«Меня часто спрашивают по поводу работы моделью». Интервью с королевой эстонского биатлона

«Меня часто спрашивают по поводу работы моделью». Интервью с королевой эстонского биатлона
Регина Ойя / Фото: © Инстаграм Регины Ойя
Регина Ойя – об условиях для биатлонистов в ее стране, последствиях первого подиума на Кубке мира и красоте.

Когда на Кубке или чемпионате мира медали завоевывают представители не самых биатлонных стран — это всегда событие. Они сразу получают максимальное внимание болельщиков и журналистов. В сезоне-2018/2019 таким спортсменом стал болгарин Владимир Илиев, занявший второе место в индивидуальной гонке на ЧМ в Эстерсунде. В прошедшем розыгрыше Кубка мира героями стали эстонцы Регина Ойя и Рене Захна, взявшие серебро в сингл-миксте на этапе в Поклюке.

О первых эмоциях спортсменов после этого исторического достижения сайт «Матч ТВ» уже рассказывал. В новом интервью с прекрасной половиной этой серебряной команды, Региной Ойя, мы поговорили о том, что было после той самой гонки. Также в этом материале:

https://www.instagram.com/p/B-2IbSRpRfJ/

«В Финляндии не верила, что все это безумие с коронавирусом происходит в мире»

— Видел у вас в инстаграме, что вы долгое время были в Лапландии. Остались в Финляндии после этапа в Контиолахти?

— Да, сразу после соревнований поехали в Лапландию. У нас была прекрасная возможность остановиться в доме моих близких друзей. Собирались пробыть там пару недель, но ситуация с коронавирусом складывалась так плохо, что мы решили задержаться. В итоге пробыли там целый месяц и только недавно вернулись в Эстонию.

— Какая обстановка в связи с пандемией коронавируса была в Лапландии?

— Мы видели других людей только когда ходили в магазин за продуктами. А делали мы это всего раз в неделю. Все остальное время проводили на лыжной трассе. Она была полностью пустой, никто другой не катался. В таких условиях я не верила, что все это безумие с коронавирусом происходит в мире. Мы были как будто оторваны от этого всего.

— Какой у вас был распорядок дня в Финляндии?

— У нас не было никакого тренировочного плана. Но условия были настолько хороши, что мы бегали на лыжах столько, сколько это возможно. Старались больше времени проводить на улице. Иногда мы выходили на шесть часов, иногда на четыре. Это нельзя назвать усиленными тренировками, но мы очень активно проводили время.

https://www.instagram.com/p/B9zP4qvpz7B/

— Домой из Лапландии добрались без проблем?

— Хельсинки закрыты, но не для тех, кто едет в Эстонию. На границе нужно было написать бумагу: откуда и куда мы направляемся. И теперь необходимо провести две недели дома на карантине. По сути это все. В остальном это была как обычная поездка домой.

— Дороги пустые?

— В основном — да. Люди до сих пор ездят, но их не так много.

— Что сейчас происходит в Эстонии?

— Там, где я живу, достаточно пусто. Люди стараются избегать контактов. Мы тоже держим дистанцию от других в два метра. Но вообще у нас маленький городок. Он всегда пустоват. И в обычной жизни я как спортсменка не часто хожу в места, где много народу и можно что-то подхватить. В магазин и раньше ходила пару раз в неделю и старалась там набрать как можно больше продуктов. Так что для меня это достаточно обычная жизнь.

https://www.instagram.com/p/B_Ak7hpJ3mg/

— Салоны красоты, магазины одежды — закрыты?

— Да. Думаю, что в больших городах некоторые работают.

 Уточнил, потому что со стороны вы похожи на человека, который любит ухаживать за собой.

— Да, но, возможно, не так сильно, как Доро. Я использую косметику, но стараюсь больше ходить с естественным макияжем. Обычно ухаживаю за собой сама, а не хожу в салоны красоты. Исключение — маникюр. Его мне проще сделать в салоне.

— Сейчас не хочется пойти на маникюр?

— Очень хочется. Сейчас для меня это, наверное, единственная трудность, потому что маникюр нигде не сделать.

«Сейчас для основной сборной у нас есть 3-4 девушки. Пока не вижу никого, кто мог бы приблизиться к их уровню»

— Я не так хорошо знаком с эстонским биатлоном. Знаю, что у вас есть стадион в Отепя, где проходят этапы Кубка IBU. Сколько всего биатлонных стадионов в стране? Есть ли что-то рядом с Таллинном?

— Рядом с Таллинном ничего нет. Всего у нас два биатлонных стрельбища. Отепя — единственный официальный стадион, где можно проводить международные соревнования. Второй используется только для тренировок. Но, думаю, в следующем сезоне там пройдет этап юниорского Кубка IBU.

https://www.instagram.com/p/B11F3VcpvZP/

— Как выглядит этот второй стадион?

— Это мой родной стадион. Там рядом живут мои родители. Он тоже, как и стадион в Отепя, находится на юге страны. Я много времени тренировалась там. Трасса немного легче, чем в Отепя, но очень приятная. Стадион в целом небольшой, поэтому не подходит для крупных соревнований. В основном там достаточно пусто, поэтому я еду туда, когда мне нужно потренироваться одной.

— Насколько биатлон популярен в Эстонии?

— Я бы сказала, что популярен, но на это влияют плохие зимы. Например, в этом сезоне не было нормального снега. Вы же знаете, что у нас должен был пройти чемпионат Европы в этом году, но его перенесли?

— Да. Если бы он прошел в Отепя, то стадион был бы полным?

— Не знаю, сколько бы пришло людей. Надеюсь, что много. Финляндия, Латвия и Россия очень близко к нам. Думаю, что на чемпионат Европы приехали бы фанаты из этих стран, а не только местные жители.

— Как вы отреагировали на перенос чемпионата Европы в Белоруссию?

— Конечно, была расстроена, потому что это особенный момент, когда ты соревнуешься в родной стране. У эстонских спортсменов не так много возможностей выступать дома на международном уровне. Но, с другой стороны, я почувствовала облегчение. После чемпионата мира в Антхольце была очень уставшей. Знала, что буду не в лучшей форме на Европе. Это ужасно. Потому что дома ты должен выступать хорошо.

— Ваш отец был биатлонистом. В детстве вы имели экипировку лучше, чем у сверстниц?

— Нет. Мои родители старались давать мне все лучшее, что могли. Но, думаю, отец придерживался правила, что тебе не нужно иметь все лучшее в детском возрасте. Выигрывать за счет своих сил, а не за счет экипировки. Порой было непросто. Потому что в моей возрастной группе была девочка, чей папа олимпийский чемпион по лыжным гонкам Андреас Веэрпалу. У нее были лучшие лыжи. Мне было сложно ее победить. Конечно, у меня были хорошие лыжи, но только одна пара. Я не могла иметь больше.

— Как сейчас дела с экипировкой?

— Все стало намного проще. У меня есть спонсоры, которые в основном выдают мне все бесплатно. Это кардинально отличается от того, что было в детстве.

https://www.instagram.com/p/B6TSBUXJUUQ/

— Помните условия на этапе в Анси в этом сезоне?

— Да, конечно. Все было настолько плохо, что я думала, что гонки отменят. Это было ненормально. Конечно, нельзя отменять гонки из-за дождя, но для меня это были наиболее тяжелые условия в карьере.

— Я общался в Анси со швейцарской биатлонисткой Аитой Гаспарин. Она в разговоре о том, что норвежцы и французы имеют преимущество в такую погоду, сказала: «Я достаточно маленькая рыбка в этом огромном океане». У сборной Эстонии хватает лыж и сервисменов?

— Лично я получаю достаточно лыж от спонсора. А сервисменов у нас не так много. Их всего трое, иногда четверо. Но они делают очень хорошую работу. На самом деле в тяжелых условиях у нас бывают достаточно хорошие лыжи, потому что у других сборных тоже возникают проблемы. И во время этапа в Анси все было достаточно неплохо. Однако когда условия легче, то нам становится сложнее соревноваться с другими сборными.

— Сколько человек участвуют в чемпионате Эстонии по биатлону?

— Всего соревнуются 100-130 человек. Это не так много.

— Но и не так мало.

— Да, но такое количество участников получается потому, что к нам приезжают латвийские спортсмены. Большинство биатлонистов юношеского возраста. Чем старше возраст, тем меньше участников.

— Сложно попасть в сборную?

— Я бы так не сказала. Сейчас у нас всего 3-4 девушки. Пока я не вижу тех, кто мог бы приблизиться к их уровню. Остальные еще слишком молоды. Разница очень большая. Поэтому на данный момент не так сложно попасть в основу.

https://www.instagram.com/p/B8eXhgAJ2jE/

— Считаете себя лучшей эстонской биатлонисткой?

— Нет. Думаю, что в команде мы все хороши. Каждый старается показать все лучшее. Конечно, результаты важны, но мы все работаем в равной степени много, чтобы осуществить свои мечты.

— У эстонских биатлонистов хорошая зарплата?

— Если сравнить с тем, что было два года назад, то все стало намного лучше. Но все индивидуально. Каждый ищет различные пути, где получить поддержку: от личных спонсоров и так далее.

«Президент Эстонии написала, что мы с Рене проделали хорошую работу»

— Вы ожидали медалей перед началом прошедшего сезона?

— Я бы сказала, что и да, и нет. Это не было большим сюрпризом для меня. Конечно, я была счастлива, что мы завоевали медали. Не сказала бы, что этого ожидала, но знала, что такое может произойти, если у нас будет хороший день. А вот в начале сезона я уже о медалях не думала. Все было очень плохо. Весь декабрь не удался. Если рассматривать результаты только в личных гонках, то получился разве что спринт в Анси (27 место).

— У вас была цель перед сезоном? Может, заехать в топ-10 или в топ-5?

— Да, из-за чего и получился этот провальный декабрь. Я думала о результате, а не о том, что я должна делать в гонке. В январе я поработала со своим ментальным тренером и поняла, что мне нужно. Все начало складываться все лучше и лучше. Нужно быть сфокусированным на том, что тебе нужно делать в гонке, а не на соперниках и результате.

— В целом сезоны довольны?

— Конечно, счастлива, что провела несколько хороших гонок, горда медалью в сингл-миксте в Поклюке. Но в целом довольна не на 100 процентов. У меня было так много шансов, которые я не использовала. Поэтому не совсем рада.

— После сингл-микста в Поклюке вы попали в необычную для себя ситуацию. Насколько понравилось внимание, которое было к вам?

— Я не имею ничего против этого. Но это отнимает много энергии. Да, я была в абсолютно новой ситуации. Обычно переодеваешься, немного перекусываешь и едешь домой. Тут мне пришлось задержаться на стадионе на 2 часа. Я понимаю, что наша медаль стала сюрпризом для многих, поэтому все хотели поговорить со мной и Рене. Поэтому старалась быть открытой для всех.

https://www.instagram.com/p/B7v7oyjJRYG/

— Чем занимались после этих двух часов на стадионе?

— Мы пошли в город и поужинали вместе со всей командой. Вечер прошел достаточно быстро, потому что уже было так поздно.

— Заснули нормально?

— Нет, не нормально. Забавно, но я постоянно думала: «Окей, Регина. Это случилось. Успокойся». Но все равно не могла заснуть. Это было так странно. В результате все-таки заснула, но сбила себе режим.

— Что сказал отец после гонки?

— Мой парень был с моими родителями в Рупольдинге, когда это случилось. Он рассказывал, что мама плакала, но папа был очень спокоен. В разговоре он тоже не выражал бурных эмоций. Но я слышала в его голосе, что он гордится. У нас с ним особенная связь. Думаю, что он был очень счастлив. Папа лучше всех знает, что на самом деле значит эта медаль и что было отдано для такого результата.

— Кто-то из правительства поздравил?

— Да, президент Эстонии. Она написала текст в соцсетях, что мы с Рене проделали хорошую работу. Это было очень приятно.

— Подписчиков прибавилось?

— Я не считала. Во время сезона добавлялось достаточно много. Если сравнить с тем, что было осенью, мне кажется, что разница большая.

— Кого больше: мужчин или женщин?

— Примерно равное количество. Но чуть больше мужчин. Примерно 60 на 40.

https://www.instagram.com/p/B7_eZb7JS1O/

— Что пишут мужчины?

— Чаще всего присылают эмодзи: сердечки, цветы. Я благодарна всем, кто мне пишет. Но не всегда бывает время, чтобы ответить. Да и что я должна ответить, если мне присылают эмодзи? Еще парни обычно пишут: «Ты красивая» или «Милая фотка». Что-то типа того.

— Вульгарные сообщения не присылают?

— Очень много. Стараюсь очень быстро пролистывать такие сообщения и не заострять на этом внимание. Фотки, которые присылают, я не рассматриваю.

— Чувствуете себя красивой?

— На самом деле, да. Когда была моложе, то так не считала. Думаю, самая важная вещь — это быть для себя самой лучшей подругой. Для этого неважно, как ты выглядишь, а как чувствуешь себя внутри, насколько дружелюбен и хорошо обходишься с другими людьми. В этом плане я считаю себя красивой. А если говорить про внешность, то бывают разные мнения. Один человек считает красивой, другой — нет. Конечно, я стараюсь следить за собой.

— Не думали стать моделью?

— Так много людей спрашивают меня об этом. Но я не вижу себя моделью. Я не такая личность. Конечно, могу поучаствовать в фотосессии, но не полноценно работать моделью.

— Согласились бы на эротическую фотосессию для глянцевого журнала?

— Нет. Я не думаю, что в этом есть что-то плохое. Но я другой человек. Хочу оставаться честной к тому, чем я занимаюсь, и чувствовать себя комфортно в том, что я делаю.

https://www.instagram.com/p/B2d7maeJupg/

— Насколько вы стали популярнее в Эстонии после этого сезона?

— Не скажу, что все меня знают, но уверена, что стала популярнее. Был один случай. Несколько недель назад я кое-что заказала через интернет с эстонского сайта. Разместила заказ, и мне ответили: «Мы хотим подарить вам это, потому что вы так хорошо выступали в этом сезоне. Вам не нужно платить за товар». Это было очень приятно. Такие вещи непривычны для меня. Не знаю, будут ли узнавать на улицах, когда закончится это время коронавируса. Возможно, сейчас я должна быть аккуратнее в том, что говорю и делаю.

«Я не из тех спортсменов, которые приходят на огневой рубеж, и люди кричат во время стрельбы»

— В концовке сезона вы показали хорошие результаты. На последних двух этапах набирали очки в каждой гонке. Что-то изменили?

— Думаю, что все это те изменения, которые я сделала в январе. Начала по-другому к себе относится. Чтобы все заработало так, как надо, потребовалось время. Чем больше гонок я проводила, тем увереннее становилась. Сосредотачивалась на том, что делаю я, а не другие. Поэтому все становилось все лучше и лучше.

https://www.instagram.com/p/B9UkyGQJnq5/

— А я думал, что вам удобнее выступать без зрителей.

— Может, в этом есть правда. Но думаю, что на мои результаты зрители или их отсутствие никак не влияют. Я не из тех спортсменов, которые приходят на огневой рубеж, и люди кричат во время выстрелов. Поэтому мало что изменилось. Но мне кажется, что звезды биатлона почувствовали большую разницу.

— Как собираетесь строить свою подготовку к следующему сезону?

— Так как я месяц находилась в Финляндии, где была достаточно активна, то в ближайшие две недели собираюсь по-настоящему отдохнуть. В начале мая начну стрелковую и физическую подготовку. Думаю, что буду делать в основном то же, что и в прошлом году. Но постараюсь тренироваться усиленнее, чтобы становиться лучше. Если будешь делать полностью все то же самое, то лучше не станешь. Поэтому будет больше интенсивных тренировок. Попробую сфокусироваться на своей скорости, потому что она не так хороша.

— Цели быть в топ-15 уже не ставите?

— Конечно, никогда не хочешь быть хуже, чем в прошлом сезоне. Но, как уже говорила, теперь я стараюсь не думать о результате. Я должна хорошо стрелять и быстро бегать, тогда результат придет. Поэтому не думаю о том, что должна быть в топ-15. Знаете, я планирую заниматься биатлоном до ближайшей Олимпиады. Два года — это немного. Когда ты так думаешь, то стараешься наслаждаться каждой минутой и делать все настолько хорошо, насколько возможно. В 2022-м мне будет 26. Стану довольно старой.

https://www.instagram.com/p/B94TNB4pOXN/

— 26 — это ничто для биатлона.

— Да. На самом деле я только предполагаю. Хочу постараться сделать все на полной мощности, чтобы посмотреть, как это работает. Два года быстро пройдут. Посмотрите на этот сезон, который был супербыстрым. Конечно, все будет зависеть от моих результатов и как идут у меня дела. Но на данный момент это мой план.

Читайте также: