Бокс/MMA

«Сегодня мне прислали контракт». Олейник дерется с Вердумом 9 мая - первый ММА-турнир после паузы

«Сегодня мне прислали контракт». Олейник дерется с Вердумом 9 мая - первый ММА-турнир после паузы
Алексей Олейник / Фото: © Buda Mendes / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Алексей Олейник может оказаться единственным российским бойцом на первом турнире UFC после отмены четырех событий из-за пандемии коронавируса. Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров узнает подробности.
  • Российский тяжеловес Алексей Олейник должен провести бой с Фабрисио Вердумом 9 мая на турнире UFC.
  • Для Вердума этот бой станет первым после дисквалификации за положительный допинг-тест и поражения от Александра Волкова в марте 2017-го.
  • Фабрисио Вердум известен как автор первого поражения Федора Емельяненко и бывший чемпион UFC, побеждавший Кейна Веласкеса.
  • Алексею Олейнику 42 года, его статистика в ММА 58 побед, 13 поражений, 1 ничья.

— Вы можете стать участником первого турнира UFC после карантина и паузы почти в два месяца. Верите, что сам турнир состоится?

— Как раз сегодня мне прислали уточненный контракт (разговор состоялся 17 апреля. — «Матч ТВ»), и теперь я уже практически уверен, что турнир состоится и бой будет 9 мая.

— Вы понимаете, где он будет?

— В контракте указана дата, сумма и соперник. Меня это устраивает. Место не указано, но, по моей информации, бой будет в США.

Алистар Оверим и Алексей Олейник / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— UFC отменила три турнира в марте и апреле, потом хотела провести UFC 249 18 апреля, но отказалась и от этой идеи, и теперь в ближайших планах ваш турнир — все эти новости, которые были до этого, как-то влияли на вашу подготовку?

— У меня была информация о том, что турниры действительно должны состояться. Сомнения возникли только на прошлой неделе, когда вмешался ESPN. Когда узнал, что они дали указание отменить турнир [UFC 249, 18 апреля], вот тогда стал немного сомневаться, стало тревожно. 

Но и в тот момент думал, что турнир перенесут, а не отменят. Конечно, это тоже сбивает. Когда тебе сначала говорят, что турнир будет в Бразилии, потом говорят, что его перенесут в Лас-Вегас на площадку Apex, потом — что это будет где-то на острове или что перенесут по времени на несколько недель. В такие моменты, конечно, непросто.

— При этом меняются же вещи и вокруг вас — как сейчас можно готовиться во Флориде?

— Ограничений в перемещениях у нас нет, но залы официально закрыты. В принципе, мы находим возможности заниматься. 

— Вы говорили, что на вашу подготовку наложился переезд — сложно было?

— Получилось так, что у меня было около 10 дней, чтобы я полностью перевез все вещи. Мне супруга подарила пикап, и я с его помощью по сути в одиночку перевез весь дом, ни к кому не обращался и никого не звал на помощь. А наша семья это шесть человек, то есть ты перевозишь шесть кроватей, шесть матрасов, стулья, столы, телевизоры, игрушки — все переносил сам. Единственное, что не смог перевезти, это сейф. Тут пришлось помогать, звать ребят на помощь.

— Вы засчитали себе это как тренировку?

— Нет, не засчитал, но, мне кажется, это неплохая ментальная тренировка: когда ты понимаешь, что ты в течение дня перерабатываешь, делаешь больше, чем мог бы, это укрепляет. 

— По ощущениям и видео из ваших соцсетей создается впечатление, что вы продолжаете готовиться в American Top Team, но не можете этого проговаривать в интервью?

— Я могу говорить, что тренируюсь с тренерами и ребятами из American Top Team, с кем готовился и раньше.

— Но не уточняя, в какой локации?

— Да, не уточняя, в какой локации. Главное, с теми же тренерами, друзьями и спарринг-партнерами тренерами. Здесь у меня всё то же самое.

— Ваш бой против Фабрисио Вердума ждут как противостояние двух, возможно, опаснейших грепплеров в тяжелом весе в UFC. Но есть ощущение, что он может попытаться бить вас в стойке, забрасывая большим количеством ударов, как он любит делать. А вы, например, поймаете его одним-двумя более жесткими попаданиями навстречу. То есть в итоге больше будет зависеть от ударной техники?

— Да и чего загадывать? Точно не будет такого, что мы выйдем, пожмем друг другу руки, сядем на попу и начнем поединок по джиу-джитсу. Другое дело, что отказываться от джиу-джитсу точно никто из нас не будет. Тут каждому, я думаю, будет интересно испытать наши навыки.

Я же все равно понимаю, что многие в бою со мной избегают борьбы, даже базовые борцы: Кертис Блэйдс или Джаред Рошольт. А Вердум будет одним из редких соперников, кто не будет этого делать. И это вносит определенную интригу.

И то же самое наоборот: я уже не помню, когда я в последний раз с кем-то в поединке избегал борьбы. В последний раз, мне кажется, такое было 23 года назад, 1997 год. Вот тогда мне тренер давал установку на поединок — «главное, не лезь в борьбу». С тех пор я ни разу не избегал партера.

— Как раз про это — у Вердума в боях часто возникает такая ситуация, когда он изображает нокдаун, падает на спину и зовёт своего соперника в гард, побороться. Обычно люди отказываются и показывают судье, чтобы он поднимал в стойку. Я правильно понимаю, что это не ваш случай?

Фабрисиу Вердум / Фото: © Esther Lin / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Если он просто упадет на спину, конечно, не будет такого, что я просто опущусь на колени и полезу с ним возиться. Скорее, я зайду с каким-то ударом и постараюсь сразу же нанести ему какой-то ущерб. Попасть по корпусу, по голове, ошеломить и только потом уже лезть бороться. У нас смешанные единоборства, а не схватка по грепплингу.

— Начинался ли хоть один из ваших спаррингов с того, чтобы ваш спарринг-партнер разбегался и бил вас ногой в прыжке? Вердум так начинал свои поединки.

— Мы над этим работаем. Не уделяем этому огромного внимания, но на каждой тренировке несколько раз проходим. Я считаю, что наш поединок это бой, где встречаются два старых матерых волка. Если честно, готовясь к этому бою, я иногда придумываю такие штуки или пытаюсь предположить такие штуки, которые мне молодому, может быть, даже в голову бы не пришли.

— Вы говорили, вы предлагали команде Федора Емельяненко помощь при подготовке к бою с Фабрисио Вердумом. Что вы могли бы научить их защищаться от треугольников. Готовы ли вы к тому, что люди в интернете будут злорадствовать, если вдруг Вердум поймает вас на треугольник?

— Я бы сказал, я передавал команде Федора и его тренерам, что, если они поговорят с ним или с кем-то из его окружения, я буду готов помочь. Как я понял, мне передали, что у них есть с кем готовиться. Я еще тогда уточнил, с кем Федор может отрабатывать защиту от треугольников, кто ему их делает? На тот момент треугольник как раз был моим коронным приемом. Я знал, что я могу с этим помочь и воспринимал это просто как дружеский жест, не более. Что касается нашего боя с Фабрисио — пусть пробует, и я тоже буду что-то пробовать делать. У нас у обоих есть очень хорошие ловушки: если Фабрисио попадет в пару позиций, я буду крайне удивлен, если он из них уйдет. Думаю, точно так же и он на какие-то вещи рассчитывает.

Фабрисиу Вердум и Федор Емельяненко / Фото: © Jon P. Kopaloff / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Если бы я дрался с новичком, и он бы меня задушил, вот тут я бы удивился. А здесь я выхожу с сильнейшим грепплером в UFC за многие годы, буду с ним сражаться, и, конечно, могу проиграть, в этом не будет ничего особенного. Я себя так не настраиваю, но понимаю, кто мой соперник.

— Некоторые спортсмены очень критично настроены к тем людям, у кого были положительные допинг-тесты. У Вердума были найдены следы тренболона и была дисквалификация. Меняет ли это что-то для вас?

— Я считаю, раз я уже принял бой и объяснял, почему его принял, нет смысла что-то говорить. Мне сказали, что я могу ждать очень долго следующего соперника или получить ноунейма. Мне было неинтересно ни то, ни другое. А тут возник вариант, где получился бы бой двух очень хороших грепплеров. Я думаю, это все захотят посмотреть.