live
02:00 Футбол. Лига Наций. Греция - Эстония [0+]
02:00
Футбол. Лига Наций. Греция - Эстония [0+]
04:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:35
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
13:30
Новости.
13:35
Смешанные единоборства. М-1 Challenge. Трансляция из Ингушетии. А. Доскальчук - М. Силандер. М. Сильва - М. Маликов [16+]
15:20
Новости.
15:25
Все на Матч!.
16:15
Футбол. Лига Наций. Швейцария - Бельгия [0+]
18:15
Тотальный футбол.
19:15
Новости.
19:20
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. ЦСКА - "Слован" (Братислава)
21:55
Новости.
22:00
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Германия - Нидерланды
00:40
Все на Матч!.
01:40
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". 1/2 финала. Трансляция из Ханты-Мансийска. СХК "Феникс" (Московская область) - Сборная Японии [0+]
03:15
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". 1/2 финала. Трансляция из Ханты-Мансийска. СХК "Югра" (Ханты-Мансийск) - СХК "Удмуртия" (Ижевск) [0+]

После 5 лет в ПФЛ он думал уходить на работу в банк. Первый российский арбитр на ЧМ за 12 лет

30 марта 17:49
После 5 лет в ПФЛ он думал уходить на работу в банк. Первый российский арбитр на ЧМ за 12 лет
Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

Вчера стало известно, что российский арбитр Сергей Карасев будет работать на ЧМ-2018. Сегодня он дал интервью «Матч ТВ» — о том, как чуть не завершил карьеру, о системе видеопомощи арбитрам и медицинской страховке рефери, которой в России нет.

— Где вас застала новость о попадании на ЧМ-2018?

— Приехал с тренировка домой. Потом пошли звонки, поздравления. Сначала подумал, что это розыгрыш. Мы не знали, когда должны объявить окончательный список на ЧМ, но ожидалось, что это будет сделано чуть позже. Реально поверил в попадание только после письма на почту от руководителей судейского корпуса УЕФА и ФИФА – от Пьерлуиджи Коллины и Массимо Бузакки. Это случилось где-то через полтора часа.

— Попадание в окончательный список стало неожиданностью? Или все к тому шло?

— Наверное, неожиданностью это назвать нельзя. Потому что был долгий отбор, и мы, естественно, рассчитывали получить приглашение. Все, что от нас требовали, мы сделали за эти годы. Шли до конца.

Первый сбор был в ноябре 2014-го в Цюрихе. Приехало очень много судей – только от Европы 70-80 человек. В УЕФА этот сбор назвали «Перспективные судьи для чемпионата мира». Тогда я еще не входил в топ-лист, попав в него только в 2015 году. По сути, мы были просто перспективные арбитры. И нас просеивали, просматривали, давали матчи еврокубков. На основании качества работы, сборов и семинаров снова был отсев людей. И так на протяжении трех лет.

Когда в ноябре 2017-го попал в предварительный список из 36 главных арбитров, понял, что шанс есть. Но очень важно было хорошо провести заключительный перед объявлением сбор – в марте. На него уже приезжали не только главные арбитры, а вся бригада. И от ассистентов требовалось сдать тяжелые нормативы, с которыми мои помощники Тихон Калугин и Антон Аверьянов блестяще справились. За что им огромное спасибо, они настоящие мужики. После этого оставалось только ждать.

Сейчас, кроме радости, никаких эмоций, конечно, нет. Ну и, легкая усталость, потому что сбор недавно завершился, идет подготовка к следующему, который пройдет 15 апреля в итальянском Коверчано. Там тоже надо будет сдать тесты. В общем, все идет в рабочем режиме. Фактически ФИФА перешла на ежемесячные сборы для судей.

— Насколько сложны эти тесты?

— Они действительно сложные. Надо учитывать еще то, что все судьи – немолодые люди, нам не по 25-30 лет. Кому-то под 40, кому-то – за 40. Но тут пока не попробуешь, не почувствуешь, что это такое. К сожалению, обычные болельщики до сих пор воспринимают судейскую работы как что-то такое легкое: вышел, посвистел, получил неплохую зарплату, гонорар – и пошел, как я раньше, например, трудиться в банк. Сидишь там до вечера, а потом тебе говорят: «Надо лететь на матч Лиги чемпионов». Летишь. Потом домой, а кому-то на работу. График сложный. Но люди не всегда об этом знают.

— После пяти лет в ПФЛ вы могли закончить карьеру и сосредоточиться на работе в банке, но жена убедила остаться. Тогда вы могли себе представить, что попадете на домашний ЧМ?

— Даже во сне такое не могло присниться. Во-первых, то, что когда-нибудь в России будет чемпионат мира. Во-вторых, что мы с бригадой окажемся в списке для участия на нем. Тогда задача была одна: пробиться в первый дивизион. Это были 2004–2005 годы. Я всегда хотел судить в поле, быть главным, По отзывам старших коллег и инспекторов, у меня это неплохо получалось. Но тогда почему-то по разным причинам не удавалось подняться выше. Очень долго судил во второй лиге – пять-шесть лет. Надо было уже делать выбор, потому что устал от всего. Понимал, не идет дальше – все предпринимаю, но не получается. Однако семья меня переубедила. Жена и родители попросили подождать еще год или полгода. Попытаться что-то сделать, еще больше усилий приложить. И они были правы. Поэтому огромное им спасибо. Это не единственный раз в карьере, когда они так помогают. Бывает, что приходится тяжело и хочется все бросить, махнуть рукой. В этот момент очень важно, что близкие рядом.

— С Аверьяновым и Калугиным вы вместе поднимались в РФПЛ?

— Нет. Антон и Тихон очень опытные ассистенты. Они успели поработать с Валентином Ивановым, Юрием Баскаковым, Алексеем Николаевым. Получается, я для них четвертый главный арбитр. Считаю, решение поставить ко мне, молодому рефери, пару опытных ассистентов было абсолютно правильным со стороны руководства судейского корпуса. Насколько я помню, первый наш официальный серьезный матч – это игра за выход в групповой этап Лиги Европы в августе 2012 года. Мы провели ее хорошо и через две недели получили мою первую, а для Антона и Тихона очередную игру на групповой стадии Лиги чемпионов. «Шальке» — «Монпелье». И вот уже почти шесть лет вместе.

— Ваши ассистенты работали на ЧМ-2006 с Валентином Ивановым?

— Там были другие арбитры. Тихон Калугин участвовал в отборе на ЧМ-2006, но, к сожалению, в финальную часть не попал. Это был только выбор ФИФА. В отборе участвовало три ассистента – на случай если случится травма или кто-то не сдаст нормативы. На тот момент все всё сдали, но, видимо, потому что Калугин был самым младшим, взяли других ребят. Поэтому я очень рад и за Тихона, и вдвойне за Антона. Он был в нашей бригаде и перед Евро-2016, но чуть-чуть не уложился в спринт. Решение УЕФА стало очень болезненным для нас всех: вместо Антона на чемпионат Европы тогда поехал Николай Голубев, который, впрочем, удачно влился в команду и помог нам.

— Когда теперь будут решающие тесты, после которых уже точно никого не отсеют?

— Сложно сказать. В принципе недавний сбор был во многом определяющим. В апреле тоже пройдут тесты, но не хочется даже думать: «А что, если…» Мы обязаны это сделать, все подтвердить. И спокойно готовится к чемпионату мира. Мы уверены в себе и готовы.

— Не все арбитры из 36 отобранных будут главными на матчах ЧМ. Когда это станет ясно?

— В письме от ФИФА написано, что непосредственно перед чемпионатом мира. Я так понимаю, во время заезда в тренировочный лагерь. В районе 3–4 июня – за 10 дней до старта.

— На этом ЧМ будет впервые использована система видеопомощи арбитрам VAR. Как к ней относитесь?

— Надеюсь на положительный эффект. Мы уже на протяжении года тестируем ее на каждом сборе ФИФА. Это очень непросто. Самый главный посыл нам: не нарушать ритм игры. И вмешиваться только в явных случаях, при очевиднейших ошибках, которые видны в принципе всем. Болельщикам, игрокам, тренерам. Это касается забитых голов, пенальти, агрессивного поведения, за которое должна быть показана красная карточка. В таких случаях система обязательно должна помочь.

— Если судья не уверен в своем решении, он сам может обратиться за помощью к видеоарбитрам?

— Да, тут идет двусторонний диалог. Судьи станут следить за мониторами и отсматривать каждый эпизод. Там будет камер 30 и больше, поэтому покроется любая точка поля. Если они видят какой-то очевидный момент, то сразу говорят: «Идите, посмотрите монитор – и принимайте решение». Также видеорефери готовят свое решение и клипы, которые главный судья будет просматривать у кромки поля. И если судья не уверен, например, в трактовке какого-то неоднозначного падения в штрафной, он может попросить проверить этот эпизод.

— Пробовали эту систему в товарищеских матчах или на сборах?

— Сборы и товарищеские встречи – совершенно разные вещи. Не говоря уже про официальные игры. Чтобы быть хорошим видеоассистентом, надо поучаствовать как минимум в одном официальном матче. Для понимания всех трудностей. Поверьте, это непросто. Реально непросто – даже на тренировках, когда игроки моделировали для нас различные ситуации. Ты должен принять решение очень быстро и оперативно. А в официальной игре будет еще стресс, потому что ее смотрят миллионы зрителей – и они ждут решения. И решение должно быть правильным. Можете представить, что это такое: пот течет градом, все 90 минут сумасшедшая концентрация, просмотр каждого эпизода. Конечно, это требует опыта, но система VAR в России пока не введена, поэтому его у меня нет. Думаю, видеоассистентами на ЧМ, как показывают сборы, станут арбитры из стран, где эта система уже работает. Италия, Португалия, Германия, Польша и другие.

— Получается, у тех главных арбитров, которые уже в официальных матчах сталкивались с этой системой, будет преимущество?

— Маленькое, но – да, будет. Все-таки это экстремальная ситуация, надо понять, как в ней человек поведет себя. Одно дело, когда ты принял решение – и побежал дальше, полностью сконцентрировавшись на следующих эпизодах. И другое чувство, когда ты вдруг получаешь информацию, что надо идти и посмотреть предыдущий момент. Конечно, это надо испытать на себе. Но мы на каждом сборе ежедневно занимаемся по два-три часа с этой системой. Она уже отработана. Думаю, проблем не возникнет. Главное понять, как работать в кабине. Вот это важно.

— Российских судей не было на ЧМ 12 лет - с 2006 года, когда на чемпионате мира в Германии работал Валентин Иванов. Какие реформы, на ваш взгляд, нужны, чтобы ситуация не повторилась?

— Будучи действующим арбитром, сложно что-то навязывать или высказывать свое мнение по этому поводу. Этим должно заниматься руководство судейского корпуса. Но, считаю, основное - это поиск хороших молодых арбитров. Во всех регионах. Тут так же, как и с футболистами. Мы постоянно говорим, что где-то, возможно, не хватает качественных игроков в ту или иную линию. Судьи тоже в лесу не растут, как грибы. Их надо искать – это самое главное. Чтобы были опытные бывшие арбитры на местах, которые бы проводили селекцию, доводили ребят до определенного уровня, регионального, рекомендовали дальше. Чем больше судей, тем выше конкуренция. Думаю, так везде. Не только в футболе.

— Есть подвижки в вопросах медицинского страхование арбитров, которого нет, и закрепления профессионального статуса за судьями, чтобы их будущее и качество работы не зависело напрямую от смены руководства?

— На данный момент мы до сих пор не являемся профессионалами. Ждем этого статуса, надеемся, что в ближайшем будущем это случится. Я так понимаю, что РФС и департамент судейства и инспектирования знают этот вопрос, обсуждают.

Год назад уже случилась кардинальная подвижка: мы стали получать, пусть и небольшую, но ежемесячную зарплату. Независимо от того, провел ты матчи в этом месяце или нет. Гонорар – это хорошо, но если у тебя травма и ты не можешь судить? Теперь ты получаешь хотя бы 30 тысяч рублей в любом случае. Первый шаг сделан, и это радует. Надеемся в дальнейшем появятся и медицинские страховки.

— Но сейчас за лечение судья платит сам?

— Да, конечно. И не дай бог какая-то серьезная травма, и надо делать операцию. Очень многие ребята с этим сталкивались. Во-первых, сложно найти хорошую клинику и хорошего доктора, которому бы ты мог довериться. Допустим, все футболисты ездят в Рим к известному профессору, а мы, к сожалению, такие операции не можем оплачивать, это очень дорого. Ищем – через знакомых, через сарафанное радио – качественных специалистов в России, который оперируют за небольшие деньги. Но платят их сами судьи.

— Сколько стоит в России операция на крестообразных связках?

— Боюсь соврать, но я слышал о сумме в районе 100 тысяч. Плюс-минус.

— Январские сборы УЕФА были приурочены к старту еврокубков. Есть шансы побить прошлогодний результат – полуфинал Лиги Европы?

— В ближайшую среду мы должны поехать на игру Лиги Европы. Буквально сегодня узнаем что за матч, пока известна только дата. Это будет 1/4 финала. Нужно отсудить ее без сучка и задоринки. А дальше УЕФА примет решение.

— Судья, на которого вы ровнялись?

— Мне очень нравилась плеяда арбитров начала и середины 90-х годов. Я с того времени начал пристально следить, записывать хайлайты, обзоры Лиги чемпионов. Все матчи. И именно судейские решения, желтые карточки, манеру поведения рефери, ну и плюс красивые голы. Тогда была классная группа разносторонних и характерных личностей: Андерс Фриск, Пьерлуиджи Коллина, Ким Милтон Нильсен, Витор Ману Перейра, Маркус Мерк, Любош Михел и другие. Они все были очень разными и непохожими друг на друга. Можно было найти что-то интересное для себя и попробовать. То поколение оказало на меня большое влияние, привило любовь к судейскому делу.

Новые факты о соперниках сборной России на ЧМ-2018. После них вам станет страшно

Испанские вратари недовольны мячом ЧМ-2018. Что с ним не так?

7 игроков, которых вызывали Капелло и Слуцкий, но не замечает Черчесов

Фото: globallookpress.com, Catherine Ivill / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Alexander Heimann / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Александр Вильф