«Формула-1» рано или поздно придет к тому, что за руль сядет женщина». Главная русская гонщица о том, как творить будущее с максимальной скоростью

Ирина Сидоркова рассказала «Матч ТВ» про гонки W Seriesи не только.

Второй сезон женского чемпионата W Series набирает обороты. Проведя весь прошлый год в «карантине», уникальная серия вернулась с новым партнером в лице самой «Формулы-1», новой концепцией и новыми участницами. Среди дебютанток — уроженка Петрозаводска Ирина Сидоркова, пилотесса программы «СМП Рэйсинг», которая в восемнадцать лет имеет серьезный опыт в автоспорте и уже успела приехать на подиум своей второй гонки W Series. В разговоре с «Матч ТВ» Ирина объяснила, в чем не правы критики и почему участие девушек в «Формуле-1» — это лишь вопрос времени.

Из интервью вы узнаете:

  • Какие машины Сидоркова считает самым сложными в управлении
  • Много ли приходится ей пользоваться симуляторами
  • Внутреннюю кухню W Series
  • Какие перспективы у женщин в гонках
  • Как Сидоркова пришла в автогонки

О гонках, машине и разбитом шампанском

— Расскажите, что все-таки произошло на подиуме второй гонки в Австрии?

— Я уронила бутылку с призовым шампанским (смеется). Она улетела вниз прямо с пьедестала и шлепнулась перед боксами «Мерседеса» (команда «Ф-1» принимала участие в Гран-при Австрии на той же трассе. — «Матч ТВ»). Хотела ударить ее об ступеньку подиума, чтобы красиво вылетела пробка, но руки были мокрые, и бутылка просто выскользнула.

— Вы, наверное, хотели открыть ее так, как это делает Ландо Норрис?

https://twitter.com/NOWSport/status/1280069407130169344?s=20

— Вообще-то я неопытный открыватель бутылок, потому что это мой первый за долгое время подиум в Европе и первый формульный тем более. Я понимаю, как это работает, но как таковой практики у меня не было.

— Вторая гонка на «Ред Булл Ринге» сложилась совсем иначе, но в целом обе можно назвать успешными. Какие впечатления у вас?

— Первая гонка у меня сама по себе сложилась очень неудачно. Что началась не совсем удачно, что закончилась. Хотя результат был достаточно неплохой, потому что удалось добраться до десятки (Ирина финишировала восьмой. — «Матч ТВ») и набрать свои первые очки. Тем не менее это был не тот результат, на который я рассчитывала, могла быть повыше. Вторая гонка получилась полной противоположностью. От старта до финиша (итоговое 2-е место сразу за чемпионкой W Series Джейми Чедвик).

— По поводу стартов. В двух первых гонках гонщицы довольно часто глохли. На машинах сложно устроено сцепление?

— Оно достаточно жесткое. Если у тебя нет большого опыта участия в «формулах», тогда ты частенько глохнешь. У меня тоже было такое, когда я начинала в «Формуле-4». Тоже было тяжело тронуться. Это момент, к которому нужно привыкнуть, он зависит от многих факторов, и заглохнуть может даже опытный пилот.

— Какие ощущения от болидов? Они заявлены как «Формула-3», но скорее ближе к региональным сериям вроде «Формулы-Альпин» (бывшая «Формула-Рено», промежуточная ступень между «Формулой-4» и мировым чемпионатом «Формулы-3». — «Матч ТВ»).

— Да, машина как в «Формуле-Альпин», только двигатель у нас не «Рено», а «Альфа-Ромео». Она схожа с болидами азиатской «Формулы-3». Можно считать ее лайтовой версией «Ф-3»: в отличие от основного чемпионата у нас не открывается крыло DRS и мотор меньшей мощности. Но если сравнивать с «Формулой-4», то разница, особенно в аэродинамике, весомая. Это очень сильно чувствуется в скоростных поворотах. Когда после «Формулы-4» я первый раз села за руль машины W Series на отборочных тестах в Альмерии в 2019-м, то разница было колоссальной.

— Из всех машин, на которых вы выступали, эта самая сложная?

— В «кузовах» (Сидоркова выступала в российском туринговом чемпионате РСКГ. — «Матч ТВ») я ездила все-таки не на самых мощных машинах, даже не добралась до TCR (класс хэтчбеков. — «Матч ТВ»). Конечно, нынешняя машина W Series — пока самый сложный вызов. Учитывая то, что я долго ездила на переднем приводе, а она заднеприводная. Пришлось какое-то время привыкать, понимать, как работает эта машина — «формульные» болиды сами по себе сложные. Нужно было прикатываться.

— И все это на незнакомых трассах?

— Ни на одной из трасс нынешнего сезона W Series я не ездила вживую, разве что на симуляторе. Когда в прошлом году сезон отменили и устроили киберчемпионат, я приняла участие в гонках по виртуальному Остину и еще в Сильверстоуне.

https://www.instagram.com/p/CQlqvhVNJzV/

— Много приходится работать на симуляторе сейчас?

— Да, я постоянно занимаюсь на симуляторе. Именно на профессиональном — Maestro, который находится у нас в Москве. На нем я готовилась к «Ред Булл Рингу», а сейчас к Сильверстоуну.

— W Series не предоставляет участницам симуляторы? Каждая ищет такую возможность сама?

— Когда ты находишься непосредственно в своей стране, то да, сама. Серия предоставляет симуляторы, когда мы прилетаем уже на гонки. Они привозят их с собой, чтобы у нас было несколько часов потренироваться.

— Изначально W Series заявлялась как максимально честный турнир с абсолютно равными условиями для всех гонщиц: одинаковые болиды, единые поставщики шин и деталей. Более того, после заездов девушки менялись машинами и гоночными инженерами. Что из этого осталось ко второму сезону?

— У нас одинаковые машины. Нет такого, чтобы чья-то была быстрее или медленнее, потому что все машины нам предоставляет чемпионат. Мы перестали меняться инженерами и драйвер-коучами (тренерами по пилотажу. — «Матч ТВ»), но при этом двигатели машин, занявших первые три места в гонке, перед следующим этапом в случайном порядке переставляют на любую машину из пелотона.

— С этого сезона в чемпионате появились команды и отдельный зачет для них. Это принесло что-то новое в соревнования или скорее было придумано для спонсоров?

— W Series развивается. Постепенно приходят спонсоры, которые хотят, чтобы их логотипы присутствовали на машинах, так как серия действительно набирает популярность. Таким образом создаются команды. Кроме того, это добавляет интригу, потому что помимо зачета пилотов еще есть соревнование команд. Плюс машины теперь носят определенные цвета. Всегда здорово, когда в чемпионаты приходят серьезные компании.

— Создание команд также дает опыт работы с напарником. В вашем случае вы делите боксы с Нереей Марти из Испании.

— Да, на самом деле это важно. В любых чемпионатах вплоть до «Формулы-1» надо уметь работать в команде, набирать как можно больше очков, чтобы бороться за Кубок конструкторов. Что касается Нереи, то мы знакомы достаточно давно. Еще в 2019 году мы выступали вместе в испанской «Ф-4» и сейчас в одной команде. Поэтому, конечно, стараемся поддерживать друг друга, подсказывать, интересоваться, как и что происходит. В этом плане чувствуется появление командного духа между двумя пилотами.

— С кем еще дружите в паддоке?

— Чемпионат достаточно дружный. В палатках, где обслуживают болиды, находится не пара человек, а сразу несколько, поэтому всегда много общаешься. Атмосфера очень открытая. Например, я могу подойти к любой более опытной участнице и спросить, если мне что-то непонятно по машине или трассе. Еще ни разу не было, чтобы кто-то отказал.

О деньгах, перспективах и «Формуле-1»

https://www.instagram.com/p/CQ7jLS3tnZc/

— Есть ощущение, что W Series работает как очень масштабная и серьезная программа развития пилотов. Что-то вроде школы гонщиков.

— В любом случае W Series направлена на то, чтобы развивать женский автоспорт. Добавлять ему популярность, чтобы больше женщин приходило в гонки и «формулы» в частности. Конечно, все хотят, чтобы в скором времени женщина села за руль «Ф-1». W Series — это часть огромной системы, которая способствует такому продвижению. Не знаю, можно ли сравнить нашу серию с гоночной академией, но в целом чемпионат помогает пилотам сделать огромный шаг в развитии: мы выступаем на самых знаменитых трассах, с нами работают отличные инженеры, специалисты по тренировкам и питанию. Поэтому W Series я бы назвала огромным лагерем, где девушкам помогают развивать свой спортивный потенциал.

— И тем не менее серию часто критикуют, причем другие гонщицы. Они считают, что девушки должны развивать мастерство, соревнуясь только с мужчинами.

— Думаю, никто никому ничего не должен и каждый имеет право заниматься тем, что ему нравится и что он хочет. Если человек хочет ездить с парнями, то он имеет на это полное право и никто его не ограничивает. Тем более никто не заставляет его принимать участие в одной только W Series. Здесь вопрос в том, что не у всех девушек есть возможность выступать в «формульных» чемпионатах с парнями, и все потому, что это вопрос финансов. Когда речь заходит о «Формуле-3», даже о региональных первенствах, все упирается в очень большие бюджеты, и не у всех они есть. Чтобы просто выступать на таком уровне, нужна подготовка, необходимо постоянно где-то ездить и тренироваться, чтобы что-то показать в гонке и тебя заметили.

W Series дает нам такую возможность: мы выступаем на лучших трассах мира вместе с «Формулой-1», за счет чего получаем хороший опыт и популярность. Если ты показываешь результат, тебя точно замечают, начинают следить, появляются спонсоры. То есть ты можешь «выстрелить» и получить возможность двигаться дальше. Кроме того, победитель W Series получает денежный приз в полмиллиона долларов. На эти деньги можно проехать другой чемпионат или вложить их в частные тесты. Дело не в том, что кто-то должен, а в том, что ты можешь себе позволить.

— Наверное, у ваших коллег еще и банальная зависть, ведь чемпион серии теперь получает 15 баллов в суперлицензию.

— Да, возможность получить очки в суперлицензию — это тоже очень хорошее подспорье.

https://www.instagram.com/p/CQz0y3OtSbR/

— А какие перспективы есть после W Series?

— Никто не говорит, что после W Series ты пойдешь в «Феррари» и будешь выступать в «Ф-1». Так это не работает. Проехав здесь сезон, ты набираешься «формульного» опыта. Победитель не может оставаться в чемпионате на второй год и идет пробовать себя в других сериях. Главное, что тебе нужно — это проявить себя на каждой следующей ступени. В любом случае «Формула-1» рано или поздно придет к тому, что за руль сядет женщина. Просто потому, что в автоспорт приходит все больше девушек. Женщины выступают почти во всех сериях, а в некоторых чемпионатах, таких как Extreme E (ралли-рейды на электромобилях. — «Матч ТВ»), их участие обязательное условие. То, что мы едем с «Ф-1», это однозначный прирост к пиару, и в любом случае команды к нам присматриваются.

— Каково было делить паддок с «королевой автоспорта» на гонках в Австрии?

— К сожалению, сейчас из-за коронавируса нельзя пойти в паддок «Формулы-1» и пообщаться с кем угодно. Все немного берегут себя, в том числе у нас в W Series есть так называемые «пузыри» — группы по два пилота, чтобы все между собой не пересекались и если кто-то заболеет, не закрыли чемпионат. Из «Формулы-1» тоже стараются особо не смешиваться. Поэтому у нас был отдельный паддок вместе с «Ф-3».

— Удалось хотя бы посмотреть заезды?

— Да, с нашего паддока были видны части трассы и рядом стояли экраны. Когда находишься на трассе, где идет гонка, смотреть трансляцию даже по телевизору гораздо более захватывающе, чем из дома.

О том, как пришла в гонки после мультфильма «Тачки»

https://www.instagram.com/p/CQVibyWtS41/

— Возвращаясь к перспективам. В каких сериях хотели бы попробовать себя в будущем? Может быть, в Наскаре?

— Если честно, я много где хотела бы стартовать: в ГТ, ралли-кроссе, ДТМ. В Наскаре бы тоже, потому что это очень интересные по зрелищности гонки — зачастую непонятно, кто окажется победителем. И я бы хотела попробовать Наскар тоже. Конечно, сложно назвать лишь одну серию. Наверное, я бы попробовала все что только можно (смеется).

— Я не просто так сказал про Наскар, потому что вы вроде бы пришли в автоспорт после мультфильма «Тачки», где главные герои участвуют в похожем чемпионате.

— Это правда. Началось все с просмотра мультика «Тачки». Я пошла с семьей в кино, посмотрела и сказала папе, что мне хочется гонять так же, как «Молния Маккуин» (персонаж мультфильма. — «Матч ТВ»). Через какое-то время я пришла в секцию картинга, где мне предложили заниматься. Потом начались первые соревнования, тесты уже на «боевом», а не прокатном карте. В картинге я ездила долго — до 2015 года, а затем мы стали думать, как мне развиваться дальше, потому что «формулу» мы бы сами не потянули. Тогда меня очень поддержала команда «Академия ралли», благодаря которой я стала выступать в кольцевых гонках. После двух сезонов в юниорах мне сказали, что начинает создаваться W Series, но у меня тогда не было никакого опыта в открытых колесах. Я была настроена, что буду ездить в туринге или ГТ. Плюс мне было 15 лет, поэтому первый отбор я пропустила. Когда я выиграла категорию «Юниор» в РСКГ, со мной связалась «СМП Рэйсинг», и в 2019-м я поехала сразу в двух чемпионатах — в испанской и российской «Формуле-4». В том же году я отобралась в W Series, но потом была пандемия, из-за нее мы пропустили сезон.

— Зато теперь вы первая россиянка в чемпионате, который делит трассы с «Формулой-1». Как это скажется на женском автоспорте у нас в стране?

— В России пока не так много девочек, которые где-то выступают. Они есть в картинге, и получается у них весьма успешно, некоторые попали в итальянские чемпионаты. Пока все начинает развиваться. Во всем мире женский автоспорт прогрессирует. Я уверена, что постепенно это дойдет и до нас.

https://www.instagram.com/p/CNzBjsClY--/

Читайте также: