Сообщение о бомбе, эвакуация и показания побитого водителя. Как прошел третий день суда над Кокориным и Мамаевым

Сообщение о бомбе, эвакуация и показания побитого водителя. Как прошел третий день суда над Кокориным и Мамаевым
Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости/Григорий Сысоев
Мы ведем прямой репортаж из Пресненского суда Москвы, где проходило третье заседание по делу Кокорина и Мамаева.

Главное:


  • За весь день успели опросить всего двух свидетелей. Один из них — Виталий Соловчук, водитель, который участвовал в инциденте с дракой. Он сказал, что Кокорин и Мамаев первыми начали рукоприкладство. Как вы помните, в первый день свидетели утверждали, что Соловчук назвал Кокорина «петухом» и ударил Мамаева первым.Также Соловчук заявил, что к перелому его носа привел удар Павла Мамаева.
  • После первой части опороса Соловчука в суд поступило электронное письмо, в котором сообщалось о заложенной бомбе. Последовала эвакуация. Поиски длились час. Бомбу так и не нашли. 
  • После возобновления опроса Соловчука стало известно, что он — белорус. Работает в России без трудовой книжки. 
  • Далее Соловчук запутался в показаниях, отвечая на вопросы — бил ли его Александр Кокорин. И если да, то куда и как. На вопрос о том, заметил ли он признаки демонтажа видеорегистратора из машины, Соловчук ответил: «Не обращал внимания». 
  • Соловчук отрицает, что называл футболистов «петухами». Соловчук отказался от предложенной компенсации со стороны Павла Мамаева в 500 тысяч рублей. 
  • В показаниях второго свидетеля Рината Токтарова (официанта «Кофемании») судья нашла разночтения. Токтаров многое «не видел», «не помнит», «не знает». Это можно объяснить тем, что официант пытался разнять участвовавших в потасовке в кафе тем утром. 

  • Напомним, как начинался суд над Кокориным и Мамаевым:

«Водитель назвал Кокорина «петухом» и первым ударил Мамаева, Пак оскорблял матом до потасовки». 8 часов первого дня суда в одном материале

В кафе и стриптиз-клубе они потратили почти 400 тысяч рублей. Все о втором дне суда над Кокориным и Мамаевым

Как это было:

21:00. Процесс окончен!

Волнующегося свидетеля проводили аплодисментами. Все продолжится завтра в 12:00. 

«Интересно, о чем сегодня пресса напишет», — сказал на выходе Кокорин. И добавил, обращаясь к Дарье и Алане: «Приходите завтра и подушки захватите».

20:58. Прокурор закончил зачитывать отрывок первоначального допроса, после чего свидетель признал, что тогда он помнил события лучше. Адвокаты тоже начали задавать вопросы, и свидетель, кажется, окончательно запутался. По всей видимости, его показания не будут учитывать совсем.

20:50. Допрос закончили, но прокурор попросил зачитать протокол первоначального допроса, так как показания сильно отличались от тех, что были даны в ходе следствия. Все 5 адвокатов и 4 подсудимых протестовали, но суд одобрил ходатайство.

«Он рассказывал очень искренне, видно же, реально пытался вспоминать», — сказал Мамаев. Но для прокурора и судьи это не аргумент.

20:39. Адвокат Мамаева:

— Где был Мамаев во время происшествия?

— Его не было у столика Пака. Не помню, где он был.

— Он как-то нарушал порядок?

— У него очень огромный голос, ну и татушки дают о себе знать. Извини, пожалуйста, — обращаясь к Павлу.

— Ничего страшного, — отвечает Мамаев.

— Он закидывал ноги на стол? — продолжает спрашивать адвокат.

— Нет, такого не было.

— Вас кто-нибудь оскорбил?

— Меня? Никто из этой компании. Я даже удивился, как все было вежливо.

— Вы сказали, что поведение Гайсина носило агрессивный характер. Что вы имели в виду?

— После потасовки он направлялся в сторону ребят. Не могу этого вспомнить. Возможно, это защитная реакция.

20:24. Адвокат Кирилла Кокорина:

— Вы видели, чтобы Кирилл целовался с кем-то?

— Я не видел.

— До конфликта он мешал кому-то?

— Нет, он только двигался в районе стола, общался со всеми.

— Вы видели, чтобы Кирилл к кому-то из посетителей приставал?

— Нет.

«Не видел», «не помню», «не знаю», «вопрос не ко мне». И так уже 15 минут. Самое время отвлечься и послушать четвертый выпуск подкаста «Звено Казанского».

Гусев — в НХЛ, Знарок — в КХЛ. И финал Кубка Гагарина 

20:11. Адвокат Александра Кокорина Ромашов очень настойчиво допрашивает официанта. Задаёт множество вопросов. Возможно, это ложное впечатление, но большинство вопросов из категории «вопросы ради вопросов». Показательно, что большинство ответов начинается с «я думаю». В основном, оценочные суждения. Время идёт, адвокат отрабатывает свой гонорар.

«Перед тем, как разойтись, Пак жал кому-то руку. Но я не могу сказать, кто именно жал».

19:46. Прокурор закончил допрос. Теперь очередь адвокатов. 

— Кто ругался матом больше всего? — спрашивает адвокат Кокорина Ромашев.

— От всех понемногу, ругались между собой. Не оскорбляли окружающих и не приставали. Мне показалось, что ребята просто дурачились. Как и девушка, которая наклонялась к штанам Кокорина. Это была как бы шутка, имитация. Шумная, вызывающая компания.

19:34. Токтаров продложает:

— Кирилл Кокорин просил поклясться одного из посетителей, что тот не снимал потасовку на видео.

Все в зале очень устали и часто улыбаются при любом уместном поводе. Понятно, что свидетель не окажет серьёзного влияния на ход процесса.

Но официант сказал кое-что интересное: что сумма счёта с каждого стола составила около 18 000 рублей. Получается, суммарно — около 54 000 рублей.

А ведь еще вчера эта же самая сумма составляла 264 790. Как же так?

19:15. Следующий свидетель — Ринат Токтаров. Сейчас он расскажет о себе и том самом утре:

— Я работаю официантом в «Кофемании». В 8 утра я был на работе. Узнал всех участников процесса уже после событий, предубеждений к ним нет. Гости заняли три стола. Александр Кокорин сидел с девушкой, они общались. К ним постепенно присоединялись гости, компания расширялась.

— Непристойное поведение было?

— Было со стороны спутницы Кокорина. Помню, еще Мамаев часто обращался к девушке: говорил, что она никогда не добьется Александра Кокорина. А она лезла целоваться к нему. 

— Как? 

— За шею хватала, садилась на него.

19:00 После извинений допрос водителя был закончен. Соловчука отпустили домой. Перед ним извинились Кокорин-младший, Протасовицкий и Мамаев. Также Мамаев выразил готовность компенсировать ущерб, нанесенный машине Ольги Ушаковой. Суд взял небольшую паузу перед допросом следующего свидетеля.

18:52. Павел Мамаев: 

 — Хотел бы принести извинения потерпевшему за тот легкий вред здоровья. Я готов возместить ему компенсацию и также хочу обратиться к Виталию, чтобы он лучше вспомнил события и дал более правдивые показания. Кокорин Александр на протяжении всего этого конфликта пытался его погасить. Он не имеет отношения к нему, а за свои действия я извиняюсь. Готов компенсировать операцию и все расходы.

18:50. Спрашивает Александр Протасовицкий:

— Вы не помните, как назвали меня [геем]? 

— Нет, уважаемый, я не мог говорить после тех ударов.

— Несмотря на то, что нанес два удара после оскорблений, я хотел бы перед вами извиниться. За то, что не сдержался.

18:45. Опрос ведет Александр Кокорин:

Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости / Алексей Куденко

— Ранее вы говорили, что после конфликта вы все поняли и извинились. Что вы поняли? И за что извинились?

Прокурор попыталась снять вопрос, но суд встал на сторону Кокорина.

— Я не знал, за что. Это было сделано, чтобы прекратить эту атаку на меня и просто уехать. Чтобы избиение прекратилось.

— А что вы поняли?

— Что люди поступают так, как им хочется.

— Без причин?

— Без причин.

— Вы обращались в полицию? Общались с ними?

— Да.

— Вы говорили, что нас не знаете?

— Да, был в состоянии аффекта.

— Вы четко видели, как я ударил вас, что ударил вас в область груди белым кроссовком?

— В область плеча.

— В ухо я вас не бил, получается?

— Вы меня не один раз ударили. Были удары в область руки, груди и уха.

— Все-таки грудь причисляете? Видимо, я плечо и ухо одним ударом зацепил. Ваша честь, как можно общаться с человеком, который в третий раз за нашу третью встречу меняет свои показания? Куда я нанес удар и чем?

— Ногой сюда в эту область (показывает на плечо).

— А в ухо я вас бил?

— Нет, в плечо.

— Но вы же говорили! Говорил же, что бил в ухо!

— Я не говорил такого! Это ваш адвокат сказал! — протестует Соловчук.

— Зачем мы вообще тут сидим? — негодует Кокорин. Он в третий раз меняет показания. Вы не можете сказать, куда я вас бил. Ответьте, куда я вас бил?

— Были удары в область руки, груди и уха.

— Вы же видите, что происходит, — возмущается Кокорин.

— Вы его били? — вмешивается представитель потерпевшего.

— Да, я пил! — отвечает Кокорин, плохо расслышав вопрос.

— Он не бил! — протестует Стукалова.

— Не бил, а пил! — поясняет Кокорин. 

В общем, в зале суматоха. Но Соловчуку было некомфортно во время вопросов Александра Кокорина

18:33 Кирилл Кокорин попытался задать ряд вопросов Соловчуку:

Кирилл Кокорин / Фото: © РИА Новости/Григорий Сысоев

— Вы знакомились с делом? Смотрели видео?

— Да.

— Машина работала? Музыка? Фары?

— Машина была заглушена, музыка работала, про фары я точно не помню.

Кокорин-старший: «Он же недавно говорил, что да».

Кокорин-младший: «На видео…»

Диспут прерывает прокурор и просит вернуться к этим вопросам, когда будет рассмотрена видеозапись.

Кокорин-младший не понимает, почему нельзя задавать вопросы про видео, если все его видели. Судья объясняет, что таковы правила, но можно перефразировать вопрос. 

Кирилл запутался, но за него включилась адвокат Стукалова. Вновь продолжилась та же история про видеорегистратор. Адвокаты пытаются давить на то, что видеозапись с регистратора удалили [Соловчук или следствие], чтобы не было слышно, как водитель в присутствии девушки называл Кокорина и компанию «петухами». Соловчук говорит, что не знает, как устроена работа регистратора.

18:20. Теперь вопросы задает Андрей Ромашов, представляющий интересы Александра Кокорина.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Вы гражданин Белоруссии?

— Да, но около двух лет живу в России.

— На предварительном следствии вы называли другой срок. Чем занимались?

— Работал в такси, на стройке.

— Это есть в трудовой книжке?

— Нет, трудовой книжки нет.

— Откуда вы взяли 400 тысяч на медицинские процедуры?

Представитель Соловчука негодует. Судья снимает вопрос. Тем временем Павел Мамаев просит открыть пару окон. В зале очень душно.

18:09. С Соловчуком говорит Игорь Бушманов, адвокат Павла Мамаева.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Я правильно понял, что вы интересовались футболом ранее?

— Нет, но видел новости про Монте-Карло. Знал, что это наши российские футболисты.

— Какое чувство у вас вызвало видео?

— Это было давно, какой-то факт из жизни людей, не более.

— Еще какую-то информацию?

— По радио, возможно, но не придавал значение. Я не футбольный болельщик. Вообще не имел никакого понятия о них, кроме того, что спортсмены. Узнал их, но они еще и озвучили, кто такие: «Кокора и Мамай».

 — Мамаев не отрицает, что бил вас. И готов компенсировать вам затраты на лечение, а также моральную компенсацию?

— Да, он извинился. И сказал, что готов компенсировать затраты. Мне показалось, что он осознает произошедшее.

— Вы видели счет, который Павел открыл на ваше имя?

— Да, но ни тогда, ни сейчас я не готов это сделать. Лечение еще не закончилось.

— Какие затраты вы понесли на данный момент?

— Около 400 тысяч.

— Счет открыли на 500 тысяч. Вы можете воспользоваться им в любой момент.

— Я приму решение до завершения суда.

— Сумму морального вреда вы не можете определить?

— Пока нет. Не могу. Нос был раздроблен, потребуются еще операции. Вероятно, пластическая.

18:07 Тем временем поступает больше информации о траблах футболистов. Но речь уже не про Кокорина и Мамаева.

СМИ: футболист «Спартака» сломал нос гражданину США и прибыл в отделении полиции


17:50 Теперь вопросы задает Прилипко, адвокат Протасовицкого:

— Как вы объясните то, что ребята начали спрашивать с вас про «петухов»?

— Возможно, девушка им сказала что-то.

— Почему девушка сказала им, что вы их назвали «петухами»?

— Потому что была пьяна.

— Кто спрашивал? Хором или по очереди?

— Они все кричали, перебивали друг друга.

— В чем заключалась агрессия Протасовицкого?

— В двух ударах. Да и тем, что находился в этой компании. Он был пассивен, не препятствовал неправовому действию.

— Как вы определяли, «who is who»?

После этого вопроса прокурор вмешивается: «Вопросы доходят до абсурда. Он обо всем этом уже несколько раз говорил». Судья соглашается: «У нас нет процессуального времени на повторы».

— Протасовицкий бил вас? — продолжает вопрос адвокат.

— Да, в область тела.

— У вас большая область тела. Куда именно бил?

— Я лежал на спине. Куда-то в район тела. Представьте, вы лежите на спине, извиваетесь на лестнице, закрываясь от ударов, и попробуйте называть часть тела, по которой вам наносили удары.

— Сколько ударов нанес Протасовицкий?

— Минимум два. Именно Протасовицкий.

17:44. К опросу подключается адвокат Татьяна Стукалова, представляющая интересы Александра Кокорина.

— В какой момент подбежал Кокорин?

— Когда я лежал на земле.

— Вы действительно все хорошо видели, когда лежали на земле? Вы действительно четко понимали, кто и куда вас бьет?

— Да, вместе с ногами я видел и лица. Снизу вверх удобно смотреть.

— Как вы объясните то, что ребята начали спрашивать с вас про «петухов»?

— Возможно, девушка им сказала что-то.

https://www.instagram.com/p/BqhuSohFYAV/

17:30 Представитель Соловчука протестует после вопросов адвоката Барика, прокурор тоже протестует. Некоторые вопросы судья просит переформулировать.

У присутствующих в зале складывается впечатление, что адвокат Кирилла Кокорина пытается сбить с толку Соловчука и дискредитировать его в глазах судьи. Много вопросов, которые не имеют прямого отошения к делу. 

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Есть вероятность, что ваш толчок Мамаева привел к тому, что произошло?

— Думаю, что нет. Все равно произошло бы то, что произошло. Люди были настроены очень агрессивно.

— Задам еще несколько вопросов. Не обижайтесь. Каким был ваш вес во время стычки?

— Около 108 килограмм.

— Вы занимались спортом?

— Гандболом, лет 7-8 лет.

— Там ощутимые нагрузки?

— Да, как и в любом другом виде спорта.

— Контактный вид спорта?

— Все в пределах правил.

— Разница в возрасте и весе имеет значение при противоборстве двоих?

— Не понимаю вопрос. Причем тут двое, когда мы рассматриваем ситуацию один против четверых?

— От Кирилла вы чувствуете угрозу?

— Когда он один — нет.

— Вам показывали следователи запись с регистраторов? А дословное содержание?

— Да, в присутствии адвоката.

— Вам давали сегодня на подпись бумагу за дачу ложных сведений?

— Да.

17:17 Опрос водителя Виталия Соловчука ведет адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик:

— Как вы проводили время в машине? 

— В телефоне сидел, слушал музыку.

— Когда девушка подсела, музыка играла?

— Не помню, но, кажется, да.

— Для этого питание должно быть включено?

— Да.

— И вся электроника работала?

— Да, и видеорегистратор, наверное.

— Откуда вы знаете?

— Читал о видеорегистраторах.

— С какой целью читали?

— Мне стало интересно. С какой целью интересуетесь?

— Я задаю вопросы. Сколько времени прошло с момента, как вы оставили автомобиль?

— Не знаю, меня на скорой увезли.

— Видеорегистратор встроен в автомобиль?

— Да, его нужно демонтировать, чтобы изъять.

— Видели признаки демонтажа?

— Я не обращал внимания. Мне непонятны вопросы. Вы клоните к тому, что я удалил эти записи. Но есть заключения экспертов, которые подчеркивают, что никакие данные не удалялись. 

17:05. Подсудимых вернули в зал.

«В Макдаке поели и [вернулись] обратно», — Александр Кокорин. 

15:34. Казалось, что уже скоро мы узнаем новые подробности дела, но нет. Автозак только сейчас вернулся к зданию суда. Подсудимых пока не выводят. Есть чувство, что оперативным возобновление заседания не будет.

15:11. Бомбу не нашли. Все возвращаются в суд. Скоро продолжится заседание и опрос Виталия Соловчука. Водителя, который участвовал в инциденте с дракой.

14:23. Пока затишье.

Свежих новостей нет. Некоторые участники других судебных процессов расходятся, их заседания перенесены на завтра. Автозак с Кокориными и Мамаевым отъехал от здания суда.

14:01 Протасовицкого, Кокориных и Мамаева вывели из здания через 40 (!) минут после эвакуации. Ну, Кокорин же просил…

Открыть видео

13:45. Пресс-атташе Пресненского суда комментирует ситуацию: 

«Угроза пришла на электронную почту. Сейчас полиция все осмотрит и, если угроза не подтвердится, то заседание будет продолжено. Такое часто бывает».

13:42. После сообщения об угрозе взрыва Александр Кокорин сказал: «Оставьте нас здесь».

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

13:38. Всех, кто находился в здании суда, отогнали подальше от входа.

Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ
Фото: © Егор Кузнец / Матч ТВ

13:31. Эвакуировали весь суд. Все заседания приостановлены после сообщения об угрозе взрыва.

13:20. Комментарий адвоката Стукаловой: 

Потерпевший поплыл, вот и решили сделать паузу, перевести дух.

13:15. К опросу Виталия Соловчука приступает адвокат Татьяна Стукалова, представляющая интересы нападающего «Зенита» Александра Кокорина.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— У вас в машине есть видеорегистратор?

— Да.

— В каком режиме он работал?

— Я не знаю, их устанавливает компания «Мерседес». Я никогда не смотрел записи с этого регистратора.

— Какое количество времени девушка находилась в вашем автомобиле?

— Не помню, смотрел на нее лишь один раз, в полоборота.

— Почему вы не помогали ей выйти?

Вмешивается адвокат Соловчука. Говорит, что все это уже рассказывали и что неправильно пытаться в чем-либо обвинить потерпевшего. Судья соглашается и просит задать следующий вопрос.

— Я правильно понимаю, что к вам в машину села пьяная девушка, и вы…

В этот момент судья объявляет перерыв. За минуту до этого секретарь передала ей какой-то документ.

13:08. Адвокат Ромашов уточняет у водителя Соловчука, помнит ли он, какой фирмы кроссовки были на Александре Кокорине:

— Последствия ударов Александра Кокорина зафиксированы?

— Нельзя зафиксировать конкретно удары Кокорина, удары наносили все и повсеместно. Нельзя определить, кто именно и с какой силой.

— Какого цвета были кроссовки Кокорина?

— Кокорин был в светлых кроссовках. Их я запомнил, потому на нем были короткие штаны. Примерно на пять сантиметров подняты.

— А другие, во что были обуты?

— Кто-то в светлых, кто-то в черных.

— Фирму кроссовок Кокорина помните?

— Я продавец в магазине, что ли? Нет, не знаю, какой фирмы они были.

— Почему вы извинились, ведь агрессия уже пропала?

— Я не говорил, что пропала. Кто-то еще говорил, что собирается нанести мне удары. Извинился, чтобы поскорее убраться оттуда. От этого зависела моя жизнь.

— Как Кокорин пытался учить вас жизни?

— Помню, что Александр что-то говорил, пытался давать мне нравоучения. Но я не помню, честно. Не об этом тогда думал.

13:02. Соловчук рассказывает о поведении братьев Кокориных и Павла Мамаева по ходу инцидента.

— Почему вы решили, что разбитая бутылка имеет отношение к вам? — спрашивает адвокат Ромашов водителя Соловчука.

— Потому что осколки полетели в машину. Я это почувствовал, пошла вибрация.

— Вы осмотрели машину?

— Нет, не успел. У меня на пути уже стояли люди.

— Как вел себя Александр Кокорин? Предпринимал агрессию?

— Руками не махал. Они задавали мне вопросы. Они задавали мне вопросы, почему я их назвал петухами. Не знаю, с чего они так решили. Задавали хором, по очереди. Не считал, но много раз.

— Вы говорили, что готовы ответить за свои слова?

— Нет, не было такого.

— Когда вас ударил Александр Кокорин?

— После того как Кирилл сбил меня с ног, а Мамаев нанес удар. Они с Протасовицким подбежали и начали наносить удары. Я закрывал лицо руками. Вы бы также, наверное, поступали бы. Я лежал на спине, Кокорин стоял справа, бил по туловищу и в голову. Наносил удары в область правого уха. Бил ногой. Все удары были примерно одинаковой силы. Почему он остановился? Я не знаю.

12:53. Опрос Соловчука продолжает адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов:

— Вы считаете слово «петух» оскорблением?

— Скорее всего, да (прокурор хотел снять вопрос, но судья отклонила).

— Девушка, которая села в вашу машину, была одета?

— Да, на ней была накидка, но точно не могу описать. Был увлечен телефоном.

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Она выглядела замерзшей?

— Я на нее не смотрел. Она сидела сзади.

— Она просила вас подвезти?

— Нет, она уточнила, таксист ли я. Я сказал, что ей нужно покинуть.

— Вы не говорили, что ее спутники — «петухи»?

— Нет, я уже говорил, что нет.

12:50. Еще больше деталей нанесенных побоев.

— Потом немного проехал и остановился. Осмотрел машину, — рассказывает Виталий Соловчук. — Потом оказалось, что охранник концертного зала «Чайковский» вызвал скорую. Он увидел, что я просидел без движения несколько минут. В больнице я провел четверо суток. Пока не готов предъявить иск (об ущербе вреда здоровья), потому что еще не закончено лечение. Сломан нос, развалившееся колено. У меня когда-то был разрыв крестов. Когда Мамаев сбил меня с ног, снова произошел надрыв. Пока решается вопрос, есть ли смысл ее проводить. Если ее проведут, то максимум через 10 лет потребуется замена коленного сустава.

— Какого наказания вы хотите для обвиняемых? 

— На усмотрение суда.

12:47. Водитель Соловчук рассказывает о побоях:

«К перелому носа привел удар Павла Мамаева. Помню хруст после удара его ноги. Я не отбивался, не проявлял агрессии. Ни в какой из моментов в ходе нашего, так сказать, общения ее не было с моей стороны. Кокорин-младший тоже бил. Когда я лежал на земле, меня били все. В какой-то момент Протасовицкий остановил всех, чтобы никто не подходил. И сам нанес еще два удара. Я ничего не говорил в тот момент, уже не мог говорить. У меня хлестала кровь, губы были распухшие от ударов. Шел и думал, как остаться живым».

(Мамаев пристально смотрит на Соловчука. Уничтожает взглядом).

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев на заседании Тверского районного суда Москвы / Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru 

«Кокорин отводил меня в сторону, — говорит Соловчук. — Рассказывал, как мне лучше жить. Потом меня вроде отпустили. Я на всякий случай извинился. Кажется, Александр Кокорин вслед крикнул: «Не вздумай писать заявление в полицию, я сфотографировал твои номера».

12:43. Соловчук продолжает:

«Я не бил Кирилла, просто защищался. Я упал на ступеньку, после чего все подбежали ко мне и наносили удары. Сколько людей били меня? Два Кокорина, Мамаев, Протасовицкий. Как именно? Так как я лежал на земле, удобнее меня было бить ногами. В основном они приходились в область туловища и головы.

Девушки там были? Да, была девушка, которая кричала и просила ребят остановиться. В какой-то момент попыталась закрыть своим телом меня. Ее просто сдернули. Сказали «не мешай» и продолжили. На нее никто не реагировал, избиение продолжалось».

«Избиение то затухало, то возобновлялось. Помню, во время избиения мне еще успевали давать жизненные напутствия, поучения. Все длилось около 10 минут».

Раскадровка видео инцидентов с участием Кокорина и Мамаева

12:35. Прокурор опрашивает Соловчука:

— Знакомы ли вам подсудимые?

Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Уже да. Все знакомы. С другими потерпевшими не знаком, только по телевизору видел. 8 октября привез на утренний эфир Ольгу Викторовну [Ушакову]. Привез ее в районе 6:30 и начал искать парковку. В том районе была первая выездная студия. Заглушил машину. Около 7 часов утра открылась задняя дверь и села девушка. От нее исходил запах алкоголя, у нее была несвязная речь. Она спросила, такси ли я. Я сказал, что ей здесь нельзя находиться. Она сказала, что ей холодно и что она останется погреться. Я говорил с ней вежливо, культурно. Скоро пришел парень и забрал ее. Завел автомобиль, хотел уезжать. В этом время рядом с машиной разбился стеклянный предмет. Решил выйти посмотреть. Мне навстречу уже двигались Кокорин-старший и Мамаев. Потом еще Протасовицкий. Я спросил: «Кто бросил?» Александр Кокорин ответил, что это он сделал. Потом начались угрозы. (Кокорин в этот момент ухмыльнулся и покачал головой). Ребята пришли с конкретными претензиями, от них исходил запах алкоголя. В какой-то момент Мамаев взял меня рукой за лицо, за подборок. Мне было неприятно. Они с Кокориным стояли в обнимку. Я попытался убрать его руку, просто убрал ее… Потом Мамаев начал двигаться в мою сторону, наносить удары. Их было несколько в сторону лицу. Удары кулаком. Это было очень быстро, я начал убегать. Потом я убрал его руку, поднял вверх и не наносил ударов. Они не понимали, что делают. Далеко не убежал, потому что машина была заведена. Когда за мной бежал Мамаев и Кокорин-младший, Мамаев споткнулся. Кирилла Кокорина я оттолкнул, но подбежал Мамаев и ударом в прыжке сбил меня с ног.

12:23. Сегодня допрашивают Виталия Соловчука. Водителя ведущей Первого канала, который участвовал в инциденте с дракой.

«Я таких петухов не повезу». Свидетель в суде рассказал, как произошел конфликт Кокорина и Мамаева с водителем Соловчуком

12:15. Начинаем. Всех фигурантов дела провели в зад суда. Кокорин поздоровался с журналистами, потом обернулся и улыбнулся жене. 

Ранее в своем «Инстаграме» Дарья Валитова, супруга нападающего «Зенита» Александра Кокорина, выразила недовольство тем, что ее семейные дела обсуждают в СМИ. 

https://www.instagram.com/p/BwGzjqBHlNz/

11:45. Заседание начнется в 12:00. Мы следим за ходом событий.

Читайте также:

Нет связи