Главная драма в танцах на льду — когда один партнер готов побеждать, а другой травмирован. В сборной России сразу три таких случая

Главная драма в танцах на льду — когда один партнер готов побеждать, а другой травмирован. В сборной России сразу три таких случая
Виктория Синицина и Никита Кацалапов / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня
Это системный кризис накануне Олимпиады?

За последние две недели три наших ведущих танцевальных дуэта по разным причинам и на разный срок сошли с дистанции. Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро не выступят на Гран-при в Америке через неделю — партнерша попала в инфекционную больницу, диагноз не уточняется. Партнёр в социальных сетях постит трогательные фотографии с хэштегом «Вместе сильнее».

Александра Степанова и Иван Букин не поехали в Эспоо на Финляндия Трофи — последствия перенесенной ангины у партнёрши помешали им подготовиться в срок. До этого пара отказалась от участия в контрольных прокатах в Челябинске по тем же причинам — травмы и недотренированность.

Наконец, совсем пугающе выглядит история нашей сильнейшей пары. Виктория Синицина и Никита Кацалапов собирались отправиться на этап Кубка России в Йошкар-Оле ещё пару месяцев назад. Готовились по плану, приехали туда спокойно на поезде, откатали ритм-танец, а с произвольного снялись — партнёр на тренировке сорвал спину.

Виктория Синицина и Никита Кацалапов / Фото: © Joosep Martinson - International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

Тренеры вообще-то не любят распространяться о деталях проблем со здоровьем своих учеников по двум причинам. Во-первых, это профдеформация. Они сами не раз, ещё будучи спортсменами, катались на уколах, со свежими швами и вопреки рекомендациям врачей, и не воспринимают это как что-то, заслуживающее внимания.

Во-вторых, если дать понять общественности, что у фигуриста серьёзные проблемы со здоровьем, он сразу станет меньше интересен федерации, как бы цинично это ни звучало. То есть ему, конечно, помогут с врачами и реабилитацией. Только вот впредь делать ставку на часто болеющего не станут. Зачем нужен один больной, когда есть отряд бьющих копытом здоровых (окей, хотя бы стоящих на ногах) и задача показать медальный результат.

В общем, когда Александр Жулин вслух говорит, что Кацалапов не может самостоятельно надеть носки (читайте — испытывает невыносимую боль в спине), это иллюстрирует не только тяжесть состояния спортсмена в данный момент, но и растерянность тренера. Он сам так обескуражен, что не стал даже привычно играть в партизанское движение «Проблемы нет, пару дней отлежится, и в бой».

Должно быть, руки опускаются: серия Гран-при на носу, до Олимпиады четыре месяца, недавно пришлось перекраивать произвольный танец, а главное — последнее обострение проблем со спиной у Никиты случалось летом, совсем недавно. Тогда ему пришлось прервать тренировки, отказаться на время от работы над поддержками и усиленно лечиться. И вот когда уже все вроде было позади, включая долгую восстановительную работу, снова рецидив.

Не сопереживать Никите невозможно. К сожалению, мне не раз приходилось видеть людей, не способных от боли встать с кровати, с газона, со льда или с гимнастического ковра. Когда выносливое подготовленное тело, умеющее делать всякие сложные штуки, вдруг не может поднять даже собственный вес — это страшно до бессилия.

И все же кроме Никиты, в этой ситуации есть еще один человек, заслуживающий сопереживания — Виктория Синицина. И любая другая партнерша на ее месте. Трудно представить, чего ей стоит не падать духом — она сейчас фактически заложница ситуации. Нет возможности помочь близкому человеку, нет возможности уйти и готовиться к Олимпиаде самой — она-то здорова, может кататься, делает это прекрасно и заслуживает признания.

Но парные виды так устроены, что без партнера второй человек в дуэте ничего не значит. Нельзя сольно исполнить параллельную дорожку, поднять в поддержку стул вместо девушки или взять первого попавшегося парня с собой на лед, чтобы он выбрасывал тебя в тройной риттбергер.

У танцоров и парников чисто математически возникает вдвое больше проблем, чем у одиночников. Психология и мотивация, травмы, риск нелепо попасться на запрещенных веществах, риск ошибиться, в конце концов. Одиночнику за падение дадут один балл штрафа, паре за падение двоих на одном элементе — два балла штрафа.

К счастью, ничего непоправимого  пока не произошло. И Загорски — Гуррейро, и Степанова — Букин, и даже Синицина — Кацалапов, скорее всего, полноценно вернутся в строй к чемпионату России, если не раньше. Вывод про системный кризис в танцах явно преждевременный: просто олимпийский сезон всегда испытывает спортсменов на прочность. Большие нагрузки снижают иммунитет и напоминают о старых травмах, но время до Олимпиады все-таки еще есть.

Александра Степанова и Иван Букин, Виктория Синицина и Никита Кацалапов, Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Вообще в партнерстве огромную роль играет фатум, и даже забавно, что выбор партнера при этом всегда происходит утилитарно, как выбор автомобиля. Помещаются ли ноги на водительском? Удобно ли расположен руль? Форма фар и кузова нравится? Денег на обслуживание хватит?

Но если вдруг в неподходящий момент у вас сломается автомобиль, вы все равно найдете способ добраться до пункта назначения. Эвакуатор, звонок другу, такси или каршеринг — это все хлопотно, но реально. В фигурном катании так не работает. Нельзя просто взять и заменить вышедшего из строя партнера, как в футболе или в групповых упражнениях по художественной гимнастике. Можно только сняться парой, лишившись всяких шансов на борьбу.

Наверное, поэтому в парных видах так много кричаще безумных историй выхода на лед даже не вопреки словам врачей, а вопреки инстинкту самосохранения. Олег Протопопов через мучительные боли выгонял из почек камни горячей ванной и литрами воды, чтобы не идти на операцию. Последний камень вышел за пару часов до выступления на Олимпиаде.

Максим Шабалин несколько лет катался со в труху стертыми коленями, потому что не мог подвести партнершу и сделать напрасными столько лет собственного и ее труда. На этой трухе он с Оксаной Домниной доехал до олимпийской бронзы.

Оксана Домнина и Максим Шабалин / Фото: © Harry How / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Эшли Кейн (американская парница) после падения с поддержки головой вниз и секундной потери сознания не просто встала, но и продолжила прокат с травмированной шеей, сделав еще несколько элементов.

Дань Чжан (китайская парница) прямо на Олимпиаде-2006 убилась о борт на четверном выбросе, но после заморозки распухшего колена вернулась на лед и вместе с партнером Хао Чжан выиграла серебряную медаль.

На уровне обывателя это можно объяснить только как очень развитое чувство ответственности при полном отсутствии здравого смысла. На уровне спортсменов — как то, что ввязываться в авантюру парных видов стоит лишь при условии, что ты готов одновременно терпеть свою боль (что проще) и простить чужую (что сложнее). Потому что прежде чем однажды выиграть что-то значительное, придется много раз проиграть по вине того, кого нельзя заменить.

Читайте также: