Уехать с Урала в Канаду, создавать игры и получить похвалу от Ubisoft. Интервью с российским разработчиком из Торонто

Уехать с Урала в Канаду, создавать игры и получить похвалу от Ubisoft. Интервью с российским разработчиком из Торонто
Фото: © Из личного архива Владимира Вацурина
История с челябинской закалкой.

Люди, знакомые с видеоигровой индустрией, прекрасно знают, что Канада богата на талантливых разработчиков. Но отнюдь не все из них канадцы. Мы поговорили с Владимиром Вацуриным, который обучается на программиста в Торонто, делает игры и мечтает попасть в крупную игровую студию.

Из интервью вы узнаете:

— Периодически просыпаюсь с мыслью, как я вообще оказался в Канаде. Как получилось, что парень из Челябинска сейчас живет в Северной Америке, учится и претендует на должность в компании Ubisoft Toronto. Если по чесноку, большая часть всего этого — заслуга моих родителей, за что я им очень благодарен. Это была их идея — отправить сына за хорошим образованием на американский континент.

— А у самого желание было? Или только с подачи родителей?

— С ранних лет мечтал связать свою жизнь с видеоиграми — с садика уже начал играть. В Челябинске я учился в самом обычном лицее № 35 — ничего сверхъестественного. Помню, как-то в 10 классе появилась возможность пойти в IT-школу SAMSUNG (такой кружок для программистов). Там нас обучали созданию приложений на Android (операционная система для мобильных устройств. — «Матч ТВ»). Рассказали о языке программирования Java, познакомили с Android-студией, при помощи которой можно было качать коды и писать собственные проекты. Учащиеся в качестве дипломной работы должны были сделать приложение. Некоторые ребята разрабатывали всякие банковские штуки, а я взял и сделал игру.

— Что за игра?

— Очень простенькая, откровенно говоря, полный бред. У пользователя есть мем-тотем, которым он должен ловить мемы, падающие с небес.

Фото: © Из личного архива Владимира Вацурина 

— Мемы — то есть всякие интернетные шуточки/прикольчики?

— Ну да. Пережатое лицо Шрека и прочие… Концепция была следующей: 11 уровней, на каждом добавляются новые мемы. Чем дольше играешь, тем больше объектов появляется в игровом поле, становится сложнее. У пользователя есть три жизни, с неба может упасть как аптечка, так и злые мемы — их трогать нельзя. Например, если ловишь киндер-сюрприз с черным персонажем, на весь экран на несколько секунд выплывает заглушка, которая лишает контроля над игрой.

Фишка в том, что никто не мог ее пройти, даже я сам. В игре есть концовка — мой друг доходил до последнего уровня, но не смог его завершить. По факту игру возможно пройти, там до сих пор активен приз в 500 рублей тому, кто первым пройдет ее и скажет, что там в конце.

— Игра до сих пор доступна?

— Ее несколько раз удаляли из Google Play из-за нарушения авторских прав. Сначала им не понравился мем с Джоном Синой (американский рестлер и актер. — «Матч ТВ»), потом мне влетело за Троллфейс — оказалось, что это тоже зарегистрированная торговая марка. Всплывали и другие претензии, поэтому я решил забить на игру. Она до сих пор есть у меня на диске, могу дать поиграть. Но будь готов — это полный трэш.

Фото: © Из личного архива Владимира Вацурина 

— Наступает 11 класс и…

— Ко второму семестру последнего школьного класса было понятно, когда и куда я поеду. Пытался скрывать это, чтобы не привлекать лишнего внимания, временами даже немного грубил классному руководителю.

Школа закончилась, и я поступил в Georgian College в городе Барри, это около 100 километров от Торонто. Такая одноэтажная Америка со своим озером, деревенским яхтклубом и колледжем. А больше там ни черта нет. Мечта любого студента там — уехать из Барри в Торонто. Я учился не конкретно на геймдеве, а изучал премудрости профессии системный аналитик.

— Когда собирался ехать в Канаду, ты уже хорошо знал английский язык?

— Учил его лет 10 и говорил хорошо. Но по-настоящему освоить язык можно только в его среде. Правда, в моем колледже было много русскоговорящих, видел чуть ли не целые хоккейные команды. Ребята мечтали закрепиться здесь, построить карьеру в НХЛ, но потом уезжали домой.

— Что больше всего удивило в Канаде?

— До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что в шаговой доступности от дома нет какого-нибудь «Магнита» или «КБ». В большом городе с этим еще нормально, но в маленьких очень сложно. В Северной Америке в принципе заведено — ездить в большой гипермаркет раз в неделю и закупаться надолго, загружать тонны продуктов себе в пикап. Да и сам магазин находится далеко, на окраине. Это для меня, как для человека без автомобиля, проблема.

— А учиться было сложно?

— Наоборот, очень легко, толком даже не знал, что такое сессия. Когда закончил колледж, прошел две практики. Сразу после этого попытался податься в Ubisoft по программе для выпускников. Но оказалось, что они принимают выпускников именно университетов, а не колледжей. Но в Канаде прикольная система: из колледжа можно перевестись в универ, минуя уже пройденную часть программы. То есть, проще говоря, я поступил в университет, в котором для завершения мне нужно отучиться всего год. Один семестр уже прошел, в апреле буду выпускаться. После этого сразу попробуюсь в месте своей мечты. У меня будет всего лето, чтобы найти здесь работу и подать документы на резиденство.

Смотреть на YouTube

— Раз учился не на разработчика видеоигр, как ты развивался в данном направлении?

— Слава богу, что существует Game Jam. Это такой ивент-фестиваль, где разработчики соревнуются. Всем группам участников дается какая-то расплывчатая тема, в рамках которой им необходимо за три дня сделать годный проект. Обычно никакого призового фонда нет, как и деления на победителей и проигравших. Чаще всего такой фестиваль проводится, чтобы люди могли заявить о себе.

— Как там очутился?

— Меня позвал коллега с одной из предыдущих работ. Я собрал вещи, компьютер… Знал, что придется спать прямо на фестивале. Если знаком с игрой Death Stranding — я выглядел как главный персонаж с огромными рюкзаками за спиной.

Мы с ребятами из группы приехали, зарегистрировались, нам дали тему. Мы расположились на своих местах, а позади нас присели сотрудники Ubisoft Toronto, которые тоже захотели поучаствовать. Было интересно наблюдать, как они тонну времени тратили на проработку идеи голосом и на доске, а это плохо для Game Jam, где у тебя мало времени.

https://instagram.com/p/B8fnpJ_J-K-/?utm_source=ig_web_copy_link

— Что вы в итоге делали?

— Мы занялись файтингом. На проекторе фоном шел фильм «Люди Икс», а мы в это время кодили, создавали, передвигали внутренности нашей игры. Было очень сложно, именно там я понял, что такое выгорание. Почти без перерывов заниматься таким… И вот, знаешь, в новостях пишут, что разработчики Cyberpunk 2077 работали все лето по 10 часов. Ты вряд ли понимаешь, как это тяжело. На Game Jam я это осознал. Есть игры типа Flappy Bird, которые можно собрать за пару дней, а вот с условным «Киберпанком» такое не прокатит. Там огромный игровой мир, множество механик, столько всего нужно учесть и вписать в код игры… Как разработчик я понимаю, насколько сложно было CD Project RED. На создание такого даже восьми лет недостаточно, на мой взгляд.

Но были и приятные моменты. В конце фестиваля нашу игру решили потестить ребята из Ubisoft. Им она понравилась, и я скинул свой профиль с резюме одному из парней, который оказался геймдиректором какого-то направления. Он сказал, чтобы я убрал из резюме информацию, что я студент, ведь у меня за плечами уже есть создание игр. Посоветовал написать «геймплей программист», иначе сложно будет найти работу.

Фото: © Из личного архива Владимира Вацурина 

— На твоем счету много готовых проектов?

— Я много над чем трудился в рамках практики или подработки. Одна из самых моих больших работ — The Forgotten Galaxy. Я большой фанат «Трансформеров», админил раньше всякие паблики по этой тематике. И как-то мы с друзьями решили попробовать сделать текстовую РПГ, а потом на ее базе запилили уже игруху на движке Unreal Engine.

— Правильно ли я понимаю, что все разработки, в которых ты участвовал, велись без больших денежных влияний?

— Верно. Мое самое большое денежное вложение — покупка железа. Взял ноутбук за 130 тысяч рублей три года назад, еще комп для учебы (до тысячи долларов). А сейчас собрал лютую систему за три тысячи долларов, но в России это все обошлось бы еще дороже.

— У тебя есть мечта?

— Моя главная мечта — попасть на Е3 (ивент, в рамках которого крупными студиями представляются новинки видеоигровой индустрии. — «Матч ТВ»), будучи разработчиком. Представить свой мегакрутой проект на сцене и, возможно, ругнуться по-русски, чтобы понимающие люди угарнули.

Фото: © Из личного архива Владимира Вацурина 

Читайте также: