Бокс/MMA

«Мага — это топ-5 в UFC». Большое интервью Шлеменко про бой с Исмаиловым

«Мага — это топ-5 в UFC». Большое интервью Шлеменко про бой с Исмаиловым
Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ, РИА Новости / Рамиль Ситдиков
Александр Шлеменко рассказал, для чего ему деньги и почему он не употребляет допинг.

На турнире RCC 10 в Екатеринбурге после главного боя в клетку поднялся Магомед Исмаилов, взял микрофон и заявил, что хочет подраться с бойцом, способным провести хорошие пять раундов. На монолог Исмаилова по видеосвязи из Омска ответил Александр Шлеменко, который появился на большом экране и сообщил, что принимает вызов Исмаилова. Буквально это означает следующее: этим летом екатеринбургская лига RCC организует бой Шлеменко и Исмаилова. В данный момент исходные данные такие:

  • Исмаилов (17-3-1 в ММА, 35 лет, 84 кг) проиграл последний бой Владимиру Минееву. Со 2 апреля по 2 мая не сможет выступать из-за наступления священного месяца Рамадана.
  • Шлеменко (61-13 в ММА, 37 лет) идет на серии из трех побед и до наступления Рамадана должен подраться за чемпионский пояс в лиге Хабиба Нурмагомедова с Фаридуном Одиловым.
  • Владимир Минеев (16-1 в ММА) выдвинут Камилом Гаджиевым на пост соперника Шлеменко на сентябрьском турнире памяти Абдулманапа Нурмагомедова.
  • Хабиб еще в начале осени договорился со Шлеменко, что Александр проведет два боя в Eagle FC (у Шлеменко остался второй бой с Одиловым). В случае победы в каждом Хабиб поможет Шлеменко подписать контракт с UFC.
Смотреть на YouTube

«Магомед — самый сильный представитель дагестанской школы в этом весе, а может быть, и всей кавказской школы»

— Некоторые паблики и телегам-каналы подписывают новость так: «Шлеменко vs Исмаилов. Официально». А мне как раз непонятно, что официального принесла ваша встреча по видеосвязи: контракта нет, даты нет, ваш ближайший бой — с Одиловым, а о том, что вы могли бы подраться с Магомедом, говорили несколько раз. Ваш стердаун вообще снимали еще год назад.

— В первую очередь разговоры, которые велись до этого, были известны узкому кругу людей. Я об этом бое начал разговаривать месяца полтора назад. А вчера это стало публичным. А когда что-то становится публичным, то это уже, можно сказать, что официально. Назад уже дороги нет. Ты уже не скажешь: «Ой, я пошутил, я не смог». Но если бы не было договоренностей еще до вчерашней встречи, ее бы не состоялось.

Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ 

— А зачем вам этот бой? То есть если Хабиб говорит, что в случае победы над Одиловым в марте он поспособствует вашему попаданию в UFC, для чего вообще драться с Исмаиловым?

— Кстати, сложно сразу сказать. Смотри, я вот себя считаю самым сильным бойцом в среднем весе в России. И если тебе надо развиваться, то ты должен драться с самыми сильными. Магомед, наверное, самый сильный представитель дагестанской школы в этом весе, а может быть, и всей кавказской школы. Это всегда интересно. Плюс меня упрекают в том, что я бороться не умею. Если выиграю у борца Маги, для меня это будет приятно. Как и просто принять этот вызов, потому что я боец.

— У нас было интервью с Владимиром Хрюновым в 2017 году, и он сказал: «Знаете, что запомнится вам в жизни? Ваша востребованность». Как будто бы вы сейчас лучше всех в ММА можете это подтвердить.

— Но это же не само собой так вышло. Я над этим работал и продолжаю работать. У меня востребованность не только в том, чтобы мои бои возглавили турнир, но и в том, чтобы моя фамилия была в заголовке у интервью.

«У меня теперь самая большая армия хейетров. Но если она появляется, значит, ты популярен»

— Как раз про интервью — вы в 2020 году провели 0 боев, но очень много появлялись в YouTube, комментируя какие-то резонансные события, и как будто бы это очень сильно увеличило внимание к вам. А вы сами это замечаете?

— Просто я всю жизнь занимался не только физическим развитием, но и умственным. Довольно хорошо учился в школе и университете. Многие хорошо дерутся, но выразить свои мысли или подумать у них не получается. Или они не способны к этому. Для меня интервью не проблема. И, как показывает практика, людям это нравится, они смотрят, оценивают и начинают меня поддерживать.

— Просто вы давали их регулярно и по разным поводам. При этом у спортсменов часто логика работает так: «Вот я дал интервью, и что изменилось? Значит, это лишнее».

— Так рассуждают еще и те, кто не умеет разговаривать. Если ты будешь говорить «бой покажет… в клетке все увидите…», то одно твое интервью послушают, а второе не будут.

А если ты не боишься отвечать остро и не пытаешься кому-то угодить… Правда, у этого тоже есть отрицательная сторона — у меня теперь, наверное, самая большая армия хейетров. Но если она появляется, значит, ты популярен.

— Вы сказали, что в понедельник состоится «консилиум» по поводу травмы вашей руки и того, что она долго не заживает. Кто те врачи в Омске, которым вы доверяете?

Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ 

— У нас есть главврач десятой медсанчасти Вадим Григорьевич Бережной, еще есть его коллега Александр Александрович. Потом мы в Сочи после боя Андрея Корешкова познакомились с Романом, травматологом, который осматривал ногу Андрея. После боя с Артуром Гусейновым он же мне накладывал гипс. Есть Петр Смараков в Омске, он мне делал перевязки после других проблем с рукой. Но «консилиум» я громко сказал. Просто встречусь со специалистами, и будем принимать решение, чтобы ускорить процесс.

Травмирована полулунная кость (после боя с Артуром Гусейновым 16 октября. — «Матч ТВ»). Нужно было сразу же прооперировать руку, но я этого не сделал, и, наверное, в этом была ошибка. Сейчас восстанавливаюсь больше восьми недель и пока не восстановился. Надо либо оперировать сейчас, либо что-то должно измениться в лучшую сторону.

«Я бы поставил Магомеда в топ-5 рейтинга UFC»

— Еще вы сказали Александру Лютикову, что сделали популярной весовую категорию 84 кг. Нет ощущения, что Исмаилов, вызывая Владимира Минеева, тоже очень много для этого сделал?

— Так я же говорю, это я по случайному совпадению оказался в весе Исмаилова. Если серьезно, я сразу сказал, что Мага молодец, что он тоже работает. Вообще много людей работает. Так совпало, что мы все в одном весе. И у нас у всех нет установки любой ценой уехать за границу и драться там. Будет возможность — подеремся за рубежом, нет — будем развивать наш рынок. И появляются молодые бойцы, они заявляют о себе в категории до 84 кг. Знаете почему? Потому что в этой категории есть медийные люди, кого можно вызвать. Мы с Магомедом долго развивались самостоятельно, но рано или поздно должны были сойтись, вот вчера и случилась эта встреча.

Фото: © AMC FIGHT NIGHTS

— Я специально перед интервью открыл топ-15 UFC в весе 84 кг, чтобы понять, кого вам могли бы предложить там по сравнению с Исмаиловым, Одиловым или Минеевым. Начиная с 15-го места: Кевин Холланд, Крис Уайдмэн, Андре Мунис, Нассурдин Имавов, Брэд Таварес, Келвин Гастелум, Юрайа Холл, Даррен Тилл, Шон Стриклэнд. С одной стороны, почти нет ноунеймов, с другой — начинаешь думать, а точно ли все они сильнее, чем Исмаилов.

— Я бы поставил Магомеда в топ-5. Вот скажи мне на каком месте Шон Стриклэнд. Седьмое? Я очень хорошо знаю его, я с ним спарринговал много раз в Америке. И Андрей Корешков с ним спарринговал. Ничего плохого про него не могу сказать, это хороший, сильный парень. И все. Я побеждал Дэвида Бранча, который был в топ-7 UFC, и дрался с Гегрдом Мусаси, который входил в топ-3, так что я знаю, какой там уровень. И Магу я бы поставил в топ-5 сегодня, даже если мне скажут про допинг-контроль, про другие факторы, я бы все равно это сделал, даже учитывая все нюансы.

— Мага вызвал вас как специалиста по пятираундовым боям, вы тоже говорили, что вам проще в них раскрываться, но свой последний пятираундовый бой вы проиграли.

— Все же зависит от причины поражения — я знаю, почему оно получилось (Шлеменко проиграл в сентябре 2019 года Крису Ханикатту. — «Матч ТВ»). Я перемудрил со сгонкой веса, сделал неправильное восстановление, и мне в том бою и в трех раундах было бы тяжело. Совершил ошибку — что теперь делать, кроме того, чтобы ее исправить? В тот момент думал о переходе в 77 кг и решил экстремально согнать вес. Попробовал и допустил грубейшую ошибку.

Почему UFC делает главные бои пятираундовыми? Потому что бойцы, которые достойны главного боя, это далеко не новички. Новичок в главный бой вечера не попадет, а не новички, они примерно равного калибра, и трех раундов не хватает, чтобы определить, кто из них сильнее. Вот с этого все организации должны брать пример.

— Можно ли говорить, что из ваших соперников сильнее всего на Исмаилова был похож Пол Брэдли?

— Нет, на него никто не был похож. Это будет один из самых сложных и неудобных для меня соперников. Потому что он борец-левша, и я ни разу не дрался с левшой борцом, который бьет руками, ниже меня ростом и, возможно, быстрее меня. Поэтому тактически этот бой для меня будет непростым. Правда, для Маги этот бой будет тоже тактически непростым.

В прошлом бою Александр Шлеменко досрочно победил бывшего бойца UFC Дэвида Бранча / Фото: © Russian Cagefighting Championship

 — Матчмейкер RCC Николай Клименко сказал, что ему надо обсудить с вами какое-то условие. Рамазан Исмаилов предположил в интервью Sport 24, что Клименко имел в виду, что бой с Магомедом будет актуален, если вы выиграете поединок перед этим у Одилова и Магомед выиграет свой бой, вероятно, у Марсио Сантоса.

— Слушайте, от моего боя с Одиловым в принципе многое будет зависеть. Кто слушал последнее интервью Хабиба, тот понимает, о чем идет речь (Хабиб сказал, что будет лоббировать выступление Шлеменко на UFC в Абу-Даби в октябре. — «Матч ТВ»). Если на то пошло, сейчас акции Магомеда не на пике — он на поражении, и для него сейчас идеальный вариант это подраться со мной. Насчет моих переговоров с RCC — когда мы встретимся, мы поговорим, это уже наши дела. Не стоит это обсуждать.

«Запрещенные препараты — это дорога в один конец»

— В российских лигах нет проверок на допинг, многие бойцы даже не отрицают, что принимают что-то, запрещенное WADA. А почему вы не принимаете?

— Потому что в любой момент готов выйти на коротком уведомлении. Возьмем мой последний бой — дрался против Гусейнова 16 октября, прекрасно зная, что 30 октября будет большое шоу UFC в Абу-Даби. И гипотетически я держал в голове, что могу туда выскочить, если нужна будет замена. Второе — я наблюдал за многими так называемыми химиками. К хорошему быстро привыкаешь, и получится ли у них потом выступать, тренироваться и восстанавливаться без этого — вопрос. Дам совет молодым — это дорога в один конец. Не буду называть фамилии, но есть бойцы, по кому это сильно ударило. Если получается добиваться результата без употребления препаратов, зачем это начинать. Мое мнение — это не проходит бесследно, чтобы просто поигрался и выскочил.

Александр Шлеменко / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— Еще одно интервью после объявления боя с Магой вышло с цитатой «это будут наши самые большие гонорары». У вас 75 профессиональных боев, примерно 15-20 из них вы провели уже в сытые для ММА годы. Можете сказать, для чего деньги 37-летнему Александру Шлеменко, который в целом транслирует много адекватных жизненных установок и не старается ездить на тонированном «Гелендвагене»?

— Я живу не в лесу, а в современном мире и обществе. А современное общество устроено так, что я трачу много средств и времени на участие в социальных программах, на открытие площадок, на свой турнир. У меня четверо детей. Не буду лицемером, который говорит, что ему деньги не нужны, что ему хватает того, что ему дается свыше, а потом ездит на машине за 15 миллионов. Мне хочется, чтобы моя семья жила достойно, чтобы мои дети могли получить то, о чем я в детстве мечтал.

— Например.

— Вот у меня не было денег на мотоцикл, а у моего сына в три года уже есть и мотоцикл Yamaha, и квадроцикл. И он может заниматься тем спортом, на который у меня бы в детстве не хватило средств (сын Шлеменко выступает на городских соревнованиях по BMX. — «Матч ТВ»). Я на самолете в первый раз полетел в 19 лет. А до этого на соревнования ездил в плацкартных вагонах возле туалета, потому что это были самые дешевые места. Слава богу, у меня было что поесть, спасибо моим родителям, но у нас не было возможностей, чтобы получить что-то больше обычного. А сейчас могу вкладывать в детей, развивать их, одевать, водить в детский сад. Деньги мне нужны не для себя, а для тех, кто меня окружает.

Читайте также: