live
04:00 Гонки на тракторах. "Бизон трек шоу 2019" [0+]
04:00
Гонки на тракторах. "Бизон трек шоу 2019" [0+]
05:40
"УГМК. Совершеннолетие ". Специальный репортаж [12+]
06:00
"Вся правда про ...". Документальный цикл [12+]
06:30
"Утомлённые славой". Документальный цикл [16+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
09:10
Новости
09:15
Китайская формула". Специальный репортаж [12+]
09:35
"Легко ли быть российским легкоатлетом?". Специальный репортаж [12+]
09:55
II Европейские Игры. Гребля на байдарках и каноэ. Финалы. Прямая трансляция из Белоруссии
11:30
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
11:50
Профессиональный бокс. Д. Дюбуа - Р. Кожану. Дж. Гартон - К. Дженкинс. Трансляция из Великобритании [16+]
13:15
II Европейские Игры. Стрельба пулевая. Пистолет 25 м. Женщины. Финал. Прямая трансляция из Белоруссии
14:15
Новости
14:20
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
15:00
Смешанные единоборства. Bellator. Г. Мусаси - Р. Ловато. П. Дейли - Э. Сильва. Трансляция из Великобритании [16+]
17:00
Смешанные единоборства. Афиша [16+]
17:30
"Катар. Live". Специальный репортаж [12+]
17:50
Новости
18:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:55
Футбол. Кубок Париматч Премьер. "Ростов" - "Спартак" (Москва). Прямая трансляция из Австрии
21:15
"Страна восходящего спорта" [12+]
21:35
Новости
21:40
Реальный спорт. Единоборства
22:30
"Фёдор Емельяненко. Продолжение следует...". Специальный репортаж [16+]
23:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:30
II Европейские Игры. Борьба. Трансляция из Белоруссии [0+]
00:30
"Боец". Художественный фильм. США, 2010 [16+]
02:35
Профессиональный бокс. Артур Бетербиев против Радивойе Каладжича. Бой за титул чемпиона мира по версии IBF в полутяжёлом весе. Джервин Анкахас против Рюичи Фунаи. Трансляция из США [16+]
04:00
"Неоспоримый 4". Художественный фильм. Болгария, США, 2016 [16+]

Какие требования в райдере Магнуса Карлсена и почему Вуди Харрельсон делал первый ход на двух ЧМ

Какие требования в райдере Магнуса Карлсена и почему Вуди Харрельсон делал первый ход на двух ЧМ
Фабиано Каруана, Магнус Карлсен и Вуди Харрельсон / Фото: © globallookpress.com
Глава World Chess Илья Мерензон рассказал «Матч ТВ» о том, как организовываются крупные шахматные турниры.

В эти дни в Москве проходит первый этап Гран-При ФИДЕ. Организатором турнира является компания World Chess, которая также проводит матчи за шахматную корону. «Матч ТВ» поговорил с главой компании Ильей Мерензоном и узнал:

  • Почему именно Москва, Гамбург, Рига и Тель-Авив принимают этапы Гран-При
  • Какие страны заинтересованы в проведении матча за шахматную корону в 2020 году
  • Как определяется размер призового фонда на турнире
  • Как выглядит райдер гроссмейстеров
  • Сколько стоит организация шахматного турнира
  • Зрители из каких стран чаще всего смотрят онлайн-трансляции партий
  • Как адаптировать шахматы для ТВ
Илья Мерензон / Фото: © Пресс-служба World Chess

— Почему вы сейчас не в Москве, где проходит первый этап Гран-При ФИДЕ?

— Гран-При — это серия турниров, которые мы готовим одновременно. В ближайшее время соревнования пройдут в Риге, после в Гамбурге и затем в Тель-Авиве. Я нахожусь в этих городах поочередно. В данный момент — в Тель-Авиве.

— Сколько турниров организовывает World Chess за двухлетний чемпионский цикл?

— Мы организуем серию Гран-При и турнир Армагеддон. Турнир претендентов и чемпионат мира, начиная с этого цикла, организует ФИДЕ. Мы же участвуем в рамках реализации медиа-прав и спонсорства. В этом цикле пройдут еще два заметных соревнования: Кубок мира и Олимпиада. Ими занимается Ханты-Мансийская шахматная федерация.

— Давайте на конкретном примере. За сколько времени до старта начиналась подготовка к проведению этапа Гран-При в Москве?

— Это сильно зависит от обстоятельств. В ситуации с московским турниром все было понятно. Организация началась за полгода, как только мы согласовали весь цикл с ФИДЕ. Москва для нас — это база, не сложное место для организации. Мы знаем поставщиков, подрядчиков, партнеров. Поэтому с точки зрения организации Москва — очень удобный шахматный город. Никаких сложностей не предвиделось, в отличие от Тель-Авива или Гамбурга. Представьте, что в Тель-Авиве ни разу за всю историю не было мероприятия, которое являлось частью чемпионского цикла. Здесь надо думать о безопасности и различных уникальных моментах, таких как шаббат. Все необходимо предусмотреть. Поэтому Тель-Авив и Гамбург — это более значимый вызов для нас.

— По какому принципу выбираются города?

— Исходя из заявок и партнерств и нашей бизнес-стратегии. Города-хозяева Гран-При соответствовали тому, что мы хотим. Эти четыре города сейчас — хабы стартапов, хабы диджитал-технологий. Поэтому мы хотели, чтобы шахматы приобщились к этим ценностям. Во всех городах мы приглашаем к участию технологические компании для интеграции внутрь шахматных трансляций.

— Для Турнира претендентов и чемпионата мира принцип выбора города будет тот же?

— Нет. Мы согласовали с ФИДЕ, что эти мероприятия будут разыгрываться по системе тендера. Поэтому Международная шахматная федерация опубликовала тендерную информацию, и в середине лета будет понятно, откуда поступили заявки. Дальше заявки будут рассматриваться ФИДЕ.

— Сейчас даже примерного понимания нет по тому, где может пройти матч за шахматную корону?

— Есть озвученный интерес со стороны Норвегии, США и Австрии. Но от интереса до реальной заявки, подтвержденной миллионами долларов, достаточно большая дорога.

Аркадий Дворкович / Фото: © Пресс-служба World Chess

— Вы часто говорили на пресс-конференциях и в интервью, что основной зрительский интерес к шахматам сейчас в интернете. Даже на Гран-При в Москве не так много болельщиков следят за матчами вживую. Так ли важно, в каком городе пройдет турнир?

— Здесь есть много мнений. У меня оно такое: город важен не с точки зрения зрителей, а с точки зрения медиа. В каком-то месте проведение ЧМ — это событие глобального масштаба, в другом — просто мероприятие. Мы проводили матчи за шахматную корону в Нью-Йорке и Лондоне, не потому что там есть зрители, хотя их было очень много, а потому что это международные медиа-центры, и охват этих чемпионатов был огромный. Это и является KPI для организаторов. Есть три-четыре страны в мире, где зрителей будет много: Германия, Франция, США.

— То есть, например, у Парижа шансов провести матч за шахматную корону выше, чем у условного Кейптауна.

— Думаю, да. На самом деле критерии отбора сформулированы Международной шахматной федерацией. Я с ними полностью согласен. Там есть несколько объективных факторов — например, размер призового фонда; а есть субъективные — то, что будет хорошо для шахмат. Думаю, что город будет выбираться именно так. Размер призового фонда тоже влияет. Если Кейптаун внезапно предложит призовой фонд в 100 миллионов долларов, а Париж — 2, то выбор скорее будет за Кейптауном. Но это многофакторное уравнение и достаточно комфортная позиция для решения этого вопроса. Меня больше беспокоит, если заявок не будет. Но думаю, что это маловероятно.

— Как определятся размер призового фонда у серии Гран-При? Почему именно 130 тысяч евро распределяются между участниками на каждом этапе?

— Призовой фонд формулируется ФИДЕ в консультации с нами. У нас есть контракт, который регулирует эти вопросы. Мы подписывали его достаточно давно. К этой серии Гран-При ФИДЕ добавила еще дополнительные 280 тысяч евро за результаты всей серии. В результате призовой фонд получается уже немаленьким.

На мой взгляд, призовой фонд в шахматах должен формироваться рыночно, а не потому что кто-то считает, что он будет таким или иным. Мы как раз пытались внедрить систему, связанную с pay-per-view, на чемпионате мира-2018. По сути, зрители своим кошельком формировали призовой фонд. Каруана и Карлсен получили дополнительно по 10 процентов от продаж трансляций в интернете.

Я считаю, что в какой-то момент призовой фонд должен напрямую зависеть от диджитал-продаж. Спрос на мероприятие определяет размер призового фонда. Это должно мотивировать игроков. Сейчас они действуют не как шоумены, а как спортсмены. Это их абсолютное право. Но мне кажется, если они будут заинтересованы в том, чтобы их мероприятие было интереснее, то только от этого выиграют. Пока они не мотивированы привлечь максимальное число зрителей. Это делают организаторы.

Фабиано Каруана и Магнус Карлсен / Фото: © globallookpress.com

— На матче за шахматную корону призовой фонд был 1 миллион евро плюс по 10 процентов от продаж трансляций в интернете. Сколько в итоге получили Карлсен и Каруана по итогу?

— Мы не можем раскрывать те цифры, но это были десятки тысяч евро от продаж каждому.

— Размещением гроссмейстеров на турнирах занимаетесь тоже вы?

— В случае с Гран-При — да, в случае с Турниром претендентов и чемпионатом мира — организаторы.

— Есть ли у шахматистов райдер?

— Да. В зависимости от турнира мы должны предоставить определенное количество комнат для членов команд. Например, на чемпионате мира есть такие правила: организаторы предоставляют игрокам три отеля на выбор, которые должны быть не менее четырех звезд. Обычно это пятизвездочные гостиницы. В отеле должно быть забронировано шесть номеров для команды: один — люкс, второй — полулюкс, четыре — стандартных. В номере необходимо обеспечить определенные вещи: интернет, кофе-машина и так далее. Это райдер не игроков, а предусмотренный стандартами ФИДЕ. Но у каждого шахматиста есть свои конкретные пожелания и требования.

Например, в Лондоне, когда мы организовывали матч за шахматную корону, Магнус Карлсен хотел конкретный отель. Он считается лучшим в городе и находился рядом с местом проведения матча. Нам удалось обеспечить его Магнусу. Но это была уже наша личная инициатива по отношению к его требованиям.

Формальные же требования — предоставить выбор из трех отелей. Сперва выбирает чемпион, затем — претендент. Они могут жить как в одном, так и в разных гостиницах, в зависимости от симпатий или антипатий друг к другу.

— Какие-то странные пожелания от шахматистов встречали?

— Нет. Самый требовательный игрок — Магнус Карлсен. Он обычно приезжает на чемпионат со своими поваром и врачом. Его команда превышает шесть человек. Они все вопросы решают сами. В том числе команда продумывает программы на случаи поражения игрока. То есть если гроссмейстер проигрывает в партии, его нужно быстро привести в форму ментально до начала следующей партии. Для этого случая у команды запланированы некие действия. У каждого они разные. Я знаю, что команда Карлсена очень серьезно к этому относятся и заранее продумывает все сценарии.

— На турнирах первые ходы делают знаменитости. Как вы определяете людей на эту миссию и почему Вуди Харрельсон делал первый ход на матчах за шахматную корону в 2016-м и 2018-м?

— Когда мы проводим турнир, то формируем сетку первых ходов. Вуди — просто фанат шахмат. Я бы даже сказал, что он наш друг. Так сложилось, что он два раза подряд был в городах, где проходил чемпионат мира. Наша задача привлечь максимальное внимание прессы к мероприятию. Вуди — звезда первой величины. Поэтому мы были счастливы, когда так совпали карты. Во время первого хода в Лондоне он уронил короля, начал хохотать и совершать другие забавные действия. На самом деле он просто волновался. Для него это большая честь.

Вуди Харрельсон / Фото: © globallookpress.com

— Как выбирается место в городе для турнира?

— В некоторых случаях такой проблемы нет, потому что есть всего одно-два места, где возможно провести турнир. Обычно это скаутинг точек — выезжает команда с нашей стороны, которая проходит по всем возможным местам проведения. В некоторых городах десять таких мест, в других может быть сто. Затем мы отправляем запрос на стоимость. Смотрим на различные факторы, такие как близость отелей. Факторов может быть 50-60. Дальше мы проводим оценку, на основе которой выбираем оптимальное место.

— Какие-то стандарты по площадкам есть?

— Везде разные. Зависит от мероприятия. Но бытовые вещи должны быть решены. Например, возможность выделения отдельных туалетов для игроков.

— Сколько стоит организация одного этапа Гран-При?

— Несколько сотен тысяч долларов.

— Они окупаются?

— Мы не рассматриваем этап Гран-При как одно мероприятие. У нас серия турниров. Результаты будут понятны только через полтора года. Мы рассчитываем, что все окупится, но это долгосрочная процедура. Например, мы разрабатываем фирменный стиль не на одно мероприятие, а сразу на всю серию. Так же и с диджитал, маркетингом и пиаром.

— Из чего складываются ваши доходы?

— Из спонсорства, медиа-прав, прибыли мероприятия — билеты, мерчендайзинг, диджитал.

— Есть ли разница в зрительском интересе между матчами за шахматную корону в 2016-м и 2018-м?

— Матч 2016 года был более популярным. В частности потому, что там была ситуация, когда Магнус проиграл партию Карякину. После этого последовал всплеск внимания. Если бы аналогичная ситуация повторилась в матче Карлсен-Каруана, то показатели бы превысили данные 2016 года. В итоге они примерно одинаковые, за счет того, что Карлсен и Каруана сыграли все партии вничью.

Магнус Карлсен и Сергей Карякин / Фото: © Jason Kempin / Stringer/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Зрители из каких стран больше всего смотрят интернет-трансляции?

— Из Германии, Испании, США, Великобритании и России.

— Насколько важно то, из какой страны будет следующий претендент?

— Важно, но не для популярности самого мероприятия. Это важно для спонсоров, места проведения. Но с точки зрения внимания это будет незначительно, если претендент не окажется представителем Китая. Тогда это сильно перевернет ситуацию.

— То есть если до матча за шахматную корону доберется Динь Лижэнь, то будет скачок?

— Думаю, будут существенные изменения.

— Что нового ждать от World Chess в этом чемпионском цикле?

— Сейчас мы готовим два продукта, которые можно назвать «революционными». Шахматы все время пытаются попасть на телевидение, но никогда не получается из-за формата. Какой канал может показывать 8 часов в день шахмат? Поэтому мы сейчас разработали формат, который называется «Армагеддон». Это такая спортивная шахматная лига, сделанная специально для телевидения. Технология съемки будет похожа на фильм «Матрица». Этот проект начинается в середине июня. Там будет участвовать Сергей Карякин, и выходит с пенсии Владимир Крамник, чтобы сыграть на этом турнире. Это действительно первый шахматный продукт, сделанный для пока в прямом эфире в прайм-тайм на ТВ.

— Они будут играть по правилам Армагедонна?

— Две партии в блиц и, если понадобится, Армагеддон. Все это с инфографикой, где на стенах будет показываться пульс шахматистов. Абсолютно дикое для шахмат зрелище, которое будет идти ровно час. Мы нашли способ показать это до такой степени точно, что игра будет увлекательнее чем во многих других видах спорта.

— Какой второй проект?

— Гейминг. Сейчас самый популярный блог — не тот, где играют в шахматы, а где можно сыграть самому. Поэтому мы разрабатываем и скоро запустим гейминг-платформу, которая будет связана с ФИДЕ и позволит людям играть в шахматы по правилам и под эгидой Международной федерации, а также получать официальный рейтинг — набирать очки, получать титулы. Это тоже своеобразная революция в шахматах. Все равно если бы в футболе каждая команда имела шанс попасть на чемпионат мира. Этот проект мы реализуем тоже летом.

Трансляции партий Гран-При смотрите на сайте «Матч ТВ» до 29 мая. Начало партий ежедневно — в 15:00. День отдыха — 26 мая.

Читайте также: