Ксения Аксенова: «Хочется выполнить норматив и поехать на Олимпиаду, зная, что никакой дяденька в пиджаке и галстуке тебя не остановит»

Ксения Аксенова: «Хочется выполнить норматив и поехать на Олимпиаду, зная, что никакой дяденька в пиджаке и галстуке тебя не остановит»
Ксения Аксенова / Фото: © Anadolu Agency / Contributor / Anadolu Agency / Gettyimages.ru
ЧМ — словно глоток свежего воздуха в карьере.

Ксения Аксенова в своем предварительном забеге на 400 метров на проходящем в Дохе чемпионате мира по легкой атлетике показала результат 51,99 и не сумела пробиться в полуфинал. После соревнований мы поговорили с Ксенией об итогах ЧМ (для нее он завершен), мотивации в ожидании допуска, который она получила только в сентябре, и страхе ожидания развития ситуации с Олимпиадой в Токио.

Открыть видео

— 51,99. Здесь и сейчас это хорошо, нормально, плохо? 

— Это хорошо, но хотелось бы побыстрее.

— Что помешало?

— Не могу сказать, что именно не получилось, скорее всего, сказалась нехватка международных стартов в этом сезоне. Допуск пришел слишком поздно, в конце сентября, и уже не было возможности где-то стартовать, разбегаться.

— Где были, когда узнали про допуск?

— Я сидела на пляже, на море, после тяжелой тренировки обдумывая, зачем мне вообще все это надо. Тут позвонил менеджер и сказал: «Я не знаю, чем ты там занимаешься, но пора готовиться к миру!» Конечно, я обрадовалась, потому что изначально цели на сезон были чемпионат мира и военный ЧМ.

— Алена Мамина, которой об участии в ЧМ тоже стало известно накануне, сказала, что это все-таки сбило подготовку и если бы знали заранее, то построили бы ее по-другому. В вашем случае так?

— Конечно, когда знаешь все заранее, то можно спланировать ряд стартов, которые будут качественно списываться в подведение формы к ЧМ. А когда такая возможность отсутствует, приходится проводить контрольные тренировки и соревноваться с самой собой.

— Верили, что допуск придет?

— Верила до последнего. Не хотелось думать иначе.

https://www.instagram.com/p/B2jkA1gAErL/

— Дочь у вас, я так понял, активно участвует в тренировочном процессе, ездит на сборы.

— Да, смотрит, болеет, возим ее с собой. Когда я бежала на командном чемпионате России в Сочи, она на протяжении всего моего бега кричала: «Мама, давай!» В комментариях шутили, что девочка установила рекорд по длительности криков «мама, давай!».

— К военным играм готовы?

— Мы, уже находясь в самой худшей ситуации, радуемся даже тому, что нам перепадают какие-то подачки. Так что готовы ко всему.

— Сказали, что еще до допуска думали: «Зачем мне все это надо?» Что испытывает спортсмен в такой ситуации — злость, опустошение?

— Потерю мотивации. Когда ты планируешь свой сезон, то понимаешь, для чего ты терпишь тяжелые нагрузки, для чего ограничиваешь себя во всем. И когда нет конкретной цели, то очень тяжело, ты просыпаешься и не понимаешь, зачем идешь на тренировку. Ради красивого тела? Ну, для этого можно использовать более щадящие методы. А когда появляется цель, ты можешь все преодолеть.

Ксения Аксенова / Фото: © REUTERS / Aleksandra Szmigiel

— Критики российских легкоатлетов часто говорят: «Ну, они же бегают на чемпионате страны, получают зарплаты в ведомствах и регионах, им больше-то ничего и не надо». Что им можете ответить?

— Это мнение диванных критиков. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, и я не считаю, что у нас в спорте есть люди, довольствующиеся малым. Спортсмену всегда хочется большего, хочется двигаться и развиваться рядом с сильными соперниками. А находясь в резервации, ты и так всех знаешь.

— Вы мама и жена. При этом бегаете и хорошо. Кто кормит семью, муж или вы?

— Ну… в данный момент у меня доходы больше.

— То есть еще и кормилица?

— (Смеется.) Ну, не полностью, напополам.

— Что заставило остаться в спорте после того, как ушли в декрет?

— Какие-то внутренние цели в голове, которые идут с детства. Спортсмен измеряет свою карьеру олимпийскими циклами, как ни крути. Один цикл мы пропустили, и вот сейчас завершается второй. Эти цели и заставляют двигаться вперед. Спортсмены — люди сумасшедшие, зависимые. Эти эмоции сложно получить в обычной жизни — когда ты выходишь в центр арены, и начинает гудеть стадион.

— Говорите, что мыслите олимпийскими циклами, а сейчас ведь снова неизвестность, за год до Токио.

— Это очень тяжелая тема. В 2016 году мы в прямом смысле слова отревели, находясь на сборе в Новогорске. Рыдали все. И непонятки с будущим годом — это очень страшно. Хочется идти к конкретной цели, выполнить норматив и поехать на Олимпиаду, зная, что никакой дяденька в пиджаке и галстуке тебя не остановит.

Читайте также: