«Жалость к себе не даст ничего, кроме риска скатиться». Экс-тренер сборной России рассказал о тяжелой болезни

«Жалость к себе не даст ничего, кроме риска скатиться». Экс-тренер сборной России рассказал о тяжелой болезни
Дэвид Блатт / Фото: © Panoramic / Global Look Press
У бывшего главного тренера баскетбольной сборной России Дэвида Блатта страшный диагноз – первично-прогрессирующий рассеянный склероз. Это неизлечимо, но с этим можно жить, если вы боец.

Вам необязательно знать Дэвида Блатта лично или разбираться в баскетболе, чтобы понять, насколько он крутой тренер. Достаточно того факта, что в 2007 году он сделал сборную России чемпионом Европы. В первый раз в истории — и до сих пор в последний. 12 лет назад это могло показаться случайностью, но после этого главная команда страны еще пять лет продержалась в мировой элите и дважды выигрывала бронзу на больших турнирах — Евробаскете-2011 и Олимпиаде-2012. Кстати, олимпийская награда тоже стала для нашего мужского баскетбола первой со времен СССР.

Это первый иностранец, ставший Заслуженным тренером России. И здесь можно ставить точку. Потому что именно Дэвид Блатт перевернул стереотип о том, что иностранный тренер в России, да еще и в сборной — это плохо. А еще он перевернул наше сознание, в котором много лет сидело слово «невозможно». Оказалось, что невозможно — играть в баскетбол без мяча. Все остальное только кажется невозможным.

Фото: © РФБ

«Когда Блатт говорил, что Россия станет чемпионом Европы, мы смеялись», — вспоминал потом Сергей Быков, который вообще-то попал на тот золотой Евробаскет случайно. Летом 2007-го защитник «Динамо» пострадал от укуса какого-то экзотического насекомого и долго не мог нормально тренироваться. Блатт тогда отчислил его со сбора, и с 99 процентами тренеров для Быкова это означало бы, что чемпионат Европы закончился не начавшись. Но Дэвид — не из этих 99 процентов, и перед самым отъездом Быков смог убедить тренера в него поверить. В итоге поехал в Испанию, доказал там свою полезность и стал полноценным чемпионом Европы. А теперь сам входит в тренерский штаб сборной и прямо сейчас помогает Сергею Базаревичу готовить ее к чемпионату мира-2019.

Блатт ушел из сборной после бронзы олимпийского Лондона-2012. И с тех пор сделал своим хобби обыгрывать российские клубы. Самая яркая победа в этой коллекции — в «Финале четырех» Евролиги-2013/14 над ЦСКА. Тогда «Маккаби» Блатта стал чемпионом. А еще через год тренер уехал в НБА и возглавил «Кливленд», где тренировал Леброна Джеймса и в первый же сезон дошел до финала.

Именно благодаря ему у России есть свой чемпион НБА. Даже два — Тимофей Мозгов и Александр Каун. Через год, в финале-2016, «Кавальерс» все-таки победили «Голден Стэйт» — но уже без Блатта, которого посреди сезона зачем-то отправили в отставку. Свой чемпионский перстень он получил, но сильно позже. Сначала хотел отказаться, но потом понял, что это не подарок, который просто вручают, а награда, которую надо заслужить. И он заслужил.

Дэвид Блатт и Леброн Джеймс / Фото: © Jason Miller / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Если вы не врач и никогда с этим не сталкивались, словосочетание «рассеянный склероз» может вас запутать. Оба этих слова по отдельности звучат безобидно, даже немного забавно, но ни то, ни другое не имеет отношения к забывчивости или невнимательности. На самом деле склероз — это рубцевание тканей головного и костного мозга, приводящее к постепенной потере функций центральной нервной системы. А рассеянный — значит, множественный (в англоязычном названии болезни используется именно это слово). Без единого очага, то, что нельзя локализовать. Болезнь очень серьезная, и она прогрессирует. А самое страшное — что она проявляется у всех по-разному, берется непонятно откуда и практически не лечится.

На официальном сайте «Олимпиакоса», который сейчас тренирует Дэвид, опубликовано его письмо. Под заголовком Blatt from the heart — «Блатт от сердца». Даже переводить этот текст без слез было очень сложно. Можно только догадываться, каково было его писать. Но Дэвид все-таки написал это письмо, и оно перед вами.

«Иногда жизнь подбрасывает тебе штуки, которые невозможно объяснить, описать словами или осмыслить. В такие моменты необходимо делать выбор, который становится настоящей проверкой для твоего характера.

Несколько месяцев назад у меня диагностировали PPMS — первично-прогрессирующий рассеянный склероз. Это болезнь, которая имеет много форм и проявляется у разных людей по-разному. Это аутоиммунное заболевание, которое может менять и меняет качество вашей жизни во многих аспектах, сказываясь даже на самых базовых функциях, которые всегда казались вам обычными.

Пережив первичный шок и боль понимания того, как изменится моя жизнь с этого дня, я решил, что не сдамся. Мне нужно было только приспособиться, адаптироваться и найти способ жить нормально, насколько возможно. Первым делом я обратился к своей тренерской методике решения и преодоления трудностей. Это трехшаговый процесс. 1) В чем проблема? 2) Почему она случилась? 3) Как ее исправить?

Что ж, проблема — это PPMS, который в моем случае и в моем возрасте проявляется преимущественно в слабости ног. Усталость, проблемы с равновесием и слабость — серьезные трудности для меня. Я прохожу специальный курс упражнений на силу и равновесие, а также водные тренировки для улучшения общего тонуса и послушности мышц. Я стараюсь быть более активным, даже если это обычные движения от застоя в мышцах. Заставляю делать себя простые вещи, которые легки для большинства, но мне временами стоят большого труда. Я работаю и требую от себя больше, чем прежде.

Почему это случилось? Причина, по которой человек страдает от этой болезни, неизвестна. И когда нет нормальной причины или объяснения, остается просто принять ситуацию как есть и сосредоточить все усилия на улучшении своего состояния. Сегодня и впредь. Сейчас легко впасть в депрессию и физический застой. Эта битва — реальна, постоянна и бесконечна: от этой болезни нет лекарства, но она не смертельна. Многим людям на земле выпали еще большие испытания. Всем нужно сохранять мужество и целеустремленность, чтобы не сдаваться и жить максимально полноценно. Забудьте слово «почему», на этот вопрос нет ответа. Обратите внимание на следующий.

Как это исправить? Приступим к работе. Будем планировать. Будем усердно трудиться каждый день и не опускать голову. Приспосабливаться, меняться и искать способы стать лучше. Находить людей, с которыми можно поделиться и которые могут помочь. Быть открытыми и честными с самими собой и с другими, не стесняясь и не прячась от своей возможной слабости.

Мне повезло, что мне помогает столько хороших и любящих людей. Тех, кто поддерживает, помогает, и уж по крайней мере понимает, что я остаюсь тем же человеком, хоть внешне и стал выглядеть иначе. И эти люди не дают мне забыть об этом даже в минуты слабости и расстройства. Жалость к себе не приносит ничего, кроме риска скатиться туда, откуда будет еще сложнее выбираться.

Я — тренер, и моя работа — вести за собой, учить и вдохновлять множество людей. И то, что я уже не так быстр и активен, как прежде, не сказывается на моих тренерских навыках. Мне повезло. У меня отличные врачи, физиотерапевты и менеджеры, которые принимают мою болезнь и помогают мне с нею справляться. На что мне вообще жаловаться? Я просто не могу это делать — и не буду. Это бесполезная трата времени, и, раз уж я прошу своих игроков и сотрудников всегда быть лучшей версией себя самих, то должен требовать того же и от себя.

Великий баскетбольный тренер Джон Вуден однажды сказал: «Дела лучше всего складываются у тех, кто извлекает максимум из того, как складываются дела». Мое состояние — не пикник, но у многих оно тяжелее. Моя обязанность — быть примером для всех, продолжать жить настолько хорошо, насколько возможно. И никогда, никогда, никогда не сдаваться».

Дэвид Блатт остается в баскетболе — и это самое крутое. 60 лет — не возраст для тренера, хотя сейчас ему будет сложнее работать, он будет быстрее уставать и, вероятно, он не сможет проводить матчи стоя, как обычно. Но главное — он остается. И в следующем сезоне Евролиги три раза приедет в Россию с «Олимпиакосом» — в гости к ЦСКА, «Химкам» и «Зениту».

Потому что слово «невозможно» — не из его словаря.

Читайте также:

Нет связи