Футбол

3,5 года в ЦСКА, мысли о завершении карьеры, дебют в ФНЛ в 15 лет. Мы поговорили с будущим защитником «Спартака»

3,5 года в ЦСКА, мысли о завершении карьеры, дебют в ФНЛ в 15 лет. Мы поговорили с будущим защитником «Спартака»
Павел Маслов / Фото: © ФК «Спартак»
Интервью с защитником «Спартака-2» Павлом Масловым.
  • Стать лучшим бомбардиром турнира, играя вратарем 
  • Переехать из Тюмени в интернат ЦСКА в 11 лет и жить напротив Головина 
  • Вернуться в Тюмень, всерьез задуматься о завершении карьеры 
  • Дебютировать в ФНЛ в 15 лет. Это рекорд 
  • Стать лидером «Спартака-2» и провести под 100 матчей в лучшей лиге мира к 19 годам 

— Давай с самого начала. Как начал играть в Тюмени?

— Очень рано, где-то в 3-4 года. Папа закончил карьеру, начал тренировать и набрал две младшие группы, ребят 1994 и 1996 года рождения. Поначалу они тренировались, а я где-то рядом с ними. Я был болезненный ребенок, не ходил в садик, и папа часто брал меня с собой на тренировки.

Справка: Евгений Маслов — легенда тюменского футбола. «Динамо-Газовик» (Тюмень) — 252 матча, «Иртыш» (Тобольск) — 63, «Тюмень» — 146. 

— Ключевое, что дал тебе отец?

— Он всегда говорил, что никогда не был талантливым футболистом, его родители — обычные работяги. Он из поселка под Тюменью, хотя сейчас это уже часть города. Говорил, что у него не было связей, но данные и сумасшедшее желание позволили выбиться. «Главное — мужской характер. Во всем».

— У тебя был выбор, или папа настаивал, чтобы ты стал футболистом?

— Нет, нет, никогда в жизни от него не слышал, чтобы он говорил: «Паша, играй в футбол», я сам всегда хотел. Так получилось, что я не варился во дворе, его мне заменял мяч и поле.

— Каково, когда тебя тренер учит на тренировках, а потом приходишь домой, и там то же самое?

— Даже не столько поучения отца, а вообще в детстве я очень тяжело воспринимал критику. На каждый подсказ о том, что я сделал неправильно, у меня были аргументы в ответ, почему на самом деле — правильно. Пререкался. А если говорить об отце… то я бы не сказал, что он когда-либо меня особо хвалил или ругал на тренировках. Я ведь в итоге потом начал тренироваться с 1996 годом рождения, с ребятами на 4 года старше (Маслов — 2000-го года рождения. — «Матч ТВ»). В общем, я был одним из ребят на тренировке, он редко выговаривал мне на тренировках, но много подсказывал дома.

— Уточню. Тренировался с ребятами на 4 года старше тебя?

— Да, да.

— Неужели смог быстро выравняться с ними по уровню?

— Нельзя сказать, что выравнялся, четыре года — большая разница. Я только тренировался с ними поначалу: первые 5-6 лет было нереально играть вместе с ними, но затем годам к 9-10 стало полегче. А играл я в основном за 98-й год.

— С ума сойти.

— Вообще я иногда играл и со сверстниками, но у меня была действительно неплохая скорость в детстве. Она позволяла играть со старшими ребятами. То есть на первенстве Тюмени я выходил за 96 год, играл нападающего, забивал и даже ездил по этому возрасту на региональные турниры. Со своим годом сыграл впервые лет в 7-8. Помню, был турнир в манеже на искусственном поле мини-футбольного размера (играли 4 на 4). Я стоял в воротах и стал лучшим бомбардиром.

— Эм.

— Поляна маленькая, у меня был удар. Мог побежать, обыграть одного и пробить с центра поля.

https://www.instagram.com/p/Bspe9ATnFSF/

— 3,5 года в ДЮСШ ЦСКА. Как попал в школу армейцев?

— Меня позвали на турнир в Омске, играл центрального защитника, но забил 8 или 9 мячей за 4 игры. В основном, это были штрафные или удары издали. После этого меня позвали на просмотр в ЦСКА.

В Тюмени учился в хорошей школе, не платной, но со строгим отбором. Мама не хотела, чтобы я бросал эту школу, до последнего настаивала, что мне не нужно уезжать. Она не всегда отпускала меня даже на детские турниры, не позволяла пропускать школу больше чем на 4 дня. Но от просмотра в ЦСКА я все равно не мог отказаться… Поехал.

Приехал в интернат в районе метро «Динамо», где жили борцы, боксеры, и у меня случился шок. Все было в полуразрушенном состоянии, невероятно разбитом. Мне даже страшно стало: 11 лет, сплю на двухъярусной кровати в таких условиях… Говорю: «Пап, я не хочу здесь оставаться». Меня не отнести к избалованным детям, но все это казалось слишком диким. Папа в ответ: «Да без вопросов, но хотя бы потренируешься?». Неделю тренировался, понравился тренеру, сыграл с «Чертаново», и аргентинец [Андрес Лиллини], который тогда курировал школу ЦСКА, принял решение оставить меня. «Можешь заезжать в интернат». А мама все еще была против. Тонкими фразочками заставляла меня сомневаться, да я и сам немного сомневался из-за условий.

В общем, вернулся в Тюмень после просмотра, доучился год в школе и все-таки решился на переезд. Решающим оказался уровень соревнований в Москве — он гораздо выше. Перетерпел и решился.

— Сколько времени потребовалось, чтобы привыкнуть?

— На тот момент я был первым приезжим по своему году, а в интернате жили ребята на 5-6 лет старше. Потом приехал еще один мальчик 2000-го года, и вдвоем стало намного легче. Полностью привык, когда начал ходить в московскую школу, вошел в стабильный режим. Тренер [Роман Христич] позаботился, чтобы мы ходили в хорошую гимназию, а не вместе со всеми интернатскими в общеобразовательную. Учили два языка (английский и немецкий), да вообще серьезно учились. Роман Михайлович понимал, что для меня и моих родителей важно хорошее образование, он сам был убежден, что это необходимо. Иногда даже просил привезти на тренировку дневник.

Александр Головин / Фото: © Эдгар Брещанов / Василий Пономарёв / Sportbox.ru

— Знаю, что ты пересекался в интернате с Головиным.

— Да, в какой-то момент мы жили в комнатах напротив друг друга. Он жил один, потому что был постарше, так принято в интернате. Общались, но друзьями, конечно, не были. Все-таки 4 года разницы. Хотя я всегда мог что-то спросить у него, не было такого, чтобы он игнорировал. Играли вместе в теннис, пинали мяч на коробке.

— Почему вернулся обратно в Тюмень?

— У нас поменяли тренера, большая группа игроков основы из-за этого начала уходить. Если до этого у нас была борьба только с «Чертаново» (остальных обыгрывали), то после ухода тренера мы перешли на четвертое место. Начали проигрывать «Динамо», «Локомотиву», хотя раньше такого почти не случалось.

— Ушел тренер — бывает. Почему ребята начали уходить?

— Никаких конфликтов не было, просто ребята привыкли к подходу Христича. Многие не смогли перестроиться, им было некомфортно, вот и начали уходить. Уровень команды сильно упал. Вместе с родителями решил, что будет лучше вернуться. Это был девятый класс, нужно было начинать думать о поступлении. Где-то мелькали мысли, что, возможно, это все. 

https://www.instagram.com/p/BqEZQA0nJ66/

— Конец карьеры? Откуда такие мысли?

— Меня не выгоняли, но жить вдали от дома, чтобы бороться за третьи-четвертые места — это что-то не то, да и экзамены скоро. Возможно, у меня наступило перенасыщение футболом. Ты живешь в цикле, каждый день похож на предыдущий: школа — тренировка по будням, суббота — игра, воскресенье — выходной. Ты маленький, ничего не зарабатываешь, живешь в интернате, из развлечений — поход в кино, в торговый центр. В общем, это все надоедало, было тяжело психологически. Вернулся в Тюмень, даже какое-то время мне не хотелось играть в футбол профессионально, хотелось резвиться с мячом в свое удовольствие.

— Кажется, самое время спросить про рекордный дебют в ФНЛ в 15 лет.

— Я не забрасывал футбол, занимался в дубле «Тюмени». Как-то первая команда играла двухсторонку с нами. В ноябре сыграл против основы за дубль, а зимой пошли слухи, что «Тюмени» запретят регистрировать новых игроков из-за долгов. У них, по сути, не было правого защитника (там играл центральный), поэтому меня подтянули на сбор первой команды. 

— В ЦСКА поменял амплуа и стал фланговым защитником?

— Кстати, это единственное, о чем я жалею. У меня была хорошая скорость, то есть я мог играть в полузащите, но папа и старший брат играли защитников, поэтому мне тоже хотелось. Папа даже просил: играй в центре полузащиты — это самое интересное. А я уперся: «Нет, хочу в защиту». В ЦСКА приехал уже правым защитником, потом играл центральным, иногда опорным. В общем, сам себя посадил в оборону, хотя, возможно, стоило попробовать ближе к атаке.

— После небольшого сбора в Тюмени поехал уже на серьезный турнир. Кубок ФНЛ. 

— До последнего было непонятно, сможет ли поехать новый фланговый защитник или нет. Сорвалось, и я поехал. Первая игра против «Спартака-2», счет — крупный, 3:0 или 3:1, и минуте на 60-й тренер решил меня выпустить. Так сложилось, что первым же действием отдал голевую. Дальше тренировался с командой. Нельзя сказать, что я что-то там показывал, но не выпадал. В итоге меня заявили за «Тюмень» как воспитанника, этого регламент не запрещал.

Во втором туре после сборов мы играли против иркутского «Байкала». У них были большие проблемы с финансами, команда доигрывала сезон молодежью. Мы крупно вели, и мне говорят: «Разминайся». 

https://www.instagram.com/p/BSqcoVggRJg/

— Был готов выходить на поле? В 15 лет.

— Это ведь работа. Если ты не можешь играть, нервничаешь, то зачем вообще этим заниматься? Сумасшедшего волнения не было, меня больше поддавливал факт, что это не столько заслуженный дебют, сколько стечение обстоятельств: закрыли регистрацию, не успели взять новичка. Минуте на 86-й я вышел, пару раз коснулся мяча, и все.

В следующем туре играли с Тулой, снова попал в заявку. Центральный защитник, который играл правого, получил четвертую желтую. То есть тренер понимал, что в обойме больше никого, и на следующую игру против «Тосно», которое рвется в РПЛ, придется ставить меня. В итоге он дал мне 15-20 минут с Тулой, а в игре с «Тосно» провел уже полноценный матч.

— Тебе платили?

— Да, минимальную зарплату. 10 тысяч рублей, меньше оформить не могли.

— В 15-16 лет рубиться с мужиками. Каково?

— Я никогда не боялся борьбы, кроме того, уже тогда был высоким, где-то 184 сантиметра. Весил маловато, но быстро нарастил мышечную массу. За полгода набрал около 4 кг, весил под 80 и чувствовал себя комфортно. Конечно, это был совсем другой уровень после ДЮСШ и игры с ровесниками, но в плане борьбы смог быстро приспособиться.

https://www.instagram.com/p/BoYVNZdBdTZ/

— Твой переход из «Тюмени» в «Спартак». Никто не подкалывал, что провел 3,5 года в ЦСКА?

— Нет, все было нормально. Есть люди, которые начинают целовать эмблему, клясться в верности клубу — это не совсем моя история. Буду максимально стараться проявить себя, потому что я профессионал и должен это делать, независимо от команды, за которую играю.

— Ты уже около 10 раз попадал в заявку основного «Спартака». Какие чувства в эти дни?

— Если честно, то не считаю попадания. Волнения нет, скорее, есть понимание, что провел хороший цикл. В случае чего тренер может тебе доверить: сидишь на скамейке запасных и ждешь, что можешь выйти на замену в любой момент. Это очень приятно, ведь ты не в ФНЛ на маленьких стадиончиках, а на «Открытие Арене».

https://www.instagram.com/p/BoNr4ZIB92k/

— 26 сентября 2018 года, кубковый матч против «Черноморца», твой дебют. Что помнишь?

— Так получилось, что у нас был турнир со сборной, там сыграл 4 полные игры за 10 дней. Вернулся в клуб, и за неделю сыграл еще дважды за «Спартак-2»: в среду и воскресенье. Тренер дал два выходных, помню, у меня даже мысль была улететь в Тюмень, но тут мне позвонил администратор: «Ты в Москве? Завтра тренируешься с основой, после — летишь на игру с «Черноморцем». Думал, меня взяли для количества, но по предыгровой тренировке понял, что, возможно, даже сыграю. Прилетели в Новороссийск, и в раздевалке Массимо Каррера сказал, что я играю в основе.

— То есть заранее он тебя никак не готовил?

— Не было такого: «Давай, крепись», но я и без этого чувствовал себя нормально. После игры было очень много поздравлений — это приятно, но без эйфории. Ничего такого не произошло. Возможно, было бы даже приятнее дебютировать в матче РПЛ, в игре с более сильным соперником.

— Ждешь поскорее дебюта за основу в РПЛ или понимаешь, что еще рановато?

— Решать тренерам, но по себе я не чувствую, что не готов к премьер-лиге. Стараюсь, тренируюсь, показываю свой уровень, а тренеры его оценивают. Психологически готов, мандража нет, мне уже 19 лет. Если не в этом возрасте играть, то когда?

https://www.instagram.com/p/BpWUVPkF_Y7/

— Ощущаешь себя ветераном лучшей лиги мира? 80 матчей…

— Ахах, ну я себя таким, конечно, не считаю. Не вижу в этом ничего странного, это странно только для России. В Европе мои ровесники провели по 100 матчей на уровне бундеслиги, серии А, АПЛ. Ничего такого.

— Как тебе вообще обстановка во взрослом «Спартаке»? Когда там оказываешься, чувствуешь большую разницу со второй командой?

— Единственная разница в том, что ребята взрослее. Есть разброс — молодые пацаны и, грубо говоря, ветераны. Соответственно, и темы разговоров немного отличаются. Но игроки постарше не смотрят сквозь молодых, не игнорируют. Все подшучивают друг над другом, все нормально.

https://www.instagram.com/p/Bs7G2ABHRpL/

— Сборы в Эмиратах и турнир в Катаре стали особенными для тебя?

— Конечно, впервые поехал на сборы с командой премьер-лиги. Новый опыт, сыграл за основу. В ФНЛ поля бывают натурального ужасного качества, некоторые искусственные — еще хуже. Нужно постоянно привыкать, и ты думаешь не как отдать передачу, развить атаку, а как поймать мяч, который на кочках прыгает тебе в колено. В Катаре — идеальные поля, ну и уровень партнеров тоже сказывался. В каком-то смысле играть было даже легче, чем в ФНЛ.

https://www.instagram.com/p/Bso-0MnHxtb/

— Видел несколько фоток в стиле «батя и сын», где ты рядом с Кононовым, и он тебе что-то рассказывает. Что в основном он подсказывает?

— Объясняет, что конкретно хочет видеть от меня. Например, говорил, что ко мне нет особых претензий по игре в обороне, но просил быть более активным в атаке — больше обыгрывать, больше обострять, влезать.

— И как воспринимаешь это? Ты более атакующий защитник?

— Нет, скорее оборонительный. Возможно, это связано с тем, что я долго играл центрального защитника. Я стараюсь, работаю над этим — особенно над дриблингом и завершающим пасом.

https://www.instagram.com/p/BvPTSBGFvoE/

— Мы разговариваем в Саранске, где ты в расположении сборной России U-20 на турнире «Переправа». Какие планы дальше? У тебя вообще был отпуск?

— Был, но короткий. Не было ясности, с кем начну следующий сезон — со «Спартаком» или «Спартаком-2». Сезон закончился 26 мая, а сбор «Спартака-2» начинался 7 июня. С учетом всех вопросов получилось чуть больше недели. 7 прошел медосмотр, 9 попал в расположение сборной, и вот недавно мне сказали, что на первом сборе приступаю к тренировкам с основой.

Напомним, что «Спартак» примет участие в Кубке Париматч Премьер, который пройдет с 26 июня по 4 июля в Австрии. Соперниками красно-белых станут ЦСКА, «Краснодар» и «Ростов». Ознакомиться с расписанием и главными цифрами предстоящего турнира можно с помощью подробного анонса «Матч ТВ». 

Читайте также:

Нет связи