«Сутки не могла есть и спать после финиша», «Хотелось бросить все и уйти». Спортивная ходьба в условиях Дохи превратилась в триллер

«Сутки не могла есть и спать после финиша», «Хотелось бросить все и уйти». Спортивная ходьба в условиях Дохи превратилась в триллер
Яна Смердова / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Каждый атлет, финишировавший в марафоне или ходьбе на этом ЧМ, должен получать медаль.

Очередная душная ночь в Дохе, женщины идут 20 километров, среди участниц — Яна Смердова, допущенная ИААФ под нейтральным флагом. Дело уже к финишу, Яна проигрывает лидерам, трем китаянкам, более 10 минут. Мы стоим с Настей Яцевич, белорусской ходочкой, которая вчера стала 12-й на 50 километров. Настя жует яблоко.

— Вот, только начала есть после вчерашнего. И до сих пор не спала.

— Поясните.

— Когда финишировали, мне было очень плохо, мутило, тошнило, я лежала, отходила. Затем доехала до отеля, а уже рассвет, начался завтрак. Я пыталась поесть, но ничего не заходит, я — еду в себя, а она обратно. Пыталась поспать, но не смогла, всю ломало. Сходила на обед, аппетита нет, снова попробовала поспать — не спится. В общем, я как вчера проснулась, затем прошла полтинник — и вот до сих пор хожу. Организм все еще на трассе.

— Согласны с Ольгой Мазуренок, что это издевательство над спортсменами, проводить марафон и ходьбу в таких условиях?

— Я тоже так считаю. Есть люди, которые хотят бегать в экстремальных условиях, так пусть они там и бегают. Но когда профессиональный спортсмен, готовящийся совсем на другой результат, высчитывающий дни пребывания в горах, приезжает сюда — он идет не по своему привычному времени. Все не то — скорость не та, все работы, которые ты делал, не приносят пользы, потому что делал ты их на другой скорости. Знай я, что тут все так будет, гуляла бы на скорости 6 минут километр в горах, ловила свежесть организма и приехала сюда на фоне этой свежести. Здесь нужно идти не под нагрузкой и даже не на пике формы в том его понимании, как принято: после «отпускания» нагрузок. Нет, здесь нужно просто быть свежим, вообще незагруженным, с большим запасом прочности организма, базовой прочности. А люди, которые готовились на результат — пролетели.

Яцевич Анастасия / Фото: © Andy Lyons / Staff/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Сразу стало тяжко?

— Да. Ты не можешь идти. Я начала спокойно, в темпе 5:35/километр, думала, буду «раскатывать» потом. А в результате получилось лишь сделать пару раз 5:27–5:28, и все, дальше в стену упираешься. Ты не можешь добавить, но в то же время тебя не останавливает прям совсем жестко. Мне это позже объяснили как блок организма, который тот вводит, оказавшись в подобных условиях. Я шла на пульсе 165 и не могла добавить.

— Ну тут вчера люди падали и на дистанции, и на финише.

— Это те, кто резко стартовал. Они сразу завышали пульс, а дальше становились жертвами жары и влажности, попадали в кризис.

— Из того, что вы ходили, это самые тяжелые условия?

— Блин, они какие-то непонятные. Тяжело, да, но ты не выложился. Ноги не болят так, как бывало после других стартов. Тем более что здесь шли на полчаса дольше, и, казалось бы, все должно просто отваливаться. Но нет. Усталость не от нагрузки дистанции, а от условий проведения.

— У вас кризис был или просто шли и не могли добавить?

— Один раз, в районе 32-го километра, было какое-то помутнение. Но собралась. Это еще ничего, я видела, как лежала Инес Энрике, чемпионка мира 2017 года и рекордсменка мира на 50 километров. Только ее торчащие ноги видела, остальное закрыли врачи, узнала по обуви. И вот тогда поняла, что нужно как-то поаккуратнее. Но вообще у меня были старты и похуже, когда ты отключаешься, потому что солнце голову печет. А тут солнца-то не было, шли ночью, так что дело только во влажности.

Смердова финиширует 31-й, ее приводят на пункт медицинского контроля, отпаивают, охлаждают, затем взвешивают и проводят анализ состава тела —  такую процедуру прошли все участницы. Готов спорить, через какое-то время эти данные будут использованы в нескольких научных работах. Затем Яну уводят в командную палатку, и уже только после этого удается с ней пообщаться.

— Сложно дебютировать в 21 год на ЧМ в таких условиях?

— Было очень тяжело в связи с погодой, не все получилось, что хотели, но главное — удалось финишировать. Я дошла!

— После просмотра женского марафона и вчерашнего «полтинника» был страх того, что эти условия окажутся не по зубам?

— Страха не было, потому что когда прочитала, что писали марафонцы, то поняла, что лучше вообще ничего не читать — это угнетает и давит. Отключила все соцсети и просто настраивалась идти по своим ощущениям. Когда размялись сегодня, осознала, что будет нелегко.

— Давайте проясним. Те, кто выступает на стадионе «Халифа», могут размяться в кондиционируемом манеже. Но те, кто выступает на набережной, то есть марафонцы и ходоки, если я правильно понял, даже разминаться вынуждены на улице?

— Да, все верно, мы разминаемся здесь. Ты можешь зайти охладиться либо в колл-рум, когда готовишься к выходу на старт, либо в раздевалку.

Яна Смердова / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Все равно же тактика на такие условия в голове должна была присутствовать? Больше пить, чаще обливаться, не начинать быстро.

— Когда мы узнали, что из 68 стартовавших женский марафон добежали всего 40, то поняли, что нужно разложить дистанцию тактически грамотно, то есть начать поспокойнее, а в конце накатывать, добавлять.

— Ожидания того, как это будет, и реалии — как это было — совпали?

— Наверное, совпали. Настраивалась, что будет тяжело, и это помогло — я финишировала, хотя были моменты, когда хотелось бросить все и уйти.

— Когда случился этот кризис?

— Примерно после 14-го километра, когда поняла, что впереди еще шесть. Знала, что это очень тяжело, что нужно еще терпеть, и с каждым шагом становилось все хуже и хуже.

— Что держало на ногах и заставляло продолжать? Идея финишировать?

— Да, и плюс все равно были спортсменки, с которыми я боролась. Хотелось все-таки подняться повыше в итоговом протоколе. Это чемпионат мира, мой первый чемпионат мира, и хоть я, наверное, оказалась в третьем десятке…

— 31-я.

— Пусть 31-я, но все равно это старт сильнейших спортсменов мира.

— Согласны с тем, что это издевательство над спортсменами, если говорить о проведении марафонов и ходьбы в таких условиях?

— Да. В дисциплинах, которые проходят на стадионе, не так жарко, там кондиционеры. А тут, во-первых, рядом вода, то есть повышается влажность, а во-вторых, жар от стен. Дышать вообще невозможно. Ты обливаешься на пункте питания, и этого хватает на 100 метров. Ощущение, что идешь в бане.

— Только что общался с Настей Яцевич, которая вчера шла полтинник, она сказала, что тут нужно идти на свежачка, чтобы у организма был ресурс, запас. Согласны?

— Согласна. Потому что даже если делать серьезные работы, то здесь это особо не поможет. Ты же делаешь работы в своих комфортных условиях, а когда приезжаешь сюда, меняется абсолютно все. И то, что ты делал, — можешь про это забыть.

— Наверное, на дебютном мире хотелось пройти быстро, технично и тактически правильно в нормальную погоду. А получилась такая вот сауна. Обидно, что условия смазали дебют?

— Вообще когда мы еще давно начали готовиться, когда узнали страну проведения ЧМ, то не думали, что будет такая вот жара, казалось, к октябрю она должна ослабнуть. Но приехали и поняли, что нет — жарко тут круглый год. Стало ясно, что быстрых секунд не покажем. Но так уж получилось — страну проведения выбираем не мы. Опыт всегда пригодится, потому что на следующей Олимпиаде в Токио будет такая же жара.

Больше материалов из Дохи: