«Мои спортсмены сами оплачивают участие в Кубке мира». Интервью с русским тренером сборной Канады

«Мои спортсмены сами оплачивают участие в Кубке мира». Интервью с русским тренером сборной Канады
Павел Ланцов / Фото: © РИА Новости / Мария Плотникова
Павел Ланцов, с лета 2018-го отвечающий за стрелковую подготовку канадских биатлонистов, по просьбе matchtv.ru сравнил спортивные системы двух стран — нашу и североамериканскую. Многое вас удивит.
  • Свобода мнений
  • Сборная без врача
  • Сначала стулья, потом деньги
  • Работа без накачек и выволочек
  • Ясность с патронами
  • Безупречная сервис-бригада

Мы уже писали о переходе 39-летнего Ланцова из одной сборной в другую и о том, как ему работается  на чужбине. На этот раз спецкор matchtv.ru попросил дополнить картину рассказом об отличиях двух стран в спортивном подходе, психологии, бытовых, финансовых аспектах. Разница между Россией и Канадой оказалась даже большей, чем можно было предположить.

https://www.instagram.com/p/B7q93qAp9Fs/

— Пока ждал вас в лобби отеля, вы беседовали с одним из подопечных. Английский, значит, за полтора года освоили на пять.

— Воздержусь от оценки. Говорил больше спортсмен, я слушал. Мне это ближе, чем говорить, может, в чем-то от этого и проигрываю. Но язык подтянул, конечно.

— А французский?

— Это главный язык только для одной канадской провинции — Квебека. В нашей команде три человека, говорящих по-французски. Барьера нет, общаются и так, и этак. В стране иногда возникает полемика насчет двуязычия и Квебека, но на выходе все спокойно.

— В России помнят вас как тренера, но почти не знают как спортсмена. Где и чем занимались в молодости?

— Сам я из Читы, занимался биатлоном, первые тренеры — Григорий Шишкин и Людмила Панова — хорошо известны в биатлонном мире. С 18 лет, когда Шишкина пригласили в национальную сборную, стал выезжать с читинской командой на российские старты в качестве тренера. Потом закончил институт, получил два образования — спортивное и менеджмент. После этого целиком ушел в тренерство.

— К нему и перейдем. Скотт Гоу — 56 место в зачете Кубка мира. Эмма Ландер — 37-е. Меган Бэнкс — 79-е. Других канадцев и канадок в очковом зачете нет. Не очень мощно выступает команда, согласны?

— Да. И главная причина — болезни. Просто косят нас в этом сезоне. Полный анализ будет по итогам, но и сейчас многое ясно: участвуем в половине гонок, бегаем неполным составом. В Поклюке на женскую индивидуальную гонку дай бог если трех девчонок удастся выставить.

— Сколько всего в команде человек?

— Четыре плюс четыре, поровну мужчин и женщин.

— Работаете со всеми?

— Да.

— Как успеваете, если официальные тренировки мужчин и женщин в разное время?

— Сначала с одними, потом с другими.

— А когда же анализировать?

— Вставать раньше надо.

https://www.instagram.com/p/BtbqS2DB5Iw/

— Вы отвечаете за стрельбу. У Гоу 79,2 попаданий в сезоне, у Ландер 78,2. Статистика не для пьедестала.

— Снова согласен. Сейчас, чтобы рассчитывать на солидные результаты, нужно стрелять в районе 90 процентов. И быстро. Я в команде второй сезон, начал как раз со скорострельности. Многое удалось, но пока страдает точность. Смотрю на цифры, вижу спад, понимаю: Оберхоф, допустим, — туман и ветер, там при высокой скорости работы на рубеже падение качества неизбежно. В индивидуальных гонках свои акценты. В эстафетах — если есть возможность сохранить отставание, почему бы не выстрелить пять раз за 16 секунд, с доппатроном уложиться в 24 и остаться в борьбе? Иногда есть смысл даже зайти на штрафные круги ради сохранения темпа стрельбы и хода. У спортсменов виден большой потенциал, который хочется раскрыть. Если удастся, процент попаданий подтянется. А ломать методику ради сиюминутных успехов в корне неверно.

— Какие задачи поставила перед вами канадская федерация биатлона?

— Основная — медаль чемпионата мира. Понимаю, звучит очень амбициозно, но цель реальная. И поможет в следующем сезоне получить дополнительное финансирование. Я в это верю.

— Кто в Канаде заведует финансированием биатлона?

— Не знаю ситуации целиком, не моя зона ответственности. Но изнутри выглядит так: есть государственные деньги, небольшой процент. И есть специальная организация OTP, курирующая все зимние виды спорта в Канаде. Оттуда поступает финансирование в зависимости от результатов сезона, выступлений на чемпионатах мира и Олимпиадах. Объемы поступлений корректируются каждый год.

— Кто пополняет казну OTP?

— Несколько источников: спонсоры, налоговые льготы, государство. Но в биатлоне на сегодняшний день спортсмены платят за себя сами.

— В связи с не очень удачными выступлениями?

— Да. Немножко замкнутый круг получается. Ребята полностью оплачивают сборы, услуги массажиста, часть проживания.

— Жестко.

— Верно. Но и жизненно. Люди сами финансируют свой спортивный интерес, амбиции, мотивацию. Объективно говоря, это нормально. Будут результаты — нас поддержат, помогут. Рассчитываем на это.

https://www.instagram.com/p/B681P1Qphlc/

— Надо ли понимать, что канадские биатлонисты либо дети богатых родителей, либо сами добились чего-то в жизни, если оплачивают не самый дешевый вид спорта?

— Большинству приходится дополнительно работать. В «Старбаксе», общепите, еще где-то. Все вечера и выходные спортсмены тратят на тренировки. Их доходы невелики, поэтому помогают родители или люди, неравнодушные к спорту.

— Британская саночница, нигерийские бобслеистки, еще кто-то занимались краудфандингом: с миру по нитке собирали пожертвования на участие в Олимпиаде. У вас до такого не доходит?

— Перед началом сезона так и было. Команда сама организовала мероприятие: арендовала ресторан, куда пришло около 150 жителей комунны Кэнмор, где мы базируемся. Обычных людей. Биатлонисты выставили на аукцион картины, нагрудные номера, еще какие-то раритеты. Приглашенные и отдохнули, и собрали сумму, которая реально помогла. Впервые такое видел, очень интересно. И приятно.

— Хотя Кэнмор не самый густонаселенный канадский городок.

— Живописное туристическое место, приезжих больше, чем местных. Тем не менее нашлись желающие помочь. В крупном городе, может, и не получилась бы акция, биатлон в Канаде все-таки не так раскручен, как хоккей. А для 12-тысячного Кэнмора сборная, считай, своя.

https://www.instagram.com/p/B4DHkknp0I8/

— Хоть что-то федерация покупает спортсменам?

— По патронам у нас спонсорский контракт с Lapua. Сколько-то они нам дают, однако на весь сезон не хватает, федерация докупает. Комбинезоны, перчатки — помогают производители. По лыжам у каждого индивидуальный контракт.

— Глава федерации занимается только биатлоном? Или, допустим, совмещает с депутатством в канадском парламенте?

— Был бизнесменом, вышел на пенсию, биатлон для него — общественная нагрузка.

— Много народу в федерации?

— Есть девять членов правления, представляющих провинции страны. Генеральный менеджер — девушка, отвечающая за финансирование и другие глобальные вопросы. На менеджере по логистике перелеты и отели. Менеджер по развитию занимается юниорами, детьми, регионами, будущим канадского биатлона, в общем. Плюс главный тренер сборной, американец Джастин Уодсворд, и я — вся федерация.

— А сервис-бригада?

— В команде работают четыре сервисмена и массажист. Большинство на временных контрактах, один, скорее всего, скоро будет получать постоянный оклад.

— Бывшие канадские звезды Жан-Филипп Легелле, Розанна Кроуфорд, Зина Кочер чем занимаются?

— Кто-то тренирует, кто-то в бизнесе. В чиновники никто не пошел, я не слышал, по крайней мере.

https://www.instagram.com/p/BiAsb5ugpNN/

— Каково работается с людьми, которые не зависят от федерации материально?

— Это придает дополнительную мотивацию. Ты понимаешь, что они готовы не только защищать честь национального флага, а еще и платить за это. В начале сезона было интересное собрание. Руководство сказало: если каждый на своем месте, вне зависимости от финансирования, будет делать работу на 100 процентов, это приведет к результату. А результат позволит рассчитывать на увеличение бюджета.

— Самообеспечение меняет поведение спортсменов? Нашим можно сказать: иди туда, делай то, давай интервью или, наоборот, молчи. А канадцам? Не понравится что-то — взбрыкнут?

— Вопрос не финансирования, а менталитета. Канада — свободная страна, в которой принято открыто высказывать свое мнение. Но в команде всегда находим консенсус. Решение тренера — определяющее. Спортсмен может высказать в начале сезона свои соображения по любым направлениям. В итоге принимается решение, и этому генеральному плану все безоговорочно следуют. Таковы устои.

https://www.instagram.com/p/BxL4IzvBNPJ/

— Если тренер обещает пьедестал, а спортсмен пару сезонов бегает по 60-м местам, он может утратить доверие к такому наставнику?

— Доверие между спортсменом и тренером должно быть обязательно. Да и вообще между людьми. Но обещаниями слова тренера я бы не назвал. Цель общая, наставник не пытается завести спортсмена в тупик, основа отношений — взаимопонимание. Это хрупкий баланс. Если один не доверяет другому, надо расставаться, иначе никак. Любое поражение — в том числе мое. Победы тоже общие.

— Какая система спорта вам ближе — канадская или российская?

— В Канаде мне работается спокойнее, чем в России — сто процентов.

— Несмотря на очевидную разницу в уровнях?

— Ситуация обязана измениться в лучшую сторону. В Хохфильцене женская эстафета принесла нам пятое место, мужская — четвертое (Россия стала шестой. — Matchtv.ru). Это доказывает, что можно и нужно бороться.

— Накачки со стороны начальства случаются?

— Накачек нет, совещания случаются. Минимум раз в месяц. Присутствуют президент, генеральный менеджер, иногда физиолог, врач, психолог.

— В сборной Канады есть психолог?

— Да. Эти люди находятся не с командой, но спортсмены в любое время могут с ними связаться и получить консультацию. На совещаниях каждый специалист отчитывается за свою сферу деятельности. Все проходит продуктивно, это не выволочка от руководства, а совместный поиск правильных путей. Диетолог советует скорректировать подготовку в одних аспектах, я в других, доктор в третьих.

https://www.instagram.com/p/BmoM7DQAggU/

— Подождите, врачей на этапах Кубка мира в сборной тоже нет?

— Врача. Он один, постоянно находится в Кэнморе. Отправляем ему данные с нательных пульсометров, доктор анализирует, высылает назад рекомендации.

— А как же биохимия крови, изменения в организме, связанные с высотой и интенсивностью нагрузки?

— Такой диагностики мы лишены. Но пульсометры позволяют видеть картину. Может, не до конца детальную, и все же верную.

— Под Новый год вся биатлонная Россия обсуждала штайншлифт-машину. У нас ее, представьте, нет. Либо стоит на холодном складе, обмазанная солидолом. А у Канады есть?

— У нас есть. Стационарная, в Кэнморе. И специалист, умеющий на ней работать, тоже есть. Руководитель сервисной группы Рафаэль, француз. Приезжает в Кэнмор заранее, наносит структуру на разные погоды на уже оттестированные лыжи, вручную или на машине, готовит другие партии, постоянно контактирует с производителями.

— То есть для вас, в отличие от россиян, каша в Анси и селитра в Оберхофе сюрпризами не стали.

— В 95 процентах случаев претензий к нашим сервисменам нет. Раз в сезон лыжи у кого-то работают чуть хуже, но чаще всего спортсмены сервис благодарят.

— Ну надо же. В России сервису достается. Либо его используют как громоотвод. А может, наша сборная более зависима от лыж, чем все другие команды.

— Готов говорить только про своих. Лыжи, ясно, важная составляющая результата, так что федерация обязана найти баланс и выход.

https://www.instagram.com/p/Bu9qaK8BsnM/

— Канадские биатлонисты контактируют с канадскими лыжниками?

— Почему бы этого не делать? Обмен опытом способствует достижению цели.

— У нас до этого додумались только в конце декабря.

— Лучше поздно, чем никогда. До чемпионата мира время еще есть, сотрудничество может быть полезным.

— Перед Ванкувером канадцы запустили программу «Завоюй пьедестал». Вложились в методики, в специалистов, добыли дома кучу медалей. Осталось что-то от того «Пьедестала»?

— Фонд OTP, о котором упоминал, — оно и есть. Own the podium. Серьезная структура, крупный аналитический центр. Отправляем им данные, они выдают ответ, на что можем ориентироваться в следующем сезоне. Разрабатывают медальные планы, высчитывают размеры бюджетов. Институт в Калгари помогает.

— Поначалу вы жили в Канаде не в съемном жилье, а в семье. Кто и на каких условиях вас приютил?

— Один из членов правления. Пригласил пожить у него, я был поражен. Все по-семейному, тепло, радушно. Теперь живем вдвоем с женой отдельно, снимаем нижнюю часть дома. Оплачиваем сами.

— Не скучно в Кэнморе?

— Ничуть. Условия для работы и жизни потрясающие.

— Снег не устали лопатой чистить вокруг дома?

— Наоборот, с удовольствием это делаю. На днях было минус 33, теперь плюс два, снега полно.

— Машину купили или арендуете?

— Тоже особый случай. Друг свою отдал, он сейчас в сборной, сервисмен. Просто так, бесплатно. У них в семье две, бери, говорит, катайся. Знаю, что надо купить свою, но когда все время в разъездах, а машина в наличии, руки никак не дойдут.

Павел Ланцов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Знаю, что канадцы в 2018-м вывесили на сайте объявление о поиске тренера, а вы прочли и направили им резюме. Какие еще страны мониторили?

— Особо не мониторил, увидел и решил попробовать. В России как раз был год выборов нового руководства, в начале весны никакой стабильности и определенности не наблюдалось. Пригласили на собеседование — поехал.

— Стрелковый вопрос. Наши никак не подберут оптимальные патроны. Последняя информация — под них будут подгоняться стволы. Это распространенная практика, когда стволы под патроны, а не наоборот?

— Объясню, как мы работаем. Пользуемся проверенной серией Lapua Polar. Летом съездили на фабрику, подобрали партии под все стволы, никаких проблем. Один ствол шалит, мы его вот-вот поменяем и под новый произведем отстрел.

— Стволы, при всей технологичности их производства, — штамповка. Неужели настолько велики отличия, что оружие по-разному реагирует на одинаковые патроны?

— Конечно. Доли микронов решают все. Лыжи ведь тоже с виду одинаковые, а едут по-разному. Есть английский производитель патронов Eley, сейчас работает с китайцами. По звуку слышно отличие на рубежах, потяжелее выстрел. Так они перед отстрелом сверхточным оборудованием замеряют ту часть ствола, куда поступает патрон, чтобы подобрать наилучшую партию. Потому что у каждой винтовки свой характер. И ложи мы поменяли на итальянские Bachman: высокое качество, много регулировок, все могут подобрать удобную конфигурацию.

— С российскими коллегами общаетесь?

— С Виталием Норицыным, да и с другими тоже. Отношения нормальные, всегда готов к диалогу.

Виталий Норицын / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Держите в уме возможность остаться в Канаде после завершения контракта?

— В случае продления тоже. Хотел бы остаться в этой стране: абсолютно устраивает команда, получаемый опыт, условия работы.

— И быта, надо думать.

— Жизнь в Канаде отлажена, но только получать мало. Хочу еще и отдавать то, что имею и умею.

— В Северной Америке существуют биатлонные методики? Или там тоже в ходу учебники по стрельбе 57-го года?

— Очень много семинаров проходит. На одних обучаешь, на других обучаешься. Мне интересно. Но иногда и в учебник Юрьева приходится заглядывать, он по-прежнему хорош. Как и книжка американца Билла Пуллэма, посвященная биатлонной стрельбе. В ней затронуты не только технические, но и психологические моменты. Стрельба за последние десятилетия по скорости и технологиям ушла далеко вперед, надо не отстать.

— У вас есть версия, что происходит со сборной России в этом сезоне?

— Не буду ее озвучивать.

— Значит, есть.

— Конечно.   

24 января на этапе Кубка мира в Поклюке пройдет женская индивидуальная гонка. Matchtv.ru покажет ее в прямом эфире, начиная с 15:50 по Москве.

Читайте также: