«Кажется, даже плана нет никакого». Аверины — о победе на ЧР и дальнейшей неопределенности

«Кажется, даже плана нет никакого». Аверины — о победе на ЧР и дальнейшей неопределенности
Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ
Дина, наконец, обошла Арину. Но на пути куда?

Дина Аверина выиграла многоборье на чемпионате России по художественной гимнастике, который проходит в эти дни в Москве, а ее сестра Арина поднялась на вторую ступеньку пьедестала.

Надо сказать, что ЧР для Дины в предыдущие несколько лет был камнем преткновения, она уступала сестре в многоборье, парадоксально, но регулярно. В этом году многоборье сложилось вообще загадочно: по расписанию Арина должна была завершать его булавами и лентой, но вместо этого сделала ленту, а уже затем булавы. Это немного озадачило всех — почему изменилась очередность?

У Дины тоже возник момент с заменой музыки под мяч: So Far в исполнении Olafur Ornalds заменили на «Славься» Глинки из оперы «Жизнь за царя». Замена, прямо скажем, неожиданная.

Обо всем этом мы поговорили с сестрами уже после церемонии награждения.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Дина, победа на чемпионате страны что-то значит с учетом багажа титулов?

— Значит, потому что последние три чемпионата страны выигрывала Ариша, и я очень хотела выступать сегодня спокойно, потому что в предыдущие три года нервничала, переживала, старалась бороться, доказывать себе, что что-то могу. А сегодня просто выходила и получала удовольствие.

— Даже в новом упражнении под мяч?

— Тут переживала, поскольку не успела его до конца отработать, но сегодня все получилось, слава богу. И когда поняла, что выиграла ЧР, то была очень счастлива.

— Почему поменяли мяч?

— Ирина Александровна (Винер-Усманова) на Гран-при сказала, что нужно поговорить об упражнении с мячом. Я ответила, что если речь о замене музыки, то я согласна. На следующей тренировке уже начали менять, но я долго сопротивлялась, говорила, что не могу работать под Глинку, что мне очень тяжело, я не чувствую эту музыку. Но мы все равно отрабатывали, вычищали, и вот сегодня уже вышла с этим упражнением на соревнования.

— Почему Глинка оказался тяжелым?

— Потому что «Славься», потому что это как Чайковский, под которого я выступала. Это серьезная музыка.

— Шостакович в ленте — несерьезно?

— Шостакович — это мой стиль, и мне тренеры сразу сказали, что я смогу все сделать.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Арина, что с рукой?

— Вчера булавой ушибла палец и поэтому думала, буду ли вообще сегодня выступать именно с булавами, думала, смогу или нет. Но Дина и Ирина Александровна сказали: «Да все ты можешь, давай — бери булавы».

Дина: Я ее заставила выступать (смеется). Ну она же уже три вида сделала, остались только булавы. Сказала: «Да, я понимаю, что тебе больно, да, ты не можешь их делать, я понимаю, но все равно попробуй».

— У одной левый голеностоп затейпирован, у другой — правый. Хроника?

— Мы решили соответствовать друг другу (смеется). Это старые травмы, они не залечиваются, они на всю жизнь с нами и не покидают, чтобы мы не скучали.

— После Токио и ЧМ были фразы о том, что нужно взять паузу, нормально залечить травмы и уже после этого возвращаться на ковер. Сейчас я вижу затейпированные стопы у вас обеих и кисть у Арины. Непохоже на залеченные травмы.

Арина: А как вы представляете себе профессионального спортсмена здоровым?

— Я представляю себе профессионального спортсмена, у которого травмы есть, но они подконтрольны.

— Ну да, и у нас свежие травмы. Поменялась программа, работа тела, поменялось все кардинально. Вот и появляются новые травмы, это неизбежно. Старые, да, мы залечили, но вылезли новые, потому что поменялись правила. Нагрузка на мышцы идет совершенно другая.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Предыдущие правила сломали многих, было тяжело, сыпались связки, суставы, мышцы. Сейчас по требованиям к телу новые правила отличаются?

— Думаю, отличаются, появились комбинированные элементы, новые элементы, которые мы не делали никогда.

Дина: Характер нагрузки изменился, раньше мы отрабатывали «эмки», броски, риски, а сейчас целые элементы, где нужно напрягать все мышцы, стоять на ногах на полупальце, поэтому больше травмируется тело.

— Некоторые комбинированные элементы, которые я сегодня увидел, выглядят очень травмоопасными, честно говоря.

— Да, есть такое. Например, мне было очень сложно начинать работать с лентой по новым правилам, потому что в этом предмете ценится рисунок. То есть почти все упражнение нужно рисовать эти узоры лентой, поэтому когда мы начали его готовить, то заболели связки рук, запястья. Бросков ленты почти нет, максимум пять бросков, а остальное — сплошные рисунки.

— Если обобщить изменения в плане нагрузки, то что получается?

— Уменьшилось количество бросков, стало больше мелкой работы. И все думали, что это плюс, а на самом деле мелкая работа предметом — это очень сложная вещь, нужно постоянно думать, не расслабляться именно головой.

— Арина, когда Ирина Винер-Усманова вас выводила, была фраза: «Не сдавайся».

— Да, перед лентой, она сказала не сметь сдаваться, делать все правильно, как учили. И когда я уже выполняла упражнение, она сама чуть на ковер не вышла вместе со мной его делать.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— И вот после ленты вы с Лалой Крамаренко сравнялись по сумме. Впереди булавы, а у вас травма критичная именно под булавы. Трясло?

— Нет, я об этом не думала, потому что не должна была выступать, настраивалась на три вида, булавы в руки на разминке не брала, так как не могу их брать.

— Дина, может, в будущем ей тогда вообще не говорить, что она выступает?

— Да, я тоже так подумала. Она сегодня накрасилась, заплелась, пришла в зал и говорит: «Я не буду выступать».

— А зачем ты тогда пришла?

— Ну, я попробую.

— Ну, если попробуешь, может, выступишь?

И затем Ариша после каждого вида: «Все, мне очень больно, я снимаюсь».

Арина: Перед мячом спрашивали, буду сниматься или нет, я решила попробовать. Перед лентой снова спросили, я снова решила попробовать.

Дина: А когда уже после трех видов она решила сниматься, я начала возражать, потому что остались только булавы.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Неопределенность с дальнейшими стартами. Есть спортсмены, которые любят тренироваться, и они сохраняют мотивацию через тренировки. Есть те, кому необходимы соревнования.

Арина: Кажется, я из второй группы. Просто тренироваться скучно, нет мотивации, День сурка. А ты должна выезжать на соревнования, выплескивать энергию, эмоции. Ты соревнуешься с другими гимнастками и от этого сама становишься лучше. А от тренировок нет такого эффекта.

Дина: В 2020 году, когда был карантин, соревновательная пауза стала для меня огромным плюсом, потому что я успела максимально вылечить спину и полностью поменять упражнения, чтобы не гнуться именно в области спины. И тогда это пошло на пользу. А что будет сейчас…

— Парадокс, внешне всегда казалось, что именно Дине больше подходит путь через старты, а Арине наоборот.

— Сейчас уже наоборот (смеется).

Арина: Мне больше хочется на ковер, выступать, потому что это совершенно другие эмоции. Нереальные.

Дина: Публика, зрители, их поддержка. Выходишь — и бегут мурашки по телу. Нервы, стресс, переживание. Это очень круто.

— Но здесь, на ЧР, небольшой зал, одна трибуна со зрителями, камерная атмосфера, если сравнивать с большими турнирами в Италии, Испании.

— Нерв все равно есть, потому что в 2020 году, когда мы вообще выступали без зрителей это было скучно. А здесь люди, и их поддержка чувствуется.

— Если проведут турнир Россия — Белоруссия, это добавит нерва и соревновательных ощущений?

Арина: Да, это будут другие переживания и эмоции по сравнению с чемпионатом России.

Дина: Ну, не знаю… Арина, мы вчера с тобой разговаривали и вспоминали чемпионат России как самый сложный старт. Он очень нервный, эмоциональный, и всегда тяжело выступать в России, тем более что ЧР — это действительно главный старт, отбор в сборную. Но именно в этом году чемпионат страны был самым спокойным по эмоциям, наверное, можно сравнить с чемпионатом мира.

— Но пока что понимания того, где и когда вы выйдете на соревновательный ковер в следующий раз, нет?

Дина: Мне кажется, даже плана нет никакого.

Арина: Нет плана.

Дина: Сейчас немного подлечимся, отдохнем и… дальше, может быть, будем работать, отрабатывать программы.

Читайте также: