Чемпионат Белоруссии

Ограбления в гетто (Дрогба не тронут), алкоголики-расисты и предложение по Skype. Африканец, который не боится Covid-19

Ограбления в гетто (Дрогба не тронут), алкоголики-расисты и предложение по Skype. Африканец, который не боится Covid-19
Жан-Морель По / Фото: © Вконтакте ФК «Смолевичи»
История нападающего «Смолевичей» Жана Мореля По.

— Мое детство было нормальным, денег хватало. Отец работал доктором, мама занималась домом. Мы жили в обычном районе Абиджана (экономический и культурный центр Кот-д’Ивуара. — «Матч ТВ»), хотя в городе есть два-три района, куда лучше не заходить даже днем. Могут ограбить или вообще убить. В одном из таких меня однажды остановили двое с ножом. Я покупал телефон, а они дождались меня. Все отобрали, но получилось оставить себе телефон: «Извините, его не отдам». Они ругались, кричали, но все же отпустили. Если вы известный футболист, например, Дрогба, то в таких опасных районах вас не тронут. Но это Дрогба, его все знают. А мне там опасно появляться и сейчас.

Я пришел в футбол только в 17 лет. Мама была против, она хотела, чтобы я пошел учиться в университет на адвоката или юриста. В Кот-д’Ивуаре это престижная профессия. Поэтому до 17 каждый день просто играл на улице, не было никаких бутс, ходил в обычную школу. Несмотря на это, считаю, у меня хорошая техника. На улицах ей можно тоже научиться. Если вы найдете в фейсбуке группу We Love Maracana, то поймете, о чем я. Там много видео, как технично играют на улице.

Жан Морель По с семьей / Фото: © из личного архива Жана Мореля По

В один день поехал на просмотр в клуб «Вильямсвилль», меня сразу взяли. Мама увидела, как я играю, и спросила: «Скажи честно, ты не хочешь в университет?» Ответил, что хочу просто играть в футбол. Она не проронила ни слова. Ни да, ни нет. Просто промолчала. Потом, когда я стал чемпионом Кот-д’Ивуара в первый же сезон с «АСЕК Мимозас», она позвонила и сказала: «Извини, что не позволяла тебе играть в футбол. Сейчас вижу, что у тебя есть талант. Мы тебя поддержим».

В чемпионате Кот-д’Ивуара много искусственных полей, а те, что натуральные, не очень хорошего качества. Болельщиков на матчи ходит не так много, только сборная постоянно собирает полные стадионы. Средняя зарплата в лиге — 400 долларов, в лучших клубах — 1000-2000. Много техничных, но в сборную попадают в основном игроки из Европы. Я провел два матча за сборную, когда собирался состав без легионеров. Уровень все равно сильный.

Однажды мне позвонили агент Евгений Гайдук (самый влиятельный агент Белоруссии. — «Матч ТВ»), не знаю, как он нашел мой номер. Сообщил, что интересуется мной, мы стали работать вместе. Он рассказал, что есть варианты в Европе: сначала в Турции, но там требовался просмотр на две недели, а потом — в «Торпедо-БелАЗ», где просмотр был в 3-4 дня. Так оказался здесь.

https://www.instagram.com/p/B-rFzIUntoL/

Когда приехал в Жодино, была хорошая погода, поэтому сперва удивила больше всего еда. Очень много томатов, картошки, впервые попробовал котлеты, борщ. Особенно понравились картошка и котлеты. О Белоруссии до приезда ничего не слышал, но знал о России. Что именно? Что Москва очень красивый город, а русские довольно злые. Так говорили по телевизору в Кот-д’Ивуаре.

Близкие, конечно, переживали, что я так далеко уезжаю, но они были готовы к этому. Это футбольная жизнь. Тут очень добрые и спокойные люди, здороваются друг с другом. Бывало, что попадались два-три пьяных человека, которые говорили плохие слова про меня, про цвет кожи. Но вы знаете, это алкаши. Поэтому это не важно.

Никакого расизма здесь не встречал. Иногда люди удивляются, почему я черный, но это не расизм, просто любопытство. Как-то бабушка подошла, попросила потрогать меня и спросила: «А почему грязь не смывается?» Сказал, что это генетика, мы такие с рождения. Она ответила, что первый раз видит черного человека. Но это все было по-доброму.

https://www.instagram.com/p/B7vEPfHnQ5K/

Здесь я уже почти два года, начал учить русский язык, сразу как подписал контракт. Спрашивал у ребят в команде, чуть-чуть мне помогал Аффи, с которым мы вместе играли в Жодино. Но главное — интернет. Работал, учился каждый день: читал слова, смотрел видео. Все без учителя, сам. Сейчас могу общаться с партнерами по команде.

Здесь я сделал предложение своей жене — по видеосвязи. На родине мы провели небольшую свадьбу — на 30 человек, хотя обычно в Кот-д’Ивуаре проводят очень большие праздники. Человек по 500. Но для этого нужно много денег. Жена живет вместе со мной, но сейчас она застряла в Кот-д’Ивуаре — летала к семье, а из-за коронавируса обратные рейсы отменили.

Жан Морель По с женой / Фото: © Из личного архива Жана Мореля По

Поначалу ей было немного холодно здесь, но Белоруссия — отличная страна. Гуляли вместе в Минске — красивый чистый город. Ну, тут везде чисто. Комфортно жить. Единственное, что не хватает моего любимого ивуарийского блюда — ачеке (по текстуре похож на кус-кус. — «Матч ТВ»).

Боюсь ли я играть в футбол из-за коронавируса? Нет. Думаю, это честь. Правильное слово, да? Это возможность. Только мы сейчас играем, можно обратить на себя внимание. Конечно, есть страх, но без футбола будет очень плохо. Главное, что паники нет. На улице много людей в масках и перчатках, но все спокойно.

Открыть видео

О белорусском футболе с видео:

Читайте также: