live
Футбол

«Пел частушки, таскал плуг, любит крабовые палочки». Репортаж из родной деревни Ивана Облякова

«Пел частушки, таскал плуг, любит крабовые палочки». Репортаж из родной деревни Ивана Облякова
Иван Обляков / Фото: © Группа ВК «‎Ф.К.Фортуна (Вындин Остров)»‎
Вындин Остров. 140 км от Питера. Родина новой звезды ЦСКА.
  • Почему Обляков перешел в ЦСКА перед закрытием трансферного окна?
  • Как он борется с лишним весом?
  • Какой команде недавно помог выиграть чемпионство?
  • Кто натаскивает его в английском?
  • Что предшествовало его первому голу в РПЛ — «Спартаку»?

«Над его тахтой висела майка Аршавина с автографом»

В трех последних матчах Иван Обляков отдал по голевому пасу. За полгода в ЦСКА он поиграл на обоих флангах и в центре поля (мелькнул даже слева в обороне при четырех защитниках), участвовал в победах над «Реалом», а после гостевой игры с «Ромой» заслужил похвалу Эусебио Ди Франческо: «В составе ЦСКА выделю Влашича и Облякова. Это два очень молодых и интересных игрока».

А еще в конце августа Обляков играл за «Уфу» в квалификации Лиги Европы.

— Виктор Гончаренко звонил ему один раз, второй — но вроде бы долго не могли договориться о цене с руководителем «Уфы» Шамилем Газизовым. После игры [Лиги Европы c «Рейнджерс»] мы с дочерьми гостили у Вани в Уфе. В двенадцать ночи он приехал домой и объявил: «Я подписал контракт с ЦСКА! Все — договорились», — вспоминает Нина Облякова, устраиваясь на диване под огромной фотографией единственного сына. — Я на радостях: «Ваня, давай шампанского, раз у тебя все получилось». — «Нет. В шесть утра улетаю в Москву». Ну, раз ему нельзя, выпили мы с девчонками — по чуть-чуть.

Он улетел, а мы остались в Уфе — надо же было вещи собирать. Долго решали — переезжать ли Ване из Уфы; он же там учится в педагогическом университете имени Акмуллы. Решили переезжать, а то в Уфу больно долго добираться.

Вечером сели смотреть ЦСКА — «Урал». Видим: замена, выходит Обляков. Я ахнула: «Боже мой, только утром от нас уехал, а уже в Москве играет». Без единой тренировки с ЦСКА!

Мы так волновались, так радовались… Видите, даже от воспоминаний слезы выступили. А после «Реала» я вообще ревела от счастья. После неудач, правда, тоже реву. До сих пор перед глазами момент из игры «Зенит» — «Уфа» 2016 года. Мы пришли на гостевой сектор с плакатом «Вындин Остров». Кричали, когда Ваня вышел на замену, а через несколько минут он потерял мяч, пас-пас-пас, и «Зенит» забил.

— Как болеете на других матчах?

— В Москве пока стесняюсь, а в Уфе стадион небольшой, я там освоилась: ка-а-а-ак свистну — и кричу фамилию сына. Если кто-то хорошо играл, могла и другую фамилию зарядить. Например, Безденежных.

— Вы и в Москве не стесняйтесь.

— Мне, кстати, нравится на «ВЭБ Арене». Была там раза три — сидели на первом ряду, прямо над скамейкой ЦСКА, почти всей семьей, ввосьмером. Правда, дует, но пледиком замотаешься — и нормально.

Перед первым весенним туром снова поехали на машине в Москву. Думали, ЦСКА будет играть в Туле, и мы спокойно туда доберемся. Но игру перенесли в Грозный, и мы смотрели ее у Вани дома. По телевизору не показывали, и мы купили переходник, чтобы включить трансляцию через телефон.

— Как смотрите матчи в Вындином Острове?

— Рассаживаемся на диване, а мое место — там, где вы сидите [на стуле у швейной машинки]. Когда Ваня был в Уфе, скандировали во время матчей: «У-фа! У-ра!» Племянник Олег — наш главный комментатор. Не умолкает весь матч. Может и матом ругануть. А после голов все летают по квартире.

— Как Ваня проводит здесь отпуск?

— В прошлом году, когда мы сажали картошку, он ее обтяпывал. Помогал таскать плуг, чтобы окучить картошку. Потом отмечали Ванино двадцатилетие в коттедже в Заостровье. Сделали огромный баннер: «Ваня, мы тебя любим». Народу было — полста, наверно. Родственники и друзья — например, футболист Данил Круговой, который тоже переехал из Питера в Уфу. Были два тамады, фейерверки — хорошо отдохнули.

https://www.instagram.com/p/BlBcVxvhfBO/

Года три назад Ваня участвовал тут в турнире по дартсу. В отпуске он держит себя в форме. Вон у нас весы стоят — если он видит, что лишнего съел, сразу идет подтягиваться на турник. Покушать любит борщ моего приготовления и крабовые палочки. Сладенькое, честно говоря, тоже любит, но старается себя ограничивать — нам привозит, а сам почти не ест.

— Как проявлялись его симпатии к лондонскому «Арсеналу»?

— Когда мы жили в Питере, у него все время висела над тахтой желтая майка Аршавина. С автографом, поэтому я ее не стирала — и она запылилась.

— Майку, наверное, получил через своего питерского тренера Виноградова, первооткрывателя Аршавина?

— Скорее всего. Знаю, что Аршавин даже машину подарил Виктору Всеволодовичу.

«Когда Ваня стал играть в Питере, пришлось продать дачу»

На следующий день я встретился с Виноградовым на втором этаже спортшколы «Зенит», где Обляков играл с девяти до семнадцати лет. Тренер сообщил, что Ивана полюбили в питерской команде с первого дня — за то, что давал над собой шутить и веселил на творческих вечерах в летнем лагере. В отпуске Обляков заезжает в питерскую спортшколу и дарит майки детям, новым воспитанникам Виноградова.

В отпуске он много чего успевает. Получается по-шукшински: «Не могу жить в деревне. Но бывать там люблю — сердце обжигает». Недавно первый клуб Облякова, «Фортуна» (Вындин Остров), стал чемпионом Волховского района. Младшая из сестер Ивана, Маргарита, добавляет: «Ваня тоже сыграл несколько матчей, пока в отпуске был. «Фортуна» стала чемпионом в 2015-м и в этом году, но чаще побеждает другая команда, которая приглашает профессионалов из Тихвина и Питера. Платит им. А у нас денег нет.

Вратарь «Фортуны» — мой муж Максим. Очень хорошо пенальти отбивает. Знает всех местных футболистов и изучил их манеру. Однажды из девятки мяч вытащил, потому что знал, что пенальтист пробьет именно туда. Но ему больше мини-футбол нравится — там много работы. А на большом поле можно весь матч простоять и ни одного удара не дождаться».

Фото: © Денис Романцов / Матч ТВ

Деревня Вындин Остров — это два — два с половиной часа на электричке от Санкт-Петербурга плюс около получаса на двадцать шестом автобусе от станции Волховстрой-1. «Раньше, когда по реке перевозили товары, про это место говорили: «Вон, виден остров». Видимо, отсюда и название, — объясняет Нина Облякова. — Здесь находились склады».

Дом окнами в поле — как раз тот, где живут Обляковы. «Поле принадлежало местной школе, но она никогда за ним не ухаживала, — говорит Маргарита. — Мы перепахали поле на тракторе, потом я разровняла его граблями, и мы посеяли траву. Птицы стали ее клевать. Что мы только не делали, чтобы их отвадить — даже котов выпускали. Через два года трава выросла. Но есть одна печалька — кроты вырывают норы. Каждый год приезжает асфальтоукладчик, чтобы укатывать поле».

У футбольного поля Обляковы живут больше двадцати лет. «Переехали сюда из соседнего дома за пару месяцев до рождения Вани, — вспоминает Нина Облякова. — Я, беременная, помогала делать ремонт. Тут был тихий ужас: вместо розеток провода из стенки торчали. Обоев не было. Много плесени — из-за того, что квартира угловая.

Раньше у нас был двор, где я держала поросенка, куриц, кроликов, козу. Правда, козье молоко у нас не очень любили — предпочитали коровье. Потом мы собрались к зятю на Украину и выяснилось, что никто из соседей не умеет доить козу, и оставлять ее нельзя. Пришлось зарезать. А куриц потом соседская собака поела».

Иван — пятый ребенок Нины Обляковой. Ее первая дочь старше Ивана на пятнадцать лет. «Когда мы с мужем сошлись, у меня уже было две дочери, — говорит Нина Ивановна. — Потом родились Татьяна и Рита. Во время пятой беременности я не ходила на УЗИ. Знала, что будет мальчик. Роды были тяжелые, но ничего — зато радовалась неимоверно. Назвала сына в честь своего отца.

Иван Обляков / Фото: © Страница Ивана Облякова в ВК

Отец был очень грамотный, хотя закончил всего четыре класса. Благодаря радио и газетам знал, где какие страны находятся, какое там население, что производят.

У отца золотые руки. Однажды петушок наклевался чего-то, и в горле образовался зоб. Он разрезал зоб, вычистил все, зашил — и петух прожил еще долго. Я поразилась: «Ты не боялся?» — «Да я всегда мечтал стать хирургом или ветеринаром». Но не смог — в войну потерял отца, нужно было поддерживать мать. Зато выучился на животновода. Мог искусственно осеменить корову.

Всем детям он построил по дачному дому. Когда Ваня стал играть в Питере, пришлось продать дачу и купить машину, чтоб его возить. Так надо было — я не жалею».

«Мне попало мячом в живот — от боли аж слезы потекли»

Отучившись в Гатчине, Нина Облякова с 1978 года работала портнихой в местном Доме быта.

— В девяностые все закрылось, и я записалась в ансамбль «Колечко». Пошила костюмы, и мы пели русские народные песни. «Виновата ли я». «Маруся, раз-два-три». «А где родились, там и пригодились». Казачьи песни. Ездили по домам культуры в Новой и Старой Ладоге, Сясьстрое, Паше. Выступали даже на большой сцене в рамках всемирной ярмарки в Санкт-Петербурге.

— Сына подключали?

— Он пел частушки. Шила ему русские народные рубахи. А младшая дочь Рита выступала с нами с шести лет. Больше всего любила «Подсолнухи» Наташи Королевой. Рита — мастер широкого профиля. Работает в школе режиссером массовых мероприятий, ведет свадьбы, юбилеи. И парикмахер. Вся в меня: кроме основной работы я делала химию, электрические завивки, стригла, вела свадьбу у племянницы и пару юбилеев.

Фото: © Страница ВК Маргариты Анисимовой

— Часто сейчас собираетесь всей семьей?

Нина: По субботам у нас баня — на берегу реки. Приезжают все дочери — две здесь живут, еще одна в Торжке, четвертая в Волхове.

Фото: © Группа ВК «‎ВЫНДИН ОСТРОВ 2019»‎

— Другое место встречи — хоккейная коробка?

Маргарита: Да, играем в семейном турнире «Люблю папу, маму и хоккей». В команде: двое ребятишек и взрослый. Ваня тоже участвовал.

Нина: И ты беременная играла.

Маргарита: Не-не, я не играла.

Нина: Но постояла маленько с клюшкой. Не в коньках, конечно.

Маргарита: Там играют в валенках, ботинках — кто во что горазд.

— Как играли в хоккей в детстве?

Маргарита: Дед расчищал нам пруд в Морозово. Пруд небольшой, поэтому лед вставал очень рано. Вырубали клюшки из кустов, сушили за печкой — они получались легкие, но прочные. Лепили из снега ворота, приезжали рано утром в субботу и больше полдня играли в валенках. В обед возвращались, кушали и снова выходили на лед. Играли не мячиком каким-нибудь, а настоящей шайбой. Если в валенок прилетала — было больно.

Еще дед делал нам горку. Утром заливал ее колодезной водой. Она была маленькая, но резкая. После нее можно было еще метров пятьсот катиться. На крышках от кастрюль или тазиках.

Фото: © Группа ВК «‎ВЫНДИН ОСТРОВ 2019»‎

— Как еще развлекались?

Маргарита: Пикировали с деревьев. Родители в лесу заготавливали сено для скота, а нам же надо было как-то развлекаться — косить-то не умели. Мы забирались на макушки тоненьких деревьев и пикировали. Когда дерево загибалось, шли к другому (после дождей они выпрямлялись). Один разочек дерево отвалилось, ударило по башке — но было весело.

— В футбол тоже играли всей семьей?

Маргарита: Да, я проводила женский турнир. Была капитаном команды. Мама — вратарем. Развлекались как могли: у нас дома даже стационарного телефона не было, так что мы целый день бродили по улице. Участвовали во всех соревнованиях — даже в разведении костра на скорость. Дают три спички, полено, топор и натягивают веревочку — у кого она быстрее перегорит, тот победил.

Нина: Я еще недавно стояла на воротах, несколько лет назад. А давным-давно мои ворота в Морозово выглядели так: электрическая столб и палка-опора. Один раз мне так попало в живот! Я виду не подала, не закричала, но от боли аж слезы потекли. Думала, если закричу, меня больше не возьмут в футбол играть.

— Морозово — ваша родина?

Нина: Да, восемь километров отсюда.

Маргарита: Там осталось всего восемьдесят жителей. Пенсионеры и алкаши. Раньше в Морозово был совхоз, большая развивающаяся деревня. А сейчас там работы нет. Ни школы, ни садика. Все молодые уезжают сюда, в Вындин Остров, или в Волхов.

«Оббежали всю речку — мало ли, потонул где-то»

Фото: © Денис Романцов / Матч ТВ

Апрельским утром в Вындином Острове прохладно, но солнечно — напоминает раннюю северную весну, описанную Юрием Казаковым в рассказе «Ночлег»: «Пора, когда ночи уже тлеют, истекают светом по горизонту, когда березы еще голы… и часа в четыре солнце уже высоко и греет вовсю». В Вындином Острове чуть больше тысячи жителей, все, конечно, друг друга знают, но в детстве Облякову удалось потеряться здесь почти на целый день.

Фото: © Денис Романцов / Матч ТВ

«Ему было четыре года, и он уехал куда-то на велосипеде, — вспоминает сестра Ивана Маргарита. — Мы обыскали всю деревню, спрашивали людей — его никто не видел. Оббежали всю речку — мало ли, потонул где-то. Искали с обеда до вечера. Представляете, в какой панике были.

А он поехал к бабушке, но туда есть два пути — обычная трасса и лесная дорога: два километра песка, по которому на велосипеде даже взрослому трудно ехать. Он выбрал второй путь и шел по песку пешком, велосипед вез рядом. К бабушке приехал только в восемь часов вечера. У нее тоже телефона не было, и она прошла километр, чтобы позвонить нашим соседям. Те нам сказали, что Ваня нашелся.

Мы его спросили: «А ты чего по трассе-то не поехал?» — «Я же маленький. Меня милиция остановит и заберет». Чтобы забрать его у бабушки, папа после работы поехал на здоровом рейсовом автобусе в Морозово под дождем. Потом разнес нас в пух и прах, что потеряли Ваню».

Фото: © Страница ВК Валерии Журавлевой

— Папа — водитель?

Маргарита: Да, возил молоко в совхозе. Потом много лет работал на автобусе — вроде того, на котором вы приехали. А когда Ваня заиграл в Питере, папа стал ездить на бензовозе. Утром выдвигался в Кириши за толуолом, потом забирал Ваню из волховской школы и ехал в Питер. Ваня тренировался, а возвращались они в восемь-девять вечера. Так продолжалось целый год.

Уроки Ваня делал в машине. Писать там не очень удобно (он еще и левша — единственный в семье), но читать легко. Больше всего ему нравилась история.

Нина: История и биология. Когда он был маленький, я ему читала учебник на сон грядущий — как в фильме «Большая перемена». Читала дотошно, с выражением, чтоб дошло: «Ты лежи и слушай». На следующий день вернулся из школы c пятеркой.

— Как Ване жилось с четырьмя старшими сестрами?

Маргарита: Наряжали его в платья, с куклами заставляли целоваться. Били. Только замахнемся, а он уже ревет. От папы нам попадало за это.

— Как поняли, что ему пора в Питер?

Маргарита: В Волховском районе он был на голову выше всех — однажды, играя последним защитником, забил одиннадцать голов. А команда нашей школы, которая до него из группы не выходила, заняла первое место. Повезли его на просмотр в школу «Зенит». Там сказали, что физически он очень слабенький — хуже других сдал нормативы. Ему это ударило по самолюбию, но зато тренерам понравилось, что он не смотрит на мяч, когда бежит.

Фото: © Страница Ивана Облякова в ВК

— В итоге в Питер переехали и вы.

Нина: Да, когда он там закрепился. Невозможно же каждый день мотаться туда-обратно. Сначала Ваня переехал с отцом. Думали, сами справятся. Но через месяц стало понятно, что нужно ехать и мне. Муж в Питере возил песок, уголь (даже ночами работал), а потом устроился водителем автобуса. Я — швеей в Доме быта.

Сначала снимали однушку. Потом нас попросили оттуда, и мы сняли квартиру в спальном районе на Бутлерова, 12, рядом со СДЮШОР «Зенит». Ваня попал в школу с математическим уклоном, но потом учительница посоветовала перейти в школу для спортсменов, где учились волейболисты, пловцы. Там Ваня познакомился со своей девушкой Наташей, которая занимается подводным плаванием (она сейчас натаскивает его в английском).

Вечерами Ваня никуда не ходил. Возвращался с тренировки и садился за уроки.

https://www.instagram.com/p/-HSPMTuOo4/

— Одноклассники больше гуляли?

Нина: Они-то да. Там был заводила — Максим Скляров (сейчас — полузащитник «Сочи». — «Матч ТВ»). Комик. На последнем звонке подходит к маме: «Познакомься, это моя девушка. Я на ней женюсь. Сегодня приведу ее домой». Потом Максим отошел, а его мама нам говорит: «Да я привыкла. Он уже приводил другую девочку — она жила с нами».

— Когда вы уехали из Питера?

Нина: Незадолго до того, как Ваня закончил школу. Он думал, что в «Зенит» позовут, но ничего не было. Пригласили в «Уфу», и ему там понравилось. Я пожила с ним недельку, и вернулась в Вындин Остров — родилась внучка, нужно было помогать. Бывала у Вани наездами. А муж остался с ним жить и устроился в «Уфу» водителем микроавтобуса.

— Помните его первый гол в премьер-лиге — два года назад «Спартаку»?

Нина: Ему не везло с голами, и мама мне посоветовала: «Ты его святой водой-то окропи». Я побрызгала ему на голову, ничего не говоря, и он забил. Головой.  

Теперь, наверно, надо окропить ноги. 

Открыть видео

Читайте также: