«У Малинина сумасшедшая крутка, совершенно фантастическая». Интервью с агентом Закаряном

Известный спортивный агент Ари Закарян рассказал «Матч ТВ», в чем уникальность американского фигуриста Ильи Малинина, как мировое фигурное катание воспринимает отстранение россиян, а также без чего фигурка не сможет выжить в будущем.

— Помню, когда в Пекине разговаривали, ты тогда уже говорил, что на Олимпиаде в Пекине Илья мог бы выстрелить, потому что он будет главной звездой следующего цикла. В итоге все к этому и идет.

— Шороху навел он очень серьезного сейчас на шоу в Японии. Возле его гостиницы уже стоят огромные очереди людей за автографами, за фото. Он сейчас гремит.

— Как так вышло, что именно Илья запрыгал четверной аксель? Видел сейчас его попытку на шоу — это же просто вау.

— Могу, кстати, рассказать, как дело было. У нас закончились первые два тура. Первый — Fantasy On Ice  — вообще ошеломляюще прошел, просто шикарно, ни одного билета свободного не было. Его транслировали одновременно во всех кинотеатрах Японии, было очень круто. Ну, и прилетел он на третий тур, сразу вышел на тренировку. Она была такая, знаешь, не тренировка даже, а чисто постановка открытия/закрытия. Лед уже был «убитый» весь. И тут после всех этих репетиций, когда ребята уже все откатали, Илья стоит-стоит — и сразу сделал четверной лутц, четверной риттбергер, четверной тулуп — ойлер — четверной сальхов. А потом как зарядил четверной аксель с ходу! Вообще без подготовки, с первого раза.

Сцена была уникальная, редко такое бывает. С таким пролетом, с такой высотой… Невероятно красиво было. Все японцы из подтрибунки повыскакивали посмотреть. Илья — уникальный человек, конечно. Он здесь много четверных акселей прыгнул, каждый день их показывал.

— В чем его уникальность со спортивной точки зрения?

— У него сумасшедшая крутка, совершенно фантастическая. Технически он правильно готовился к этому элементу, родители у него довольно спортивные, с хорошим прошлым, они его тренируют. Плюс, как Илья говорил в разных интервью, ему помогал Раф Арутюнян. Это тоже немаловажно.

Рафаэль Арутюнян / Фото: © Harry How / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Что он за человек? Чем он живет, дышит?

— О, он очень хороший парень! Добрый, спокойный, очень амбициозный. С характером он, с чемпионским причем. Это очень заметно. Любит скейтборд, игры компьютерные — как и любой мальчишка, в принципе.

— Думаешь, сможет он стать популярнее Нейтана Чена?

— Ну, он только в начале пути. У него огромное будущее, это правда, но популярность связана со многими вещами — надо держать спортивную форму, выигрывать соревнования. Не делать ошибок в медиапространстве. И очень многое зависит от того, с каким тренерским коллективом ты работаешь и какая медиакоманда тебя окружает.

Но я думаю, у него колоссальные возможности. На мой взгляд, в течение следующих 4-8 лет его имя будет на устах постоянно.

— Мне кажется, было бы еще больше на устах, если бы Илья начал соперничать с нашими фигуристами. Это же такая медийная вывеска.

— Вполне вероятно, да.

— Но соперничества не будет. По крайней мере пока.

— Мне кажется, сейчас у него будет дуэль с Ханю, Уно и Кагиямой. Японцы VS Малинин. Для Ильи вообще очень большая честь, что он будет соревноваться с Юдзуру. Он его кумир. Знаешь же, что раньше Илья катался в костюме, похожем на тот, в котором выступал Ханю? Это не просто так было.

Наших, конечно, не хватает в этом списке. Жалко, что их нет.

— Как живет мировая фигурка без наших спортсменов?

— Конечно, наши фигуристы — это очень высокий уровень. В мире к спортсменам относятся с сожалением. Жалеют, что их нет, безусловно. Но в данной ситуации никто не может ничего сделать. Те же самые продюсеры и промоутеры шоу не могут ни на что повлиять.

Ари Закарян (слева) и Александр Лакерник / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Как тебе ситуация с поднятием возрастного ценза?

— Наша федерация предлагала установить планку ценза на 16 годах. Потому что после этого возраста у спортсменов начинается другая жизнь, многие идут в колледж, и при ныне существующем цензе они начнут задумываться, а есть ли смысл ждать лишний год. Мне кажется, таким образом мы можем многих потерять. Но наше предложение было отвергнуто.

А что касается травмоопасности — тут вообще странно. Я одно скажу: как бывший фигурист и человек, прошедший довольно большой путь в этом спорте, могу утверждать, что травму можно получить от неправильной разминки, от неправильных упражнений и некомпетентности тренера. И никакой возраст, никакие сложные прыжки тут значения не имеют. Совершенно не имеет значения, на каком элементе поломаться. Можно на банальных шагах получить травму — и неважно, 15 тебе лет или 25.

— Как тебе кажется, что сейчас необходимо фигурному катанию, чтобы в нынешних непростых условиях не потеряться?

— Нужен тур чемпионов и призеров ISU, чтоб они поездили по всему миру и культивировали фигурное катание в таких странах, как, например, Аргентина, Бразилия или Мексика. Я предложил ISU модель, как финансово это может работать. Теперь все зависит от нового состава организации. Фигуристам надо выступать и зарабатывать деньги. Если этого не будет, зачем им отдавать 8 часов в сутки на холодных катках? Чтоб исполнить какой-то элемент и хвастаться потом детям? Для них очень важно быть на виду. Я не знаю еще ни одного фигуриста, который сказал бы, что тур не нужен.

Плюс надо проводить премию, которую мы из-за пандемии пока так и не смогли сделать нормально. Надеюсь, что новый состав будет проводить ее. Потому что не только я, но и многие считают, что это двигает фигурное катание вперед. Это очень важно для всех. И так считают все, кроме некоторых «друзей» из российского фигурного катания, которые выступают против. И я сейчас говорю не о федерации.

Читайте также: