«Тренировались в танковом ангаре, на игры ездили в сопровождении людей с гранатами». Андрею Кириленко — 40

Юбилейное интервью о летающих американцах, несостоявшейся встрече с Илоном Маском и перманентной боли.
  • Сегодня лучшему баскетболисту в российской истории и президенту РФБ исполняется 40 лет. 
  • В интервью «Матч ТВ» Андрей Кириленко вспоминает свои лучшие команды и удивительные истории.

— Вам приходилось когда-нибудь играть в день рождения?

— Не помню, было ли день в день, но в середине февраля в НБА обычно бывает Звездный уик-энд. В них я участвовал три раза: дважды в матчах новичков и «второгодников» и в 2004-м в основном матче.

— А есть какая-то игра, которая снится?

— Да ничего мне не снится! Но много хороших воспоминаний. Победа на чемпионате Европы-2007, например. Если составить рейтинг самых выдающихся игр в истории отечественного баскетбола, на первое место все поставят финал Олимпиады-1972 в Мюнхене с легендарными тремя секундами, пасом Ивана Едешко и попаданием Александра Белова. Но наша победа в 2007-м с золотым броском Холдена — это второе или третье место. А в новейшей истории сборной России тем более немного таких игр. Все Олимпиады вспоминаю. 2000 год — когда первый раз увидел американцев, на которых раньше смотрел только по телевизору, а тут они перепрыгивают через соперников и забивают сверху.

Он перепрыгнул через человека ростом 2,18 и забил сверху. Как Винс Картер изменил мир

— Дэвид Блатт рассказывал, что вашему успеху на Олимпиаде-2012 помогла особая связь, сложившаяся между игроками в отборочном турнире за считанные недели до Игр. Возможно ли что-то похоже сейчас?

— Команды 2007, 2012 года и нынешняя — это всё очень индивидуальные истории. Игроки сами должны прийти к этому пониманию, какая должна быть атмосфера в команде, выстраивать отношения друг с другом, с тренером, с персоналом. Конечно, то, что квалификация-2012 прошла в Венесуэле, сыграло очень большую роль. Будь она в какой-то комфортной европейской стране — так могло и не случиться. А в Каракасе был закрытый отель, рекомендовано никуда не выходить. Тренировались мы в танковом ангаре, с нами все время ездили люди на мотоциклах, обвешанные гранатами. Какой-то сюр. Всё время казалось, что мы на войне. И в такой атмосфере все сосредоточились на баскетболе.

— Так вы играли в «пузыре» задолго до того, как это стало мейнстримом!

— Плюс сами матчи, конечно. Продвигаясь по турниру, мы прибавляли в уверенности, что нас сложно победить. Может, там не было сильнейших соперников, но все же это олимпийская квалификация. Шаг за шагом, обыгрывая их, ты увеличиваешь серию. И хорошо, что в том отборе не было финального матча. Всего разыгрывалось три путевки, поэтому победители полуфиналов сразу попадали в Лондон. Так что с Литвой мы не играли — если бы уступили, тоже все могло сложиться иначе с психологией. А так мы уехали из Венесуэлы непобежденными. И на самой Олимпиаде повезло с графиком. Сначала Великобритания, потом Китай… Потом Виталик Фридзон забил бразильцам с финальной сиреной. С Испанией Антон Понкрашов помог вытащить, когда плохо начали. Каждый матч — новый герой. И это большая проблема для соперников! Плюс, конечно, тренерский фактор имел значение. С Дэвидом всегда было комфортно играть.

«Мы видели: эта команда — особенная и далеко пойдет». Кириленко и Блатт вспоминают бронзу Олимпиады-2012

— Есть кто-то, с кем вам хотелось бы встретиться?

— Да с кем хотел — со всеми уже встретился! Нет, конечно, если бы была возможность поговорить с Илоном Маском или Майклом Джорданом — да с удовольствием, это было бы интересно. Но это не значит, что я очень хотел бы пойти сейчас и пообщаться именно с таким-то человеком. Если совсем честно — я вообще ни с кем не хочу видеться! Я и так по работе постоянно это делаю. За пять лет на посту главы РФБ у меня было столько встреч разного калибра — от президентов стран до простых болельщиков, — что в свободное время хочется побыть дома с семьей, в тишине.

— У вас же четверо детей! С ними разве бывает тихо?

— Бывает. Кстати, за прошлое лето провел с семьей столько времени, сколько раньше не удавалось. Когда восемь месяцев сидишь дома, никуда не выходя — это огромное удовольствие. Даже не хотелось возвращаться в режим активной работы, когда нужно везде разъезжать. Этот месяц — суперактивный. Оренбург, Пермь, Екатеринбург, Тверь — я уже отвык от такого режима.

— Есть такой штампованный вопрос: «Где вы видите себя через 10 лет?» Что ответили бы на него в 2011-м?

— В 30 лет я подозревал, что через пару лет уже закончу карьеру. Был готов, накопилось много всего. Конечно, не задумывался, что буду работать в баскетбольной федерации. А если сейчас смотреть вперед… Мне хотелось бы через 10 лет остаться счастливым человеком. Я абсолютно счастлив. Мне нравится моя жизнь, моя семья, мое моральное состояние. Вот физическое не очень нравится! Болит спина, встаешь утром — что-то тянет, напрягает… Рука, плечо — сделал операцию, два года было отлично, сейчас опять что-то началось, где-то не сгибается. Это последствия профессиональной карьеры — всегда что-то беспокоит. Но сожалений нет. Это дело моей жизни.

Больше баскетбола на «Матч ТВ»: