Уничтожали самолеты противника, возили хлеб и спасали раненых. Кем были родные фигуристов и тренеров на войне

Уничтожали самолеты противника, возили хлеб и спасали раненых. Кем были родные фигуристов и тренеров на войне
Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев, личный архив Алексея Мишина
Помним и гордимся каждым.

Сегодня исполняется 75 лет с окончания самой страшной войны в истории человечества. Мы никогда не забудем своих прадедов, дедов, отцов и матерей — тех, кто отдал себя во имя добра и мирной жизни на земле. Они по сей день остаются для нас примером мужества, стойкости и любви к семье и Родине.

«Матч ТВ» рассказывает несколько историй о родных прославленных фигуристов и тренеров, участвовавших в Великой Отечественной Войне. Прочтите их и вспомните своих близких.

Дедушка Этери Тутберидзе — Патвакан Мисакович Григорян

Патвакан Мисакович Григорян ушёл на фронт добровольцем, как только началась война, и без вести пропал в сентябре 1941 года. Он был летчиком в 224 стрелковой дивизии. Родные говорили о нем в превосходной степени — статный, красивый, сильный. Настоящий мужчина, опора и поддержка семьи.

В одном из последних писем семье он писал: «Умирают только трусы, а среди нас трусливых нет». В ноябре 1941 от него пришла запоздалая открытка, и родные до последнего надеялись, что он жив.

Мама Этери Георгиевны Тутберидзе много раз пыталась узнать, как погиб отец, но безуспешно — обращения в Центральный архив Министерства обороны ни к чему не привели.

При этом сама Этери Тутберидзе-старшая в два года попала в Даниловский приёмник после того, как её маму ранило в результате бомбёжки. За Даниловским приёмником последовал перевод в Каширу и Германию, и с семьёй она соединилась только спустя 4 года после окончания войны.

Прабабушка Марии Сотсковой — Клавдия Парамоновна Сотскова

Фото: © РИА Новости / Владимир Песня, личный архив Марии Сотсковой

Клавдии Парамоновне Сотсковой 20 лет исполнилось за месяц до того, как началась война.

Она к тому моменту уже окончила медицинский техникум, успела поработать акушеркой и имела опыт военной службы — в рамках финской кампании в деревне Левашово в хирургическом отделении.

После мобилизации в 1941 году заболела тифом, но сразу после выздоровления продолжила трудиться в подмосковном госпитале. Потом со своей дивизией участвовала в боевых действиях на европейской территории Советского Союза — Кенигсберг, Латвия, Литва.

После разгрома фашистов Клавдию Парамоновну направили на Дальний Восток — там продолжалась война с милитаристской Японией. В сентябре 1945 девушка вернулась в родное Буньково в звании лейтенанта.

За отвагу и мужество Клавдия Парамоновна награждена многими медалями и орденами.

Прадеды Александра Самарина — Тимофей Тимофеевич и Петр Тимофеевич Самарины

Прадедушки Александра Самарина — родные братья Тимофей Тимофеевич и Петр Тимофеевич Самарины. Разница между ними 11 лет, и оба брата прошли войну от начала и до победы, но каждый — в своем звании. Старший Тимофей служил в Военно-воздушных силах, участвовал в испытании новой летной техники. С 1943 года был помощником Посла и военного атташе СССР в Великобритании по Военно-воздушным силам.

Младший Петр служил в штабе 9-й армии от обороны Смоленска до взятия Берлина. Был дважды ранен.

Фото — результат случайной встречи в Москве зимой 1943 года. Оба брата после службы в Советской армии вышли в отставку в звании полковников.

Дедушка Геннадия Карпоносова — Арон Гершевич Карпоносов

Фото: © РИА Новости / Александр Вильф, личный архив Геннадия Карпоносова

Арон Гершевич Карпоносов — дедушка олимпийского чемпиона Геннадия Карпоносова — родился в 1902 году в бедной еврейской семье, окончил пехотную школу и академию имени Фрунзе.

К началу войны Арон Гершевич уже 20 лет состоял в рядах Красной Армии. Опытного офицера осенью 1941-го оставили в Москве в составе малочисленной группы, которая должна была обслуживать Ставку Главнокомандующего.

С весны 1942 года и до конца войны Арон Гершевич служил заместителем начальника Генерального штаба по организационным вопросам. В его ведении были вопросы организационной структуры всех родов войск, укомплектование фронтов, готовность резервов и обучение маршевого пополнения. День Победы встретил в звании генерала-лейтенанта.

Прадедушка Аделины Сотниковой — Александр Васильевич Кочетов

Фото: © РИА Новости / Евгения Новоженина, личный архив Аделины Сотниковой

Александру Васильевичу было 22 года, когда началась война. Он с юности болел небом, занимался в аэроклубе и в 1940 году окончил Энгельсское летное училище.

Воевать начал с июня 1941-го. Летал на истребителях И-16, Як-1, Як-7 и Як-9 в составе 629 и 43 истребительского авиационного полка.

За годы войны совершил без малого 500 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев. Лично сбил 20 самолетов противника и еще 11 — в группе с товарищами.

В апреле 1944 года Александру Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ненадолго приехав в отпуск в родной Алатырь, 25-летний богатырь так вдохновил своим мужеством земляков, что в Чувашии собрали деньги на строительство 12 самолётов и передали их полку, в котором служил Александр Васильевич.

Бабушка тренера Светланы Соколовской — Зинаида Петровна Картавова

Фото: © Личный архив Светланы Соколовской

Весть о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз Зинаида Петровна Картавова встретила 20-летней девчонкой. Зинаида Петровна прошла всю войну, работая шофером грузовика в действующей армии. 

Когда осенью 1941 и зимой 1942 под Москвой были немцы, она на продовольственной машине возила хлеб на передовую. Награждена Орденом Жукова.

Дедушка Александра Когана — Абрам Ильич Коган

Фото: © РИА Новости / Владимир Трефилов, личный архив Александра Когана

Дедушка генерального директора Федерации фигурного катания на коньках России жил в Омске, когда началась война. Поскольку Абрам Ильич Коган был майором медицинской службы, его назначили начальником эвакуационного госпиталя.

Ему предстояло организовать сложную работу: подготовить койки и персонал, обучить оперировать врачей «мирных» специальностей — акушеров и терапевтов. На помощь профессиональным медикам пришли мирные жители — они помогали санитаркам ухаживать за ранеными, стирали и закручивали заново бинты.

22 июля 1941 года в госпиталь приехал первый эшелон с ранеными. Было много «тяжелых» — с осколочными ранениями, с травмами грудной клетки и головы, нуждающихся в ампутации. Помочь раненым и не сойти с ума — такая задача стояла перед начальником госпиталя и всеми, кто в нем работал. Абрам Ильич требовал от персонала железной дисциплины во всем. По ночам лично проверял сестринские посты.

Дедушке Александра Ильича Когана посвящен отдельный стенд в омском Музее воинской славы.

Читайте также: