live
18:55 Футбол. Чемпионат Италии. "Сампдория" - "Ювентус". Прямая трансляция
18:55
Футбол. Чемпионат Италии. "Сампдория" - "Ювентус". Прямая трансляция
20:55
Все на хоккей!
21:10
Хоккей. Чемпионат мира. Финал. Канада - Финляндия. Прямая трансляция из Словакии
23:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
00:45
"Анатолий Тарасов. Век хоккея". Документальный фильм [12+]
01:50
"РПЛ 2018/2019. Как это было" [12+]
02:45
"Лобановский навсегда". Документальный фильм [16+]
04:30
"Золотой сезон. "Манчестер Сити". Специальный репортаж [12+]
05:00
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным [12+]
05:30
"Команда мечты" [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Неизведанная хоккейная Россия" [12+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:25
Новости
08:30
Формула-1. Гран-при Монако [0+]
11:00
Новости
11:05
Хоккей. Чемпионат мира. 1/2 финала. Трансляция из Словакии [0+]
13:15
Новости
13:20
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
13:40
Хоккей. Чемпионат мира. Матч за 3-е место. Трансляция из Словакии [0+]
15:50
Новости
15:55
Хоккей. Чемпионат мира. Финал. Трансляция из Словакии [0+]
18:35
"Братислава. Live". Специальный репортаж [12+]
18:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
Футбол

«Вам не стоит держать обиду на нас всю жизнь». Мамаев и Кокорин встретились с Паком и Гайсиным

«Вам не стоит держать обиду на нас всю жизнь». Мамаев и Кокорин встретились с Паком и Гайсиным
Александр Кокорин и Павел Мамаев / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович
В среду в Пресненском суде состоялось шестое заседание по делу Кокорина и Мамаева.

Главное

  • Утром в среду в Мосгорсуде была отклонена очередная апелляция адвокатов обвиняемых на продление ареста Александра и Кирилла Кокориных, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого.
  • В СИЗО четверо приятелей находятся с 11 октября 2018-го. Срок ареста во время следствия несколько раз продлевался. В последний раз суд решил их оставить под стражей до 25 сентября 2019 года — на время судебного разбирательства по делу, которое может завершиться и раньше этого срока.
  • На предыдущих пяти заседаниях свои показания давали свидетели обеих драк, случившихся 8 октября прошлого года в Москве. Всего по делу проходит более 40 свидетелей. Сегодня выступали пострадавший чиновник Денис Пак и его коллега Сергей Гайсин
  • Пак рассказал, что приносил извинения бурной компании, опасаясь за свою жизнь. Гайсин назвал самого агрессивного участника потасовки в «Кофемании». 

Репортаж из Пресненского суда

Открыть видео

Онлайн

19:45 На сегодня все. 

Подсудимые и близкие тепло попрощались. Супруга Кокорина старалась подольше остаться в зале, чтобы видеть Александра.

19:43 Просмотр видео ничего нового не дал. Да, Мамаев ударил Гайсина. Да, тот схватил Павла за руку так, что Мамаев чуть не упал на стол. И да, Протасовицкий, наоборот, пытался удержать Гайсина от конфликта с Мамаевым. Претензий к другу футболистов у потерпевшего нет.

19:40 Кирилл Кокорин — Гайсину:

— Вы говорили, что я был самый активный, было неподобающее поведение. Так как вы старше, признаю, что был не прав. Этого не отрицаю. Приношу извинения. Думаю, не стоит продолжать держать зло друг на друга.

19:20 Перерыв. Идет подготовка техники для просмотра видео.

19:08 Мамаев — Гайсину:

— Считаю, мои слова извинения перед вами были искренними и осознанными. Будь такая возможность, я бы извинился и перед посетителями «Кофемании». Я знаю, что повел себя неправильно. Думаю, вы как взрослый человек должны понимать, что мы все осознали. Степень несоразмерности наказания с поступком — урок на всю жизнь. Все то утро было не совсем правильным. Это не значит, что мужчинам — вам, Паку и Соловчуку, — стоит держать обиду на нас всю жизнь. Если будет возможность примириться, я был бы рад.

18:35 Обстановка между адвокатами и прокурором накаляется. Бушманов (наверное, самый спокойный адвокат из всех) считает, что обвинение «подбивает факты», а сам свидетель Гайсин меняет показания.

— Не люблю, когда врут, — говорит Бушманов, намекая, что Гайсин изменил свидетельства. Изначально Гайсин говорил, что Мамаев попал только в переносицу, а теперь — что и ещё и в губу, нанеся повреждения.

Прокурор довольно бурно реагирует на каждую претензию. Гайсин рассказывает об ударе К. Кокорина:

— Кирилл Кокорин вел себя агрессивнее всех, подскакивал с разных сторон и пытался ударить. Я не почувствовал его удара, но на видео он был. Хотя удар был и несильным, но он был.

18:25 Вопросы от адвоката Бушманова. Гайсин рассказывает, как его ударил Мамаев.

— Кто к Паку при вас проявлял агрессию?

— Кокорин Александр.

— Видели ли вы, как Мамаев проявлял агрессию к Паку?

— Физического воздействия не было. Дискуссии, перепалки были от Павла, агрессивные.

— Вы с Мамаевым в диалог вступали?

— Он стоял где-то рядом, потом ушел. Разговоров с ним не было.

— Жесты Павла помните, например, ладони вперёд?

— До удара — да. После — нет. Фразы? Просил его отойти, отталкивал.

— Зачем?

— После удара Пака компания стала подходить ближе. Поэтому отталкивал. Павел стоял где-то сзади.

— Ближе к удару. Каким он был?

— Не знаю. Скорее всего, ладонью.

— Ранее заявляли, куда попал вам Мамаев?

— На предварительном допросе указывал.

— После удара вы какие-то действия к Мамаеву применяли?

— Схватил его за руку. 

— Хотели продолжить потасовку?

— Понятно, люди молодые, здоровые. Их больше. Желания никакого вступать в потасовку не было.

— Как полагаете, Мамаев, нанося удар, согласовывал свои действия?

— Не видел такого.

— Правильно понял, что Мамаев вам ничем не угрожал?

— Словесно нет.

— На очной ставке Павел извинялся?

— В плане «прости меня, пожалуйста» — нет. Скорее, «сожалею о поступке, зря это сделал».

17:55 Теперь вопросы свидетелю Гайсину задают адвокаты подсудимых.

— Вы говорили об ударе Кокорина Паку. Когда он был?

— Я пытался беседовать с Мамаевым и Протасовицким. С Кириллом было сложно говорить, он постоянно перемещался. Ситуация стала успокаиваться. Когда я обратился к сотруднику по поводу полиции, кто-то ударил Пака. Я обернулся и увидел Александра Кокорина. Его рука прошла в 30 см от меня. Сам удар я не видел.

Отметим, что речь идет о втором ударе, который был уже после того, как стул обрушился на голову Паку. 

17:50 Гайсин продолжает. 

— Какие телесные повреждения были получены?

— Ссадина, внутреннее повреждение губы, и болела левая или правая рука.

— Какую меру пресечения хотели бы для подсудимых?

— На усмотрение суда.

17:30 Следующий свидетель Сергей Гайсин, с которым Пак сидел за одним столом в утро нападения. 

— У нас с Паком была назначена встреча, я задержался. Когда пришел в «Кофеманию», в дальнем левом углу были возбужденные молодые люди. Сначала думал, что инцидент не связан с ним. Подойдя поближе, увидел Пака. Постарался успокоить, встал между ними.

— Агрессия исходила от кого-то?

— Там были разные группы. Агрессивно вел себя Кирилл Кокорин, он набрасывался на Пака. У меня была дискуссия с Протасовицким, Мамаевым. Говорили, что надо успокоить ситуацию. Не говорю, что пьяные, но в неадекватном состоянии — точно.

Потом, когда уже хотели вызвать, полицию, Пака ударил Александр Кокорин. Затем меня ударил Мамаев. В лицо.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Кулаком?

— Скорее всего, полураскрытой ладонью. Затем меня схватил за шею Протасовицкий.

— После удара Мамаева вы хотели его наказать?

— Я его схватил за руку, меня — за шею. Там все действия были: подошёл, ударил, убежал. Поговорить же надо, за что? Я никого не оскорблял. Агрессивным я не был.

— Протасовицкий удерживал вас, чтобы не трогали Мамаева?

— По-доброму это точно не было.

— Он вас душил?

— Да. Но сознание я не терял.

— Продолжайте.

— Не понимал, что происходит. Как потом на видео понял, был ещё удар Кирилла Кокорина. Но несильный.

— Сотрудники пытались помочь?

— Посетители и работники кафе оттаскивали и успокаивали ребят. Если бы не было вмешательства, ситуация бы не прекращалась.

Потом начало все успокаиваться. Дискуссия со стороны ребят продолжалась. С их стороны фраза была, по-моему, от Кирилла — Паку: «Китаец, уезжай обратно». На улице кто-то из них сказал, что нам повезло. Такая фраза. Это точно были не Кокорин и Мамаев. Либо Кирилл, либо свидетель из их компании.

— Много людей было в кафе?

— Много.

— В момент конфликта от компании были нецензурные реплики?

— Да.

— Слова «убью» звучали?

— Ну, фраза «скажи спасибо, что вам ещё повезло» была в таком контексте.

— Пытался ли кто-то примириться с вами или с Паком?

— Мне извинения никто не приносил. Паку — тоже. Он сам что-то вроде извинений говорил.

— При вас кто-то бил посуду?

— Та девушка, что лазила по столам, била тарелки. Она была неадекватна.

17:27 Супруга Кокорина хотела показать Александру фото ребенка. Приставы не дали.

Дарья Валитова / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

17:10 Пак максимально выверенно отвечает так, чтобы даже Мамаеву (который никаких действий против чиновника не совершал) не было послаблений от суда. Выворачивается от неудобных вопросов и твердит то, что заготовил перед судом. Адвокат Бушманов спрашивал, справедливо ли, что Мамаев и Протасовицкий на скамье подсудимых. Хотя они вообще никаких действий не предпринимали, а другие участники, более агрессивные (имеются в виду друзья компании), на свободе. Пак дождался протеста и отмолчался, не произнеся ни слова.

17:00 Важный момент! Запись из «Кофемании» следствию предоставил сам Пак.

Вопрос от судьи.

— Вы предоставляли видеозапись из кафе?

— Да. После конфликта обратился и попросил запись. Потому что было непонятно, кто на меня напал. Они пошли навстречу и предоставили мне запись. Потом она была изъята следствием.

— Просматривали ее? Может, вносили изменения?

— Просматривал. Изменений не вносил.

16:32 Александр Кокорин выступил:

— Денис Клементьевич, здрасьте, во-первых, хотел бы за свои действия извиниться. Понимаю, что ситуация получилась неприятная. Также готов возместить ущерб. Если представится такая возможность, хотел бы помириться. Думаю, все было бы нормально, — сказал Александр. Вопроса не прозвучало.

Пак ничего не ответил.

Дальше встал Кирилл Кокорин: «Тоже хотел бы извиниться. Я должен был по-другому отреагировать на оскорбления».

Пак снова молчит.

Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

16:25 Адвокат Бушманов:

— Видели ли, как Кокорин согласовывает свои действия с Мамаевым?

— Мне сложно сказать. Не видел, чтобы договаривались.

— По младшему Кокорину. Слышали, чтобы он согласовывал действия?

— Нет.

— Действия были спонтанными?

— Сложно сказать.

— В этом кафе ранее были?

— Да.

— Имеете ли вы процессуальные претензии к остальным членам компании, которых нет на скамье подсудимых? Обращались с заявлением?

— По факту нападения обратился.

— Угрозы вам поступали, давление оказывали после начала дела?

— Нет.

— Мамаева опасаетесь?

— В данную секунду не опасаюсь.

16:19 — Вы говорили про свои извинения. На допросе сообщали это?

— На одной из общих ставок.

— Вы сказали про страдания? Обидно было?

— Да.

— Посчитали, что честь и достоинство поставлены под сомнения?

— Меня оскорбили.

16:16 Адвокат Барик:

— Компания мешала вам работать?

— Я понял, что наличие шумной компании помешает диалогу по работе.

— Вы осуждали их поведение?

— Оно не соответствовало нормам поведения.

— Расовые предрассудки и комплексы имеете в виду?

Протест прокурора. Адвокат продолжает:

— Певец Псай и его творчество имеют негативную оценку?

— С его творчеством я не знаком.

— Сравнение с ним оскорбительно?

— Считаю общую коннотацию и нецензурные выкрики.

— Вы сказали, что они издевательски смеялись. Как это поведение можно отличить от обычного веселья?

— В рамках того контекста всем понятно это.

— Так по каким признакам?

— По издевательскому тону.

— А смех можете отличить?

— Да, могу.

Прокурор подскочил, не нравится вопрос. Стало очень шумно.

— Когда говорят об азиатах в вашем присутствии, вас это задевает?

— Нет.

— А когда шутят над азиатами?

— Это зависит от контекста.

Кстати, Пак юрист по образованию. Он сам об этом сказал в суде.

16:04 Вступает адвокат Александра Кокорина — Татьяна Стукалова:

— Перед ударом где находился Кокорин?

— Прямо передо мной.

— На протяжении долго времени он сидел к вам спиной. Могли ли вы видеть, что Кокорин смеется и издевается?

Прокурор резко прерывает вопрос: «Кокорин сидел не только спиной, но и боком».

— Что делал Кокорин?

— Вся компания издевалась.

— Я не про всю компанию.

— Незадолго до удара стулом он повернулся. Ему было весело, ситуация его забавляла.

15:57 Пак, по его словам, еще и извинился перед избивавшими его. 

— Когда расставались, компанию уводили через черный ход, общались с кем-то из них?

— Да, я сказал ребятам, что, если я их чем-то обидел, то приношу свои извинения. Сказал это, чтобы успокоить их, чтобы мне и Гайсину ничего не угрожало.

— Что они ответили?

— Что мне повезло, что я остался жив.

— Кокорин извинялся?

— Не помню.

15:51 Пак продолжает отвечать на вопросы адвокатов.

— После ухода Кокорина кто-то предпринимал агрессивные действия?

— Да, вся компания.

— Каким образом?

— Крики, фразы «убью» и «китаец».

— Я не об оскорблениях. Удары наносил кто-то?

— Кокорин не наносил.

— От Кокорина-младшего были действия?

— Он бил меня по лицу. В область голову наносил удары.

— В какую область? Нос, щека?

— В область всего лица.

— Сколько было ударов?

— Не менее одного.

— Он бил открытой рукой?

— Нет, кулаком.

— След остался?

— Да.

— Какой?

— Есть сколы зубной эмали. Возможно, от этого удара.

— Почему «возможно»?

— Потому что в результате нескольких ударов были повреждения.

— Перед нанесением удара Кирилл вас спрашивал что-то?

— Не помню.

— Как закончились агрессивные действия?

— Они не закончились. Уходя, получил оскорбления.

— Я про удары спрашиваю. Вот он ударил, как вы говорите, не менее одного раза, что было дальше?

— Не могу ответить. У меня было сотрясение мозга.

— Вы после удара стулом ощутили сотрясение мозга.

— Э-э-э, наверное, это к медицинским документам. Не знаю, в какой момент. Были тошнота после, головокружение.

— А в «Кофемании» были эти ощущения?

— Тогда я был в эмоциональном состоянии другом. Было очень больно.

15:40 Адвокат Ромашов вступает:

— Кто первым начал диалог?

— Диалога как такового не было. После выкриков про азиатскую внешность я задал вопрос: «Это ко мне?» Они повернулись, засмеялись. Им стало весело.

— Вы говорили, что это поведение считаете хамским. Вы произносили слово «хамло»?

— Да.

— Громко?

— Ну да.

— До этого вы выражались нецензурно?

— Нет.

— По поводу удара стулом. Как вы поняли, что он направлен в голову?

— По траектории.

— В какой момент? В начале, в конце?

— В момент удара. Кокорин замахнулся стулом — понял, что целится в голову.

— Глазом?

— Траекторией.

— Вы слышали от Александра Кокорина слова какие-то?

— Нет.

— Видеозапись просматривали? Сколько раз?

— Не могу сказать сколько.

— Но вы обратили внимание по этому моменту, что между вами диалог?

— Нет.

— Вы подставили локоть под удар?

— Предплечье. Это было инстинктивное движение, направление на защиту жизни. Не анализировал, как это было.

— Куда пришелся удар стулом?

— В височную долю (левую часть головы) и руку. Думаю, ответ можно получить из медицинских документов.

— След остался на голове? Кровь?

— Нет. Синяк и шишка были.

— Врачам говорили, что у вас синяк и шишка?

— Да.

— В какой момент?

— Можно узнать из документов. И что вы подразумеваете под словом «шишка»?

— Шишек никогда не было?

— Уточните.

— Покраснение мягких тканей.

— Были.

— Сколы эмали зубов как произошли?

— Не могу сказать.

— В результате каких событий?

— В результате тех ударов, что произошли в кафе. Еще я записал, что в 9:15 я вытащил часть зуба.

— Врачам сообщали, в результате чего?

— Сказал, что в результате нападения. В результате всех ударов, совокупности ударов.

— После удара что Александр Кокорин дальше делал?

— Больше стулом он не махал. Как я говорил, он отошел. Подбежало большое количество людей. Я заметил, как Александру Кокорина было весело.

— То есть он отошел от вас самостоятельно?

— Я его не отталкивал.

15:25 Как только идет неудобный вопрос или Пак не знает, что ответить, ему на помощь приходит один из трех его представителей. Плюс он поглядывал во время своих показаний в листочек. Даже судья устала от увиливаний Пака: «Давайте конкретно, без лишних слов про кодекс».

— Протасовицкий и Мамаев меня не били, действий с его стороны не было. Но когда пришел Гайсин, Протасовицкий стал его душить.

15:21 Адвокат Бушманов (защита Мамаева):

— Где находился Мамаев в момент конфликта?

— Прямо напротив меня, чуть левее.

— Когда вы обратились к компании, как вел себя Мамаев?

— Вся компания издевалась.

— Я про Мамаева спрашиваю.

— Этого не помню. Крики шли в целом от компании.

— Помните вы, когда к вам подходил Мамаев? Какой был диалог?

— Диалога не было ни с кем из них. Старался сказать, чтобы вели себя спокойнее.

— От Мамаева исходила агрессия?

— Она исходила от всей компании. От каждого ее члена я это чувствовал.

— Я спрашиваю конкретно, слышали фразы, жесты?

— Да, ощущал агрессию. Во взгляде, жестах.

— Какие жесты?

— Точно не помню.

— Мамаев конкретно против вас совершал нарушения?

— Насколько я понимаю, идет нарушение общепризнанных норм поведения.

— Были конкретные действия, противоправные?

— Это вопрос классификации.

Паку помогает его представитель. Чиновник никак не хочет конкретно ответить на вопрос адвоката.

— Угрожал ли словами? — продолжает защита Мамаева.

— Не помню.

15:10 Теперь вопросы Паку задают адвокаты.

— Пересесть вы попросили до момента конфликта?

— Да.

— Были ли свободные места?

— По тому, что я видел, все было занято.

— Эта часть зала была практически свободной. Допрашивали официантов. Они говорили, что вы их об этом не просили…

Вмешивается прокурор: «Один из официантов это говорил. Протестую».

— Вы сказали, что на других компания тоже действовала плохо. Были ли претензии от других людей?

— Повторюсь, компания нарушала общепринятые нормы морали.

— Вы решили за всех посетителей ответить. Так, как они реагировали?

— Ко мне они не обращались.

— Хорошо. На ваших глазах кто-то просил пересесть?

— Я не видел.

— Недовольство других людей в адрес компании вы видели?

— Да, я видел неодобрительные взгляды посетителей.

— Вы сказали, что в отношении вас были оскорбительные фразы. Чем вас оскорбили?

— Я уже говорил об этом. Во-первых, в отношении моей национальности. Во-вторых, пренебрежительным тоном это было сказано. В-третьих, с матом.

— Китаец — это оскорбление?

— Если с нецензурной бранью, то да.

15:04 Пак отвечает на вопросы прокурора.

— Когда Кокорины наносили вам удары, что остальные делали?

— Кокорину было очень весело, его забавляла эта ситуация, что они избивают одного. Компания была в приподнятом состоянии.

— Что дальше?

— Гайсин попытался оттеснить нападавших. Господин Мамаев нанес несколько ударов в лицо Гайсину, который хотел лишь успокоить компанию. Протасовицкий схватил его за шею и попробовал провести удушающий прием. Они вели себя все агрессивно.

— Извините, перебью. Вчера видео просматривали. Когда пришел Гайсин, Александр Кокорин удары наносил?

— Насколько помню, да.

— Дальше.

— Когда компания покидала заведение, повторили, что я китаец, и сопровождали нецензурными словами. То есть градус напряжения не спадал. В СМИ звучало, что было какое-то примирение. Это неправда. Компания тогда не вела бы себя так агрессивно. Сила была на их стороне, они этим пользовались. Потом я был доставлен в клинику (после подачи заявления), мне диагностировали черепно-мозговую травму, сотрясение мозга.

14:56 Пак продолжает: 

— Сначала подошел Кирилл Кокорин (как я потом узнал), нецензурно выражался. Александр Кокорин взял стул и целился мне в голову, стараясь нанести максимальный вред. Я поставил руку, удар пришелся как по руке, так и по голове. Кирилл тоже стал наносить удары, это нападение или избиение длилось 2-3 минуты. Потом подошли сотрудники кафе и попытались им помешать.
Эти действия сопровождались матом, меня называли китайцем, говорили, что мне надо в Китай. В то же время я понимал, что они спортивного типа, я один — их пять. Ситуация такая. Я испытывал угрозу жизни. Александр Кокорин целился мне в голову, стараясь нанести максимальный урон. Более того, кто-то из компании выкрикивал, что нас убьют. Что нам (нас было двое тогда) повезло, что мы живы остались. Никакой агрессии от меня не исходило, я пытался их успокоить.

14:48 Денис Пак начал давать показания. 

— Подсудимые знакомы по обстоятельствам дела. Причин для наговора на них у меня нет.
8 октября примерно в 8 часов 55 минут я приехал в «Кофеманию». Во встрече с коллегами должен был принимать участие Гайсин. Напротив столика, который мне предоставили, я увидел шумную компанию. Она по внешним признакам находилась в состоянии алкогольного опьянения, проявляя явное неуважение к обществу. В кафе находились как женщины, так и мужчины. Причем одна женщина была в положении.
Пример хамского поведения: одна из девушек села на колени к Кокорину, потом она положила ему голову в область паха. Расстояние между нами было 3-4 метра.
Это место, которое хорошо видно (по моей оценке) с других мест. Понимая, что, так как компания шумно себя ведет, мы не сможем провести нормальную рабочую беседу, я обратился к официанту с просьбой пересадить меня. Однако из-за того, что кафе было, видимо, полным, меня не пересадили. Я открыл ноутбук и стал работать.
Потом я услышал крики «Гангам стайл», не обращал внимание, потому что не думал, что это ко мне. Я услышал слово «ноутбук», тогда я понял, что это, вероятно, мне.
Как видите, я азиатской внешности. Подумал, что компанию не устраивает моя внешность. Не знаю, кто кричал мне, но это были мужские голоса. Спросил у компании: «Вы обращаетесь ко мне?» Они подтвердили. Я в корректной форме сделал замечание, сказал, что они ведут себя по-хамски. По отношению ко мне и другим людям.

14:44 Чиновник сразу расположился прямо в зале заседания. Обычно свидетелей вызывали из холла. Родственники подсудимых подглядывают на Пака, а он непроницаем. Будто всего лишь в кафе пришел позавтракать.

Трех женщин, зашедших в зал с Паком, судья назвала его представителями.

14:40 Слухи о Паке (чиновник, получивший стулом в «Кофемании») подтвердились. Он прибыл в суд и, по всей видимости, сегодня даст показания. 

14:30 Прокурор зачитывает показания эксперта, который выяснял, насколько тяжелые травмы получил Пак в ходе конфликта. На все вопросы следователя эксперт отвечал: «Не могу сказать, так как результаты экспертизы были у меня изъяты». Непонятно, к чему ведет обвинение.

14:13 У Кирилла Кокорина в руках какие-то бумаги. Такого раньше не было. Прямо перед заседанием они о чем-то переговорили с адвокатом Вячеславом Бариком.

Спустя 5 минут после начала заседания Барик передал Кириллу еще один листок бумаги.

14:09 Прокурор (та самая эффектная девушка, похоже, с увеличенными губами, макияжем и загаром) сегодня с новой прической. Раньше волосы были собраны в пучок, теперь — в косу. Напомним, ее съемка запрещена. 

14:06 Привели обвиняемых. Кокорин поздоровался и с родственниками, и с журналистами.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

14:00 Родственники потихоньку подходят к залу заседания. Скоро должно начаться. Плюс собираются принести дополнительный экран, видимо, для просмотра записи с видеорегистратора.

13:36 Еще один инсайд из здания суда: говорят, сегодня дадут не только послушать запись с видеорегистратора Соловчука, но и посмотреть. Важная пометка: этот эпизод — ПОСЛЕ драки. А до конфликта видео пока не публиковали. Между тем видео ДО драки, по идее, самое важное: в чем причина конфликта?

И это немного странно. Почему запись ПОСЛЕ драки на видеорегистраторе точно есть, и она опубликована, но почему с того же самого регистратора нет начала всей истории, непонятно.

13:26 В кулуарах ходят разговоры, что одним из сегодняшних свидетелей будет пострадавший Денис Пак. Но многие сомневаются: вероятно, чиновник все же появится в суде ближе к последним заседаниям. Всего в деле больше 40 свидетелей. Пока не выслушали и 15.

13:21 Ожидание затягивается. Адвокаты сидят на первом этаже, общаются с родственниками. Симпатичная судья пока ходит в ярко красной блузке, а не в мантии.

13:07 Подсудимые и их адвокаты уже на месте — в Пресненском суде. Прокурор Светлана Тарасова по традиции задерживается. 

12:51 Сегодняшнее заседание запланировано на 13:00, но это скорее ориентировочное время. В предыдущие дни в означенный час начать никак не получалось. 

12:38 Продолжают приходить тревожные новости о состоянии колена Кокорина. Адвокат спортсмена Татьяна Стукалова рассказала, что ее подзащитного продолжают мучить боли:

— Я полностью поддерживаю доводы апелляционных жалоб. В них мы указали все основания, по которым все постановления Пресненского суда подлежат отмене. Обращаем ваше внимание на состояние здоровья Александра Кокорина. У него очень болит колено. Наши просьбы допустить к нему врачей были отклонены. Если так будет продолжаться, то действительно колено придется менять на искусственное, что означает инвалидность, — цитирует Стукалову Sport24. 

12:30 Пока не началось заседание, вспомним, что говорили Кокорин и Мамаев утром во время рассмотрения апелляции. Было очень эмоционально. Слова футболистов приводит «Спорт-Экспресс».

Павел Мамаев: — Я коротенько. Нынешнее заседание уже восьмое. Чтобы мы ни делали, что бы мы ни говорили, такое ощущение, что приходит следователь, они распечатывают и даже не читают. Мы всю жизнь отдали спорту. Говорить о нас то, что мы будем продолжать преступную деятельность… У нас настолько все прозрачно, все четко, нет препятствий никому: ни следственным органам, ни прокуратуре. Хочется за этот период времени увидеть… Правосудие — это слишком громкое слово… Просто хочется, чтобы суд принял решение обоснованно. Не просто для галочки продлить, не просто говорить одни и те же фразы. У нас же не для галочки. Действительно есть основания!
Александр Кокорин: — На пальцах посчитал, сколько заняла речь прокурора. Это 37 секунд! 37! Понятно, что подставить можно каждого, отправить на это дело… Вон, охранник стоит у двери, он тоже может выступить. Хочу каждому сказать. Можно работу потерять, но главное — себя не потерять. Главное, придя вечером домой, относиться к себе так, что этот день провел достойно. Надеюсь, что прокурор, придя домой, будет доволен. Наверное, он к этому шел по карьерной лестнице.

Предыдущие заседания: