«К сожалению, ситуация такая, что нет диалога между спортсменом и тренером». Подводим промежуточные итоги ЧМ с Виктором Майгуровым

«К сожалению, ситуация такая, что нет диалога между спортсменом и тренером». Подводим промежуточные итоги ЧМ с Виктором Майгуровым
Виктор Майгуров / Фото: © СБР
Интервью с президентом СБР после женской эстафеты.
  • В субботу российская команда заняла 11-е место в женской эстафете на чемпионате мира в словенской Полюке. Как это было
  • Утром из Словении пришли тревожные новости о госпитализации главного тренера сборной Валерия Польховского 
  • О состоянии наставника, ситуации с переездом биатлонистов в другой отель во время турнира и вопросе самоподготовки поговорили с главой российского биатлона 

— Что произошло с главным тренером Валерием Польховским?

— Общее недомогание. Как минимум причина в перенесенном заболевании в новогодний период. Второй фактор — психологическое потрясение. Человек переживает за результат команды. С другой стороны, в последнее время он подвергся критике частично от СМИ, частично от наших биатлонных экспертов, если можно их так назвать, а также болельщиков. Поэтому организм не железный. Сейчас, слава богу, все стабильно.

В СБР не исключили, что госпитализация Польховского произошла из-за критики в СМИ

— Врачи что говорят?

Валерий Польховский / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Провели массу исследований: МРТ, рентген и анализ крови. Они дали свое заключение. Сейчас обмениваемся информацией с Москвой, и по прилету Валерий Николаевич проведет дальнейшее обследование.

— Вы считаете эту критику заслуженной?

— Я думаю, что каждый должен заниматься своим делом, в том числе спортсмены. И отвечать только за свои действия и свои решения, а не за действия и решения других.

— Как президент СБР вы разобрались в ситуации: обращались спортсмены по поводу переезда или нет?

— Я против того, чтобы во время чемпионата мира мы садились и устраивали разборки постфактум. У нас сейчас будет время немножко, чтобы к середине апреля мы уже приняли стратегические решения.

Открыть видео

— Если спортсмены молят о помощи, то почему к ним нельзя прислушаться?

— Вы опять зацикливаетесь на деталях, которые я не готов сегодня обсуждать. Кто молил? Кто им отказал? Нужно сделать выводы, чтобы проблемы не повторялись. Это связано, на мой взгляд, с внутренней дисциплиной, внутренним воспитанием и менталитетом спортсменов. 

Как минимум половина в женской команде готовились самостоятельно. Естественно, должного контакта, уважения к тренерам у них нет. Я вспоминаю, когда мы тренировались, у нас тренер был авторитетом. Мы слепо делали то, что возможно. Это не совсем правильно. И спортсмен должен, обязательно должен спрашивать у тренеров: почему мы это делаем, зачем мы это делаем. Вступать в диалог, а не просто закрываться. К сожалению, ситуация в мужской и женской команде такая, что диалога, который необходим между спортсменом и тренером, нет.

«После спринта молила в слезах, чтобы спустили меня вниз». Крик души Евгении Павловой

— Что можно сделать?

— Нужно просто сесть за круглым столом в апреле месяце, обговорить все правила игры. Обменяться информацией, принять консолидированное решение и двигаться дальше. Этот вопрос мы уже начали решать.

— Как заставить спортсменов — Логинова, Елисеева — тренироваться по планам человека, который в биатлоне никогда до этого не был?

— Нет задачи заставить. Нужно обсудить планы того и другого, места проведения сборов и прийти к общему знаменателю.

«Надо жестко разговаривать с Логиновым. Отчитывайся, если хочешь получать зарплату». Каминский недоволен работой лидера команды

— Возможно создание групп как в лыжах?

— Мы будем обсуждать разные комбинации. Но для начала, чтобы делать группы, надо определить список потенциальных спортсменов, кто гипотетически готов показывать результат на Олимпийских играх. Этот список, на мой взгляд, не очень большой. Его можно разделить максимум на две группы.

— Вы планируете разрешать самоподготовку тем, кто хочет?

— Во-первых, я таких решений не принимал, поэтому не буду отвечать на этот вопрос. А что касается индивидуальной подготовки, то я за то, чтобы мы услышали мнение спортсменов. Затем нужно сформировать свое мнение. В чем-то оно может разойтись, в чем-то сойтись. Уверен, что мы способны в диалоге найти оптимальное решение.

— Что касается переезда Мироновой и Казакевич. Почему они переехали за свой счет?

— Решение принял тренер женской команды. Что касается за чей счет, то мне вопросов по оплате не задавали. Сегодня, когда мы все платежи делаем перечислениями, в моменте это сделать невозможно. Конечно, мы попадаем на штрафы, потому что оплачено место в одном месте, в другом.

— Вы тоже в Поклюке выступали. Где тут лучше жить?

— Когда я здесь выступал, мы всегда жили внизу. Опять же, сегодняшние спортсмены - украинская команда, норвежская - завоевывали медали, живя наверху.

— Сталкивались ли тренеры с давлением при определении состава?

— Они обсуждали эти составы в том числе и со мной. Если говорить про давление, то надо у них спросить. Я считаю, что у нас тренеры открыты и независимы.

— За кем последнее слово?

— В сегодняшней конструкции — за старшим тренером.

— Какие функции главного тренера?

— Он высказывает свое мнение, аргументирует. Но сегодня лучше старших тренеров состояние спортсменов и их подготовку не знает ни главный тренер, ни тем более президент.

— За организацию сборов кто отвечает?

— Изначально тренерский штаб весной предлагает места проведения сборов. Так должно быть. Мы это обсуждаем с нашими аналитиками. Те дают свои рекомендации. Мы все это смотрим, корректируем и идем вперед.

— Почему тогда так много разговоров про Антерсельву? Все говорят, что планировался сбор там.

— Вы что хотите в данной ситуации узнать?

— Понять, почему нарушена коммуникация в сборной, потому что все говорят разное.

— Задним числом можно говорить все что угодно. Если бы у нас был бы хороший результат, никто бы не вспоминал, кто и где хотел остаться. Тут палка о двух концах. Я бы не стал все сейчас валить на Валерия Николаевича. У каждого есть зона ответственности, у меня в том числе. Естественно, дальше будет все понятнее в плане порядка. Весной все будут знать, что мы делаем, когда мы делаем, где мы делаем.

— Можно ли этот организационный хаос связать с тем, что вам досталось не очень хорошее наследство?

— Мне досталось не самое хорошее наследство только в плане финансов. В остальном у нас нормальные тренеры, нормальная команда, хороший коллектив.

Эдуард Латыпов / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

— Если подводить итог сейчас, то это был хороший для нас чемпионат мира или плохой?

— Если у нас нет медалей, то, конечно, это плохой чемпионат мира. Для меня хороший чемпионат мира — это наличие медалей, и даже не одной. Потому что мы видим, что мы способны бороться, способны выигрывать медали. Но назвать хорошим ЧМ без медалей нельзя.

— В чем главная причина такого результата?

— Здесь по каждому спортсмену отдельная причина. Невозможно оценивать всю команду.

— Гараничев, говорят, уже уехал?

— Да.

— Он уехал, не дождавшись решения по составу на эстафету?

— Мы с ним это все обсудили. Это был его личный выбор.

— Он не отказывался от эстафеты?

— Не отказывался, но и не настаивал. 

Открыть видео

ЧЕМПИОНАТ МИРА. ПОКЛЮКА (СЛОВЕНИЯ)

ЖЕНЩИНЫ. ЭСТАФЕТА. 4×6 КМ

1. Норвегия — 1:10.39,0 (0 штрафных кругов + 11 доп.патронов)

2. Германия — +8,8 (0+5)

3. Украина — +9,2 (0+7)…

11. Россия (Евгения Павлова, Татьяна Акимова, Светлана Миронова, Ульяна Кайшева) — +2.10,9 (1+7)

Читайте также: