Формула-1

«Мы с Томом Харди замерзли как снеговики». Интервью с гонщиком, который не побоялся заменить Шумахера и отправиться в тундру

Бывший пилот Мика Сало специально для «Матч ТВ» вспоминает дебют в «Формуле-1», гонки на выносливость и путешествие в Россию.

Мика Сало — гонщик с богатой на события карьерой. За несколько десятилетий в автоспорте кроме «Формулы-1» он успел выступить практически во всех главных кольцевых чемпионатах мира. В биографии Сало есть также гонки за отечественную «СМП Рэйсинг», с которой финн штурмовал престижный марафон в Ле-Мане, и гостевое появление в российском чемпионате по турингу. В 2015-м ему удалось погонять на простеньком «Фольксвагене» по совсем еще новому «Казань Рингу».

Для большинства болельщиков Мика тем не менее запомнится как резервист «Феррари», заменивший в сезоне-1999 Михаэля Шумахера, когда в Сильверстоуне немец попал в серьезную аварию и сломал ногу. Никогда ранее не управлявший конкурентной машиной Сало едва не выиграл уже в своей второй гонке за скудерию. На Гран-при Германии в Хоккенхайме ему пришлось пропустить вперед напарника Эдди Ирвайна, сражавшегося с другим финским пилотом Микой Хаккиненом за чемпионский титул. О времени в Маранелло и после, путешествии по якутской тундре и многом другом Мика Сало рассказал в большом интервью «Матч ТВ».

Быстрый переход по главам:

Про дебют в «Формуле-1» узнал за неделю до старта

— Когда вы пришли в «Формулу-1», там уже ездили ваши соотечественники — Мика Хаккинен и Юрки Ярвилехто. При этом до вас троих в гонках Гран-при от Финляндии выступал только Кеке Росберг. Как вышло, что на рубеже 90-х у финнов вдруг появилось такое талантливое поколение формульных пилотов?

— Мы все начали заниматься картингом в Финляндии где-то с пяти лет. И поэтому нам потом было несложно освоиться в гонках. К моменту, когда мы получили права, у нас уже был очень большой водительский стаж. Я, наверное, провел более тысячи гонок перед тем, как сесть за руль болида «Формулы-Форд» (юниорское первенство, с которого в 80-90-х начинало карьеру большинство формульных гонщиков — «Матч ТВ»).

https://www.instagram.com/p/BPzgeryl8Ct/

— А вы действительно узнали о том, что поведете машину «Формулы-1», всего за шесть дней до старта?

— Да, у меня даже не было тестов. Совсем ничего. Первый раз я поехал на машине «Формулы-1» во время свободной практики в Сузуке в 1994-м. Очень помогло, что я знал трассу по выступлениям в японских чемпионатах. За счет этого удалось сосредоточиться на машине и быстро освоиться. На подготовку к гонке у меня было две практики и квалификация.

— После «Лотуса», который прекратил существование в конце вашего первого сезона, вы перешли в другую британскую команду с некогда славным прошлым — «Тиррелл». Каково было работать с таким знаковым для «Формулы-1» человеком, как Кен Тиррелл?

— Кен Тиррелл был великой личностью. Было интересно слушать его истории о гонках прошлого и просто наблюдать за ним, как за джентльменом. Я наслаждался этим временем, многому у него научился. Опыт Кена был легендарным, ведь он работал еще с такими чемпионами, как Джеки Стюарт.

Кен Тиррелл и Мика Сало / Фото: © John Marsh — EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

«Тиррелл» запомнился мне как очень приятная небольшая команда. Там царила почти семейная атмосфера — людей было немного и с ними легко работалось. Я сдружился со всеми механиками за те три года, которые там выступал. Единственная проблема заключалась в том, что в команде никогда особенно не было денег. Серьезно развивать машину не получалось.

— К слову, о слабой технике. В «Тиррелле» и позже в «Эрроуз» вы произвели впечатление своими выступлениями в Монако, несмотря на медленную машину. Можно сказать, что городские трассы ваш конек?

— Я всегда любил городские трассы. Но именно в Монако можно добиться успеха на маломощной машине, потому что аэродинамику настраивают под большую прижимную силу, а про скорость никто не думает.

Ради «Феррари» Мика сбежал с собственной свадьбы

— Перейдем к «Феррари». Как вы узнали, что выбраны заменить самого Шумахера? От кого был тот звонок?

— Это было в Финляндии. Мы с моей нынешней женой готовились к свадебной церемонии, и посередине репетиции мне позвонил Жан Тодт (тогда генеральный менеджер команды «Феррари» — «Матч ТВ»). Помню, как Тодт говорит: «Я хочу, чтобы ты приехал в Маранелло», а я — «да, без проблем. Когда?» и он отвечает — «сейчас!». Пришлось немедленно рвануть в Маранелло и оставить Норико (жена Мики Сало) репетировать одной. Обратно я смог приехать только через неделю.

Жан Тодт и Мика Сало / Фото: © picture alliance / Contributor / picture alliance / Gettyimages.ru

— Тогда в вашем распоряжении оказалась самая быстрая машина за всю карьеру — F399. Как думаете, если бы не травма Михаэля, то он бы мог выиграть титул с «Феррари» уже в 1999-м?

— Да, безусловно. Машина была по-настоящему хорошей. На уровне «Макларена», если не лучше. Думаю, Михаэль выиграл бы у них. В конце сезона он должен был брать титул с преимуществом в несколько очков, не будь той аварии в Сильверстоуне.

— За время в «Феррари» и «Формуле-1» в целом, насколько хорошо удалось узнать Михаэля? Каким человеком он был в ключевые годы своей карьеры?

— Я знал Михаэля еще с картинга, когда мы были мальчишками. Потом мы вместе выступали в европейской «Формуле-Форд», а также японской «Формуле-3000». В «Формулу-1» он пришел значительно раньше меня и в Сузуке, когда я дебютировал, он боролся за свой первый титул. Перед той гонкой Михаэль подошел ко мне и спросил: «Где тебя так долго носило?».

Что касается времени в «Феррари», то он был очень вовлечен в работу, несмотря на травму, из-за которой не мог выступать. Он присутствовал на всех брифингах, приезжал на тесты. Ему хотелось оставаться частью команды в любых условиях.

— Трофей за первое место на Гран-при Германии-1999 все еще у вас? Тот, который Эдди Ирвайн подарил вам после гонки.

— Помню-помню — мы сделали дубль за «Феррари» в той гонке. Я был быстрее, но пропустил Эдди вперед, так как он боролся за чемпионство. Домой я действительно увез оба приза, а потом где-то через год Эдди позвонил и сказал, что хочет кубок за первое место обратно. Пришлось возвращать.

Но вообще-то он хороший парень, мы с ним тоже знакомы еще с молодежных серий и до сих пор общаемся. Заглядываю к нему в Майами каждый раз, когда туда приезжаю. Он, как и все ирландцы, никогда не подведет старого приятеля.

Покорил Штаты с «Феррари» и Якутию с Томом Харди

— Следующий после «Феррари» год вы провели в их сателлите «Заубере», а потом взяли тайм-аут и полностью посвятили себя проекту «Тойоты», с которым вернулись в «Формулу-1» в 2002-м. Несмотря на гигантский бюджет, команда провалила дебютный сезон и не добилась результатов. Что тогда пошло не так?

— Сложно сказать, но все начало рушиться с самого начала и очень быстро. Машина тогда оказалась не настолько хорошей, а новой команде не хватило опыта, чтобы ее исправить. Мы все вместе очень много ошибались. Я был так сильно разочарован, что просто решил разом положить этому конец.

— Тем не менее после «Формулы-1» карьера у вас получилась насыщенной: в Америке вы выступали в предшественнике «Индикара» CART, потом был Ле-Ман и гонки на выносливость, суперкары в Австралии и чемпионаты GT. С чем связаны самые приятные воспоминания?

— Везде было круто. Особенно в Америке, когда я ездил за «Феррари» в местном чемпионате по гонкам на выносливость ALMS. Мы там все время выигрывали в своем классе. Еще мне понравилось выступать в Австралии на суперкарах. В гонках — всегда классно, когда выигрываешь (смеется). В те годы я одержал много побед, и это было удовольствием после «Формулы-1», где у меня почти не было хороших машин.

Пьер Каффер, Жайми Мело и Мика Сало / Фото: © Rick Dole / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— И где-то между всем этим вы заехали в Россию. В 2015-м в Казани вы приняли участие в финале нашего первенства по кольцевым гонкам на седане Volkswagen Polo, помните?

— Да-да, вот это было точно весело! Я дружу с Борисом Ротенбергом и его командой «СМП Рэйсинг», а там тогда как раз были соревнования, которые они организовывали. На новой трассе в Казани, кстати, очень хорошей. Мы говорили, что было бы неплохо, если я сяду за руль Volkswagen Polо и поучаствую в гонке. В итоге мне действительно дали машину, я вышел на старт. В первом заезде сломал коробку передач, но во втором приехал на пьедестал.

https://www.instagram.com/p/BbmyehWl3w0/

— Вы часто бываете в России, у вас много связей с нашей страной. Кроме работы и выступлений за российские команды были еще съемки для телеканала Discovery, когда вы вместе с голливудским актером Томом Харди поехали на внедорожниках по Якутии.

— Да, потрясающее путешествие! Я никогда раньше не был в Сибири. И первым городом, куда мы приехали, стал Томск, потом Якутск, а оттуда наша экспедиция отправилась в Оймякон. Было просто невозможно холодно и одновременно очень классно. Мы с Томом замерзли как снеговики, но все равно наслаждались каждым моментом.

Смотреть на YouTube

На меня тогда произвели сильное впечатление люди, которые живут в этих условиях. Мы останавливались на обычных заправках, в поселках, везде где придется, и я заметил, как местные помогали друг-другу и нам, чтобы справиться с холодом. От их гостеприимства внутри было очень теплое чувство.

Почему российским гонщикам нужна нянька

— Вы работали спортивным директором чемпионата «СМП Формула-4» — молодежной серии с участием российских пилотов — и хорошо знаете потенциал нашего автоспорта. Что скажете про ребят из России, выступающих сейчас в формулах — Никите Мазепине, Роберте Шварцмане и других?

— В России сейчас по-настоящему много талантов. Только не всем выпадает шанс заявить о себе. У вас есть Александр Смоляр, Кирилл Смаль, [гонщиков] действительно очень много. Шварцман в данный момент делает хорошую работу, хотя пробиться в Гран-при в следующем году ему будет сложно — почти все места разобраны. Никита Мазепин, наоборот, попал в «Формулу-1» быстро, но оказался не в лучшей команде. Пока остается надеяться, что дела [в «Хаасе»] пойдут лучше. Тем не менее у каждого из этих ребят многообещающее будущее в автоспорте. Вполне уверен, что через 3-4 года у вас будет больше одного гонщика в чемпионате, может быть и больше двух.

https://www.instagram.com/p/BGMuRUUB-CT/

— Что мы могли бы перенять у Финляндии, чтобы добиться таких же результатов в «Формуле-1»?

— Думаю, у России сейчас верный курс, так как вы начали вкладываться в своих пилотов, развивать программы поддержки. Основная помощь для молодых гонщиков — это именно финансирование. Когда находишь хорошего пилота, очень важно создать для него условия — заявлять на как можно большее число соревнований, продвигать в сильные команды, давать время освоиться. В Финляндии, напротив, обычно сложно найти спонсоров.

Дальше дело в ментальности и европейском подходе, когда ты постоянно учишься и осваиваешь что-то новое. Сложно объяснить, как этого достигнуть, но мне кажется, что российским пилотам нужны наставники. Кто-то, кто будет их все время обучать и, главное, все объяснять. Как нянька, понимаете. Человек, у которого есть опыт, который может подсказать, где не делать ошибки. В этом плане я стараюсь помогать Роберту (Шварцману), давать ему советы, направлять на верный путь, чтобы он не ошибся.

— Раз мы заговорили о будущем, то в следующем году из финнов в «Формуле-1» остается только Вальттери Боттас. Как вы считаете, для Вальттери переход в «Альфа Ромео» означает закат карьеры?

— Нелегко поменять первую команду чемпионата на «Альфа Ромео». Для Вальттери это сложный шаг, но теперь он будет главным пилотом и лидером в коллективе. Очень тяжело проявить себя, будучи напарником Льюиса Хэмилтона, лучшего гонщика в мире с очень сильными позициями в «Мерседесе». Однако скорость была у Вальттери с самого начала, списывать его со счетов не стоит.

— А как обстоят дела с новым поколением финских гонщиков? Кто по вашему мнению придет на смену?

— Я бы отметил Тууку Тапонена (победитель мирового чемпионата ФИА по картингу — «Матч ТВ»), который сейчас здорово выступает в картинге. Он достаточно хорош, чтобы дорасти до самого серьезного уровня, включая «Формулу-1».

https://www.instagram.com/p/CVw5q9Htx_5/

Если говорить в общем, то Финляндия слишком маленькая страна, чтобы строить здесь гоночную карьеру. Поэтому талантливая молодежь старается перебраться дальше в Европу, где больше возможностей. Наши парни выступают по всему миру, так что сложно за всеми уследить. Но мне определенно нравится их настрой — то, что они хотят как можно быстрее добиться успеха за пределами Финляндии.

Как Ферстаппен и Хэмилтон реагируют на штрафы

— Как экс-пилота вас часто приглашают на гонки «Формулы-1» в качестве стюарда. Так получилось, что вам приходилось разбирать инциденты с обоими претендентами на титул этого сезона. В 2017-м ваша бригада выписала штраф Максу Ферстаппену на Гран-при США, лишив его пьедестала, а в прошлом году в Сочи вы наказали Льюиса Хэмилтона, и это стоило ему победы. Помнится, после ваших решений было много шумихи.

— Да ничего особенного. Каждый раз, когда ты выписываешь кому-то штраф, будут недовольные, но нам важно оставаться честными. Мы следуем правилам, тут ничего не поделаешь. Люди могут сокрушаться по поводу наших решений, но судьи видят гораздо больше, чем болельщики по телевизору.

https://www.instagram.com/p/CFozQFnJ6dq/

Конечно, после заезда чувствуется напряжение, много эмоций, но через пару дней все остывают и понимают, что собственно произошло, в том числе и гонщики. Я лично беседовал с обоими (Максом и Льюисом), когда они получили штрафы. Скажем так, у них была обычная реакция гонщика, которого наказали и который не особо этому рад.

— Кто из двоих в итоге возьмет титул в этом году?

— Сложно сказать, они идут действительно очень близко. Сезон выдался реально интересным, думаю, через пару гонок можно будет делать какой-то уверенный прогноз. Но лично я не особенно беспокоюсь, кто выиграет. Просто считаю, что это очень хорошо для «Формулы-1», когда два гонщика из разных команд борются до самого конца.

Читайте также: