режиму я искал кого-то похожего на звезд советского футбола, Стрельцова, Воронина, Яшина.

— Хоккеисты Кучеров и Капризов подарили первым тренерам машины. Что ученики дарят вам?

— У меня воспитанники не только в футболе, но и в гандболе — чемпионки мира и Европы. Главный их подарок — когда они каждый год собираются на мой день рожденья. Самым старшим уже за пятьдесят, а все равно помнят, приходят. Значит, в этой жизни я что-то делал правильно.

«Сафонов просил выпустить его в поле» 

Искать игроков «Краснодару» Шевелеву помогал Александр Рубцов. В юности он вызывался в сборную своего возраста, где сотрудничал с Виктором Радаевым, Юрием Пудышевым и Анатолием Давыдовым. С 1986 года Рубцов тренировал в краснодарской СДЮСШОР-5, вырастил там Бузникина, Чичкина, Дьякова и Малояна, а в 2008-м перешел в «Краснодар», где работал селекционером (привез из Волгограда полузащитника Артема Голубева, уже дебютировавшего в РПЛ) и стал первым тренером Матвея Сафонова.

— Убедив Галицкого в необходимости академии, Шевелев мне сказал: «Хочешь работать, как мы мечтали? У хозяина — с великолепными полями». — «Вовчик, ну, конечно». Галицкий взял базу Четук, которая была в безобразнейшем состоянии, и превратил ее в сказку.

— Чем удивлял Матвей Сафонов?

— В детстве был рассеянный. То перчатки забудет, то бутсы. Я Матвея воспитывал. Однажды незаметно взял его перчатки и сказал другому вратарю Никите Коновалову, жившему с Матвеем в одном номере: «Спроси его, все ли на месте?» Захожу: Матвей уже плачет. «Александр Михалыч, перчатки где-то потерял». — «Держи. Будь внимательнее». Слезы сразу пропали, обрадовался. Он хороший мальчишка, очень душевный.

Я над ним подшучиваю: «Как был ты, Матвей, разгильдяем, так и остался. Но — в хорошем смысле». Его детская забывчивость переросла сейчас в хладнокровие — ему все по фигу. Помнишь момент с «Зенитом», когда он убрал Дзюбу на замахе, выбежал из штрафной, но нога поехала, передача пошла слабо, и он прикрыл мяч корпусом. Потом показали Матвея, а он спокоен, даже улыбнулся. Любой другой бы запаниковал.

— В детстве он так лихачил?

— Я уже тогда заставлял их играть ногами, но он не рисковал. При этом иногда просил выпустить его в поле: «Ну, можно, можно?» В играх со слабыми командами я ему разрешал: «Ладно, иди в нападение — забивай».

— Что за вратарь Никита Коновалов?

— Одаренный мальчик — примерно такой же, как Матвей. Но его мама задурила — школой, гитарой. Он бросил футбол, хотя мог вырасти хорошим футболистом. Тренер вратарей Алексей Чистяков говорил: «У Никиты ноги быстрее, чем у Матвея». — «Зато какие руки у Матвея!» Когда мы играли в мини-футбол с гандбольными воротами, он своими лапищами вытаскивал практически все мячи.

— В «Краснодаре» 1999 г. р. был сильный центральный защитник?

— Сергей Бородин. За ним два-три года московское «Динамо» гонялось. Не знаю, почему его сейчас не ставят. Спрошу у Мусаева. Мурад ведь занимался у меня пару лет. Тоже центральный защитник. Больших перспектив у него не было, и он оставил футбол. Раньше так было: если «Кубани» не нужен — заканчиваешь. Местные мальчишки варились в своем соку, а я еще был неопытен и не умел пристраивать их в другие города, как потом Малояна с Дьяковым.

Виталий Дьяков / Фото: © РИА Новости/Сергей Пивоваров

— Как нашли Дьякова?

— Как научил Владимир Шевелев: ходил по школам и отбирал детей. Дьякова увидел в 72-й. Пришел к его отцу и услышал: «А он уже занимается у вас со старшим возрастом. У тренера Рубана. Разбирайтесь сами». Рубан мне Дьякова не отдал, а потом Виталик с отцом сами ко мне пришли: «Хотим у вас заниматься».

Через несколько лет Виктор Тищенко забрал Дьякова и еще трех моих игроков в «Локомотив». Те трое отвалились, а Дьяков остался до конца, но в основу «Локомотива» не попал. Тищенко отправил его к Белоусу в «Ростов». Там Виталик спустя время заиграл, а перед уходом в «Динамо» признался мне: «Бердыев не хочет, чтобы я уходил».

«Динамо» казалось перспективнее, и он ушел. Потом там, видимо, за счет него решили разгрузить бухгалтерию, а он не согласился. Его загнобили, и он тренировался в молодежке у Димы Хохлова, другого краснодарского воспитанника. Потом — Турция. Все покатило, а затем сел в запас. Тренер на него взъелся: «Чего ты не улыбаешься?» — «Я ж не играю — чему радоваться?» В итоге его и в Турции загнобили.

Вчера Виталик звонил: «Михалыч, все хорошо. Я в минском «Динамо».

— Чем запомнился Артур Малоян?

— Он занимался со старшим возрастом, но те-то все выросли, а он был маленьким и больше бился, чем играл. Я попросил директора школы: «Пока он не умер, дайте его мне». Через несколько лет Артур уехал в «Спартак». Лаудруп выпускал его в Лиге Европы, а Карпин убрал из состава. Потом — травмы. Должен был в сборной играть, а сейчас ковыряется в краснодарском «Урожае». Я его спросил: «Чего ты сюда приехал?» — «Михалыч, безвыходное положение».

— Чем поражал юный Бузникин?

— Умный, техничный, но характера не хватало. Я советовался с питерскими тренерами (у самого-то опыта было мало — Бузникин был из моего первого набора), и они сказали: «Михалыч, не переживай, дай ему время. Радченко в детстве тоже не был бойцом, а потом попал в сборную и «Спартак».

И правда — в четырнадцать лет Максик начал проявлять характер. На турнире в Сочи вошел в штрафную и собрал вокруг себя пять-шесть соперников. Я крикнул: «Отдай влево!» Другой тренер Корецкий: «Вправо!» А Макс разбросал соперников, посадил вратаря на пятую точку и закатил в пустые ворота. Мы с Корецким тупо друг на друга посмотрели и закрыли рты.

В «Кубани» Макса, правда, не признавали. В Новороссийске он Долматову не понравился. Некоторые тренеры называли его комнатным игроком. А потом Виктор Тищенко забрал его в Тольятти, и через год Бузя был в «Спартаке». 

P. S. Сегодня Бузникин — глава селекционного отдела «Краснодара». 

«Краснодар» в 26-м туре РПЛ сыграет ЦСКА. Смотрите игру в воскресенье в 18:25 (мск) на канале МАТЧ ПРЕМЬЕР и нашем сайте.

Краснодар - ЦСКА. Российская Премьер-лига. 26 тур

Читайте также:

Нет связи