Формула-1

Похищение повстанцами, не влезший в машину пилот и титул после рекордного перерыва. Лучшие и худшие возвращения в «Формулу-1»

Карьера по второму кругу.

Желание доказать, что тебя рано списали со счетов, или снова ощутить непередаваемое чувство драйва от гонок не раз заставляло пилотов, уже покинувших автоспорт, садиться обратно за руль. Одним из тех, кто рискнул войти в одну реку дважды, стал Фернандо Алонсо, герой «Формулы-1» нулевых и двукратный чемпион мира, вернувшийся в этом году после небольшого тайм-аута. Правда, пока дела у испанца идут не особо — машина «Альпин» с трудом позволяет цепляться за очки, а ему самому тотально не везет, как в Бахрейне, где пришлось сойти из-за обертки для сэндвича, застрявшей в тормозах.

Впрочем, за более чем 70 лет существования «королева автоспорта» становилась свидетельницей не менее многострадальных камбэков. И если одним «возвращенцам» судьба отводила несправедливо тернистый путь, то другие, наоборот, достигали долгожданного триумфа именно со второй попытки. Историй о самых успешных и провальных перезапусках карьеры в «Ф-1» хватит на целую подборку.

Успех — Найджел Мэнселл в 1991-м, провал — он же в 1994-1997

Чемпион «Формулы-1» Найджел Мэнселл обладал репутацией эмоционального пилота как на трассе, так и за ее пределами. Когда на домашнем Гран-при Великобритании 1990-го «Феррари» сначала отдала его машину лидеру скудерии Алену Просту, а в гонке Мэнселл сошел из-за сломавшейся коробки передач, англичанин в сердцах пообещал завершить карьеру по окончании сезона. Правда, «Биг Найджа» очень быстро переубедил Фрэнк Уильямс, предложивший многомиллионный контракт, одну из лучших машин чемпионата, а также безоговорочный статус первого номера команды. В итоге, промаявшись два года на Апеннинах, Мэнселл вместо ухода из гонок вернулся обратно в «Уильямс» и не прогадал.

В 1991-м лишь регулярные поломки помешали ему взять долгожданный титул, зато в следующем году Найджел наконец-то стал чемпионом. «Британский лев» был безупречен, равно как и творение конструктора Эдриана Ньюи — напичканный передовой электроникой «Уильямс» FW14B.

Выиграв «Формулу-1» почти в 40 лет, Мэнселл отправился за океан, где с ходу покорил серию CART (предшественник нынешнего «Индикара») и вряд ли уже задумывался о возвращении, но судьба распорядилась иначе. После гибели Айртона Сенны и неудачного выхода на замену Дэвида Култхарда «Уильямс» позвал на помощь своего старого знакомого. Хотя Мэнселл смотрелся неплохо и даже выиграл заключительную гонку в Аделаиде (ту самую, где Михаэль Шумахер в борьбе за титул таранил Дэймона Хилла), команда все равно выбрала неопытного, зато перспективного Култхарда. А вошедший во вкус ветеран перешел в «Макларен», благодаря поддержке табачного бренда «Мальборо».

Карьера в «маках» не задалась с самых тестов, когда отличавшийся крупным телосложением Мэнселл попросту не влез в кокпит. Из-за конфуза пришлось пропустить первые два этапа, пока конструкторы ломали голову над тем, как вместить фактурного пилота в миниатюрный кокпит. Поехав только на третьей гонке в Имоле, Найджел претендовал на очки, если бы не досадное столкновение с Эдди Ирвайном, а спустя пару недель на Гран-при Испании и вовсе заявил, что отказывается выступать на неконкурентоспособной машине. Позже он не раз корил себя за очередное спонтанное решение, ведь на этом путь в «большие призы» оказался закрыт. Попытки вернуться в 97-м уже с «Джорданом» не увенчались успехом, и выдающийся гонщик остался не у дел.

Успех — Роман Грожан в 2012-м, провал — Жак Вильнев в 2004-м

Шутки в сторону! Один из самых аварийных пилотов «Формулы-1» последних лет Роман Грожан с успехом вернулся в «высшую лигу» после болезненного «разжалования». Все началось в 2009-м, когда Романа выдернули по ходу сезона из молодежной GP2 для того, чтобы заменить Нельсиньо Пике в «Рено». Несколько аварий и ни одного финиша в очках мало впечатлили руководство, поэтому в конце сезона француза отправили обратно в молодежные серии. Проведя два года на периферии автоспорта, Грожан все же вернулся в 2012-м в тот же «Рено», временно сменивший вывеску на «Лотус». В своей четвертой после возвращения гонке Роман пришел третьим, а два этапа спустя стал вторым на Гран-при Канады. Всего за время в «Лотусе» у него набралось 10 подиумов. После были выступления за слабевший с каждым годом «Хаас», закончившиеся невероятным спасением в Бахрейне, и нынешний переезд в «Индикар».

Зеркально карьере Грожана сложился путь Жака Вильнева. После титула уже на второй год выступлений в «Формуле-1» прогресс Вильнева застопорился. Неудачный опыт с командой-новичком «БАР» (далекий предок нынешнего «Мерседеса») привел к тому, что в 2004-м чемпион мира остался без места в пелотоне. Работа нашлась только ближе к последним этапам, когда «Рено» внезапно уволил Ярно Трулли. Тогда выбор французов пал на Вильнева, который все это время сидел без дела и не был готов управлять новыми машинами, за год заметно прибавившими в скорости. Все три гонки за «Рено» закончились безрезультатно и о продолжении выступлений не могло быть и речи, но перед своим возвращением Вильнев заключил двухлетний контракт с «Заубером». Следующие два сезона тоже прошли блекло, и, получив травму на Гран-при Германии 2006-го, Жак окончательно распрощался с «королевскими гонками». Еще одно пришествие Вильнева, теперь вместе с первой сербской командой «Формулы-1», так и не состоялось. Накануне дебюта в 2010-м сомнительному проекту под названием «Стефан ГП» с канадцем в составе отказали в участии.

Успех — Ники Лауда в 1982-м, провал — Хуан-Мануэль Фанхио в 1958-м

Говоря о Ники Лауде, прежде всего упоминают его возвращение после страшной аварии на Нюрбургринге, которая едва не стоила австрийцу жизни. Менее известен другой перерыв в карьере знаменитого гонщика — между сезонами 1979-1982. В том случае Лауда уходил не из-за травмы, а чтобы заняться развитием собственной авиакомпании. Но уже через два года его отношение поменялось со знаменитой фразы «Почему я должен как придурок гоняться с другими по кругу?» на непреодолимое желание снова выступать в «Формуле-1». Камбэк в качестве пилота «Макларена» принес в послужной список гонщика еще 8 побед и третий чемпионский титул, выигранный после рекордного перерыва в 7 лет (предыдущий был взят Лаудой в 1977-м).

Гораздо драматичнее сложилось возвращение пятикратного чемпиона мира Хуана-Мануэля Фанхио. Накануне 1958-го серию покинула «Мазерати», за которую Фанхио годом ранее выиграл свой последний титул. Рекордсмен продолжил выступать на оставшейся с тех пор машине, значительно уступавшей новым «Феррари» и «Вануоллам». На гонке открытия в Аргентине Фанхио занял только 4-е место, а во время внезачетных соревнований на Кубе, шедших следом, главную звезду гонок 50-х похитили повстанцы-революционеры. Таким образом люди Фиделя Кастро планировали сорвать помпезное мероприятие, организованное местным диктатором Батистой. Гран-при все равно состоялся, а Фанхио в целости и сохранности вернули спустя пару часов после финиша. По его собственным словам, с боевиками они расстались чуть ли не друзьями.

Но пережитый стресс вкупе с возрастом и слабым болидом сыграли свою роль. Фанхио снялся со всех соревнований почти на полгода и планировал дальнейшие выступления скорее как прощальный тур. В начале июля 1958-го когда-то непобедимый чемпион заявился на свое последнее Гран-при во французском Реймсе. По ходу гонки аргентинец оказался в числе круговых, но перед финишем лидировавший Майк Хоторн в знак уважения замедлился и позволил ему вернуться в один круг с собой. После заезда Фанхио сказал механикам, что с него хватит, и окончательно завершил почти 20-летнюю карьеру пилота.

Успех — Роберт Кубица в 2019-м, провал — Лука Бадоер в 2009-м

С точки зрения сухой статистики Роберт Кубица не добился особых успехов во время своего второго захода в «Формулу-1», промучавшись на пару с Джорджем Расселом весь 2019 год в беспросветном «Уильямсе». Очки удалось набрать лишь во время хаотичной гонки в Хоккенхайме, да и то после дисквалификации обоих «Зауберов». С другой стороны, сам факт того, что Роберт вернулся в гонки на самом высшем уровне после тяжелейшей травмы (выступая в ралли, Кубица попал в аварию и получил множественные переломы конечностей. Восстановление заняло почти 6 лет) и пилотировал все это время почти что одной рукой, делает его камбэк настоящим подвигом. Остается лишь сокрушаться, как могла сложиться карьера польского самородка, если бы в далеком 2011-м он не заявился на второсортное итальянское ралли.

Возвращение Луки Бадоера также оказалось связано с травмой, но только другого гонщика. Спустя 10 лет после своей последней гонки в «Формуле-1» Бадоеру пришлось срочно менять в «Феррари» Фелипе Массу, выбывшего после аварии в Венгрии. Итальянский пилот, запомнившийся многим по Гран-при Европы 99-го, где он едва не затащил дряхлый «Минарди» в очки, в одночасье стал настоящей Золушкой, получив в свои руки четвертый по силе болид чемпионата. Такой чести Бадоер удостоился за многолетнюю работу тестером в Маранелло. Наверняка нынешний босс «Формулы-1» Стефано Доменикали, руководивший в те годы «Феррари», горько пожалел о таком реверансе. Уровень Бадоера настолько упал за годы вне гонок, что на трассе он выглядел полным посмешищем и спустя два этапа менять пришлось уже его самого.

Успех — Ален Прост в 1993-м, провал — Алан Джонс в 1983-м

После показательного увольнения из «Феррари» в отместку за неудачный сезон-1991 Ален Прост остался без контракта на следующий год. Итальянцы выгнали Проста аккурат под конец чемпионата, когда все места в остальных командах были давно заняты. Проведя несколько тестов за скромный «Лижье», француз устроился комментатором на телевидение, где и провел весь 1992-й. Несмотря на отсутствие практики, через год Просту все-таки предложили место в «Уильямсе», где как раз собрали очередной чудо-болид. На доминирующей машине «профессор» в привычной для себя хладнокровной манере выиграл четвертый чемпионский титул, а вместе с тем и спор с заклятым противником Айртоном Сенной. Так Прост поставил эффектную точку в своей сверхудачной карьере.

Также выступавший за «Уильямс», но десятилетием раньше, Алан Джонс, наоборот, оказался героем одного сезона. В 1980-м Джонс досрочно завоевал победу в чемпионате, но проездив еще год, охладел к гонкам. В 1982-м он даже отказал «Феррари», чтобы продолжить наслаждаться беззаботной жизнью в родной Австралии. Немного позже Джонс согласился провести две гонки за «Эрроуз», а в 1985-м вернулся в «Формулу-1» пилотом американской команды «Хаас» (не имеет отношения к современной конюшне Джина Хааса). Вот только маломощные моторы «Форд», которые использовал «Хаас», поставили крест на результатах, а закончившиеся уже на второй год деньги — на дальнейших выступлениях Джонса.

Заслуживают упоминания

Когда в 2010-м Михаэль Шумахер возобновил карьеру в новообразованном «Мерседесе», многие поклонники «Формулы-1» наверняка испытали ощущение сбывшейся детской мечты. Приход семикратного чемпиона мира казался чем-то невероятным, но на деле оставил противоречивое впечатление. К 40 годам Шуми почти не растерял в задоре, мастерстве и форме, однако одновременно с этим ему достались проблемный болид, предвзятое судейство и амбициозный напарник. Даже в таких обстоятельствах немец продолжил борьбу и отчасти заложил основы того доминирующего «Мерседеса», который мы знаем сейчас.

Соотечественник Шумахера и бывший клиент его менеджера Вили Вебера Нико Хюлькенберг после ухода из «Рено» успешно исполнил роль суперзапасного, попеременно заменив пилотов «Рэйсинг Поинт» в прошлом году. Пример Нико далеко не единственный в истории «Формулы-1». Так, Марио Андретти, ушедший из-за ставших для него слишком легкими в управлении машин, экстренно призывался в «Уильямс» и «Феррари» по ходу сезона 1982-го. На родине в Италии Андретти даже приехал на подиум. Там же в Монце, но уже в 2003-м блеснул еще один дежурный резервист — Марк Жене, занявший в первой же гонке за «Уильямс» 5-е место, несмотря на двухлетний перерыв.

А завершает список Даниил Квят и его круговорот в системе «Ред Булл» с пропуском 2018 года. Двигаясь словно на сломавшемся лифте между младшей и основной командами «быков», Даниил успел взять три подиума и остаться в «Формуле-1». Пока в качестве третьего пилота «Альпин», но кто знает…

Читайте также: