Павлова взяла вину на себя, Миронова готова показывать класс в масс-старте. Такие разные интервью наших из Поклюки

У сборной России — 11-е место в женской эстафете на ЧМ-2021 в Словении. После гонки «Матч ТВ» пообщался с 1/2 частью нашей команды.

Евгения Павлова: «Мы — заложники ситуации. Но я ни на кого не жалуюсь»

— Состояние ужасное. Давайте для наших любимых болельщиков определим, что я ни на кого не жалуюсь и ни на кого ничего не сваливаю. Вину беру полностью на себя. Это ведь мой результат, я за него больше всех переживаю. Я провалила главный старт этого сезона. Мне очень обидно за такое самочувствие, но я повторяюсь — мы заложники ситуации. Мы ничего не можем сделать. Мы живем там, где нас поселили, тренировались по планам, которые для нас писали. Мы выходим на каждую гонку и боремся. 

Открыть видео

Я боюсь выходить на старт, зная что на последнем кругу меня просто накроет, не зная, дойду ли я вообще. Но я ни на кого не жалуюсь.

— По сегодняшней гонке — что в конце произошло? Долго не могли встать. 

— Настолько сильно плохо было. Тошнило, кружилась голова, не могла встать, задыхалась. Следствие нахождения в горах. 

Не были мысли в связи с этим отказаться от эстафеты?

— Как я могу отказаться, если не знаю, что будет со мной? По дистанции шла и до последнего круга мне было комфортно. Это горы. Здесь люди просто стоят, и им уже плохо. А мы здесь еще и бегаем. 

Открыть видео

— С Татьяной Акимовой общаетесь?

— Я ее не видела, потому что ждала доктора, чтобы он дал мне таблетку, так как мне было плохо. Потом я пришла сюда, в микст-зону. Мы с Таней живем в одной комнате. Если Светлана Миронова говорит, что хорошо пробежала, то я рада, что им стало лучше после переезда. 

— Есть объяснение, почему под конец чемпионата мира появилась возможность спустить некоторых спортсменок?

— Не знаю, надо спрашивать у тех, кто этим занимался. Как говорит Валерий Николаевич Польховский, он не знает, к кому я обращалась, но я просила спустить меня вниз, говорила с Шашиловым. У меня все переписки есть, где я личному тренеру тоже говорю, что мне здесь плохо, что надо спуститься. Мои тренеры из России звонили сюда — никто трубки не брал. Нам же сказали, что возможности спуститься нет. 

— Когда Миронова с Казакевич переезжали, сами уже не захотели так же сделать?

— А смысл на день переезжать? Да и потом мне сказали, что мест уже нет. На момент, когда мы бежали спринт, мне сказали, что IBU запрещает, а потом я вижу, что Света с Ирой уехали… Что прозошло за каких-то 10 минут? 

— За свой счет были готовы тренироваться и в Антерсельве?

— Мы вообще до последнего не знали, куда поедем. Все непонятно было — приезжаем в одно место, потом в другое. До последнего какие-то непонятки были. Мы не имеем права голоса, мы же не за свой счет готовимся, а с командой. Как тренеры решили — так мы и сделали. 

— После прошлого интервью была какая-то реакция — от руководства или тренерского штаба?

— Нет, я же не сказала чего-то сверхгромкого, я не обвиняла никого. Не я одна себя плохо чувствую — вся команда. 

— Глава СБР Виктор Майгуров тоже был в курсе ситуации с вашими просьбами переселить в другое место?

— Я так понимаю, Шашилов должен был с ним говорить. Он сказал, что поговорит, а дальше я не знаю. Чемпионат мира прошел. Всё. Надеюсь, что такого больше не повторитя.

— Были какие-то медальные надежды на эту эстафету?

— Мы выходим и каждую гонку боремся. Я выходила и боролась, как могла. 

— Чем завтра займетесь?

— Да ничем. 

— В Нове-Место побежите?

— Не знаю. Может меня вообще домой отправят. Все будет решаться после завтрашних гонок наверное. 

Светлана Миронова: «Привыкла делать для себя и своего результата все лучшее»

Открыть видео

— Довольны своим выступлением?

— Нужно сначала проанализировать гонку, чтобы делать какие-то выводы, потому что я сейчас не имею статистики, нужно смотреть по кругам, по секундам, по стрельбе, и тогда уже делать какие-то выводы. Какие ощущение? Было тяжеловато, но я терпела. Гонки всегда бегать тяжело, тем более в горах, поэтому ты всегда терпишь, за редким исключением, когда ты бежишь в кайф. Но это скорее какие-то контактные гонки, когда ты тактически раскладываешься.

— Когда получили эстафету с таким отставанием, какой был план? Сразу кидаться догонять или, наоборот, спокойно идти?

— Я постаралась сразу догнать ближайших спортсменок и дальше пойти уже своим ходом, чтобы грамотно «разложиться» по дистанции, чтобы хватило до конца.

— Как удалось добиться переезда вниз?

— На прошлой неделе действительно были некоторые проблемы, я не знаю какие именно, но потом мы позвонили, IBU дало согласие и никаких проблем не возникло. Мы обращались к нашему менеджеру, которая отвечает за расселение.

— Сказался ли переезд на сегодняшней форме? Легче бежалось?

— Наверное, бежалось также. Но могу отметить, что был перерыв четыре дня, поэтому могло казаться, что сегодня даже потяжелее, чем на индивидуальной гонке, но по скорости на дистанции это было по-другому.

— Вы переехали за свой счет, не было в связи с этим сомнений?

— Нет, я привыкла делать для себя и своего результата все лучшее.

— Масс-старт, все опять на вас надеются…

— Надежда умирает последней (смеется). Ну конечно, мы будем стараться. Мы с Ириной Казакевич в масс-старте, это очень радостно, мы будем с одного ряда стартовать, это будет повеселее. Будем показывать класс.

— Если бы получилось переехать раньше, мог бы ЧМ лучше сложиться?

— Я не думаю, что стоило переезжать раньше, потому что стоило набрать определенное количество дней на высоте, и потом уже что-то решать.

— СБР не предлагали возместить отель?

— Знаете, я это рассматриваю так, как прихоть спортсмена. Они оплатили места наверху, почему они должны оплачивать наши прихоти, капризы. Мы захотели — мы сделали для себя так, в этом ничего плохого нет.

— Поменяться с кем-то из тренеров или массажистов?

— Это запрещено правилами IBU и правилами страны, в которой мы прибываем. Не могут быть люди прописаны в двух местах, меняться нельзя.

Михаил Шашилов: «Павлова сегодня отработала на пятерочку»

— Ожидали, что именно этап Акимовой будет провальным?

— Конечно, нет. Никто не ожидал. Не справилась. Психологические проблемы, видимо. Как-то надо было их решать. Но не смог.

— На вас оказывалось давление по определению состава на эстафету?

— Нет. Это только мое решение. За все в ответе только я. Никакого давления на меня не оказывалось.

— Не жалеете, что не поставили Казакевич?

— Нет. У нее будут свои гонки.

— Психологические проблемы Татьяны Акимовой с чем связаны?

— Сейчас поговорим, что случилось с ней. Тяжело ей было. По крайней мере и вчера вечером, и утром. Никто из спортсменов не отказался. Состав был обговорен заранее. Все готовились к эстафете.

— После интервью Павловой у вас не возникло сомнений, нужно ли было ставить ее на гонку?

— Женя — импульсивная девочка. Она сегодня отработала на пятерочку. Как могла вывернулась. У меня к ней вообще претензий нет. А эмоции — это всяко бывает. Многое можно на эмоциях сказать, когда бурлит.

— Как удалось спустить Миронову и Казакевич вниз?

— Как получилось, так получилось. Девчонки сами разговаривали. Сами решили попробовать. Я не возражал. Будет восстановление перед масс-стартом. Посмотрим, было ли правильным это решение.

— Почему раньше не получилось?

— Я необходимость в этом видел, но были проблемы.

— С кем общались по этому поводу?

— У меня есть команда. Мне ее доверили. Принимать решение — моя ответственность. Я должен принимать решение.

Открыть видео

— Как принимать решение, если главный тренер даже не в курсе?

— Значит, у меня не получилось.

— За кем последнее слово в команде?

— Я думаю, что последнее слово все равно за мной должно быть. У меня есть выход, договор со спортсменами, контакт ежедневный. Так что решение должен принимать я. Как получилось. Значит, я принял неправильное решение.

— Украинки, которые частично с нами готовились, завоевали медали. Почему у нас не получилось? В чем отличие от нас?

— Вопрос хороший. Наверное, мотивация и заряженность команды была выше. Опять же, видимо, чего я не смог достигнуть. Они жили все здесь, все вместе. Готовились разными направлениями, разными группами. Я наблюдал это.

— В Нове-Место поедет эта шестерка?

— Да. Точно. До конца сезона будут доезжать эти люди. Если проявят себя молодые юнироки и заработают дополнительные квоты, то пока так. Договорились, что молодые юнироки после своего чемпионата мира едут на Кубок IBU, потому что они там в лидерах. Пока так. Молодежь у нас есть. Молодежь готова работать. Молодежь заряжена.

ЧЕМПИОНАТ МИРА. ПОКЛЮКА (СЛОВЕНИЯ)

Женщины. Эстафета. 4×6 км

1. Норвегия — 1:10.39,0 (0 штрафных кругов + 11 доп.патронов)

2. Германия — +8,8 (0+5)

3. Украина — +9,2 (0+7)…

11. Россия (Евгения Павлова, Татьяна Акимова, Светлана Миронова, Ульяна Кайшева) — +2.10,9 (1+7)

Читайте также: