Бокс/MMA

«Нам надо пересечься с Бастой. Есть что обсудить». Шлеменко – про смерть, уровень UFC, рекорд Олейника

«Нам надо пересечься с Бастой. Есть что обсудить». Шлеменко – про смерть, уровень UFC, рекорд Олейника
Фото: © FIGHT NIGHTS
Александр Шлеменко после боя дает яркое интервью Вадиму Тихомирову и Александру Лютикову.
  • 7 мая Александр Шлеменко нанес поражение Марсио Сантосу в главном бою AMC Fight Nights 101
  • Эта победа стала 60-й (официальной) в карьере 36-летнего бойца

— Камил Гаджиев, оценивая ваш потенциальный переход в UFC, сказал, что там сильная только первая пятерка, остальные ничем не лучше россиян.

— Я дрался даже с человеком из топ-5 UFC, с Гегардом Мусаси. Разница была? Понятно, что сейчас скажут: «Да это когда было?» Сложно было, ну, а что теперь? Я еще посмотрю [сегодняшний] бой со стороны. Алена говорит, что довольна. Мы начали драться, и я понял, что нокаутировать он меня не сможет, а перевести себя я не дам. Единственное, почувствовал после первого раунда, что финишировать его не получится.

— Как почувствовали?

— Он хорошо держит и хорошо перекрывается. В Дагестане его подготовили под меня — закрываться от моих фишек, но он был готов только выдержать, чтобы не упасть. Я бы мог полететь и начать долбить, но подумал: «А для чего?»

— Говорят, Марсио Сантос считает, что вы намазались вазелином, и поэтому не получилось перевести.

— Да ладно? Так пусть проверит. Вы же у раздевалки стояли (Шлеменко около двух часов перед боем находился в раздевалке в присутствии журналистов. — «Матч ТВ»).

— Бразильские отмазки?

— Ну, как и у меня. Сейчас скажут, что я отмазываюсь. Я не рассказывал, как порезался? (Шлеменко показывает большой шрам на лбу. — «Матч ТВ»). Шесть швов наложили, это случилось за две недели до боя. Я проходил в ноги Шарафу Давлатмуродову и об угол клетки порезался — попал в железку. Сечка, кровища — Алена не даст сорвать.

Это не отмазка, но Владивосток тяжелый город для меня, как и Челябинск. Мне хочется драться с топами. Если бы дрался с топом, никогда бы не привез до себя пять бойцов и не болел бы за них. Но эмоционально мы им помогли, орали в раздевалке (до начала боя Шлеменко на турнире выступило пять учеников бойца, либо представителей школы «Шторм». — «Матч ТВ»).

— Нет ощущения, что за 73 боя выгорели?

— Нет. Было ощущение, что я пока жду свой бой, выгорел, как когда наши бойцы дерутся. Например, смотрю бой Федора или Хабиба — они подрались, а я и сам просто в ноль. Вроде бы и не тренировался, а опустошен. Впервые в жизни было так тяжело. У меня есть силы, я могу подтянуться, но эмоционально подсажен.

— В 2020 году вы некоторое время не тренировались, открывали площадки, тренировали учеников. И вдруг начинается лагерь, где нужно крутить педали на ассаулт-байке, вставать в спарринги. Не было такого, что вдруг подумали: «зачем мне это?»

— А еще и сечка получилась, но нет не было. Скажу, что Марсио, возможно, провел лучший свой лагерь, я провел не лучший. Но я не привык съезжать с боев. Хотя у меня две загрузочные недели пропали.

— Это 60-я или 61-я победа?

— 61-я. А с чего ради у меня украли победу над Манхуфом? Пусть пишут no contest. Можно что угодно писать (бой Шлеменко с Манхуфом был признан несостоявшимся после того, как Атлетическая комиссия штата обвинила Шлеменко в нарушении антидопинговых  правил. — «Матч ТВ»).

— У вас 74 боя, вы догнали Алексея Олейника. Когда обгоните?

— Дядя Леша, извини, но я тебя обгоню. Я чуть-чуть помоложе и начал попозже.

— Вы часто говорите, что настраиваетесь на каждый бой, как на последний…

— Сегодня не на последний…

— Когда появляются дети, сложнее настраиваться, говорить себе, что можешь умереть?

— Нет. Меня сейчас многие не поймут, но еще больше людей поймет. Не просто так смерть была не страшна нашим предками. Кто сильный здесь, когда уйдет в другой мир, поможет больше, чем оставшиеся живые. Я и детям это объясняю: «Вы помните про меня, я всегда помогу и буду с вами. Не волнуйтесь. Даже если меня не станет, не факт, что я помогу вам меньше оттуда, чем отсюда».

— Вчера вы смотрели видео «Баста ответил Шлеменко». Вы не считаете, что вас растаскивают такими видео? Вы живете такой жизнью, что на все нужно реагировать.

— Нам с Бастой надо пересечься, есть что обсудить. В последнем интервью он сказал много лишнего. Мне было непонятно, кого он рогатым обозначил. Он меня относит к быкам? Какие-то понятия блатные, спортсмены — быки? Если он хочет по блатной линии гнуть, я не блатной. Я вообще его не понимаю, уперся и что-то кричит. Я никого не хотел запрещать. Я хотел, чтобы лидеры мнений на местах одумались и сказали младшим: «Вы что, охренели?». Этот непонятный персонаж (Моргенштерн) запускает челлендж со своей песней, и многие девушки начинают петь. У них есть родители, и они должны подумать.

— Вас же еще шапки раздражают?

— Оказывается он (Баста) ввел бренд 228. Он наркоманские движения поддерживает? Все наши нарки в этих шапках бегают. Я еще думал, что за идиот это ввел? Понятно, что Баста за Моргенштерна, одной волны люди. Как в полиции было раньше: друг друга выгораживаем, своих не сдаем. Но Баста себя уже во многих моментах показал — люди пишут в комментариях. То он за одно, то переобувается. Если у меня получится где-то с ним увидеться, я это сделаю.

— На словах?

— Ну, а как? Бить его? Это же смешно кричать: «Давай в спарринг встанем!». Как если бы я говорил: «Давай рэп-баттл с тобой устроим». Я знаю, что во многих моментах он не прав. Постараюсь его переубедить. Я не ставлю крест на людях. Если завтра Моргенштерн переобуется, сведет свою татуировку и скажет, что был не прав, мы разве его не примем и не простим?

Открыть видео

Читайте также: