«Магат штрафовал меня на 120 тысяч евро, а Семин называл Форланом». Интервью Джефферсона Фарфана

«Магат штрафовал меня на 120 тысяч евро, а Семин называл Форланом». Интервью Джефферсона Фарфана

Форвард «Локомотива» Джефферсон Фарфан дает эксклюзивное интервью корреспонденту «Матч ТВ» Леониду Волотко.

  • Реально ли забить Нойеру на тренировке
  • Как Хиддинк советовал играть против Мальдини
  • Кого тошнило после тренировок Феликса Магата
  • Почему Рауля в «Шальке» называли королем
  • Сколько раз в Голландии Фарфану предлагали наркотики
  • Зачем на стадионе в Боливии кислородные маски
  • Когда Фарфан дебютирует в «Локомотиве»

– До перехода в «Локомотив» вы 4 месяца были без команды. Чем занимались?

– Когда позвонил агент, я был на тренировке – поддерживал форму с тренером по фитнесу. Он сказал: «Набери, как закончишь – есть интересный вариант в России». Я как раз планировал вернуться в европейский чемпионат и сразу связался с Кураньи и Хурадо – моими друзьями по «Шальке», которые играли в России. Они ответили: «Езжай, не пожалеешь». После этого мы с агентом прилетели на сбор «Локомотива», подписали контракт и выпили за это по стакану минералки.

– Вы ведь могли оказаться в России раньше, когда вами интересовались «Зенит» и «Спартак».

– Это правда, но на тот момент я играл в «Шальке». У меня все отлично складывалось в бундеслиге, поэтому я даже не рассматривал другие варианты.

– Спортивный директор ЦСКА Олег Яровинский уверен, что это не так. Его цитата: «Когда в «Москву» позвали Фарфана, он запросил такие деньги, что стало дурно».

– Вы же понимаете, что современный мир футбола – это мир агентов. Нас окружают десятки представителей – это их кухня. Из-за этого в ходе переговоров суммы могут увеличиться в несколько раз. Играя в «Шальке», я узнавал об интересах других команд, но никаких сумм лично ни разу не озвучивал.

– На пресс-конференции перед матчем со «Спартаком» Юрий Семин оговорился, назвав вас Форланом. Вас часто путают?

– Тренер еще на сборах в Испании меня так называл! Все вокруг смеялись, а я никак не мог понять, в чем дело. Потом прислушался и понял, что Семин говорит не «Фарфан», а «Форлан». Было очень смешно!

– Из-за травмы вы еще ни разу не попали в заявку «Локомотива». Что случилось?

– На тренировке получил сильный ушиб. На самом деле, ничего страшного, но лечение немного затянулось. Сейчас я полностью здоров, тренируюсь в общей группе и хочу как можно быстрее вернуться на поле. В субботу у нас матч в Уфе – я готов сыграть.

– В 2007 году вы приезжали в Черкизово с ПСВ. Здесь что-нибудь изменилось за это время?

– Единственное, что я хорошо запомнил из той поездки – был страшный холод. Такой, что я не чувствовал пальцы рук и ног! Москву совсем не посмотрел – не хватило времени. Мы прилетели, на следующий день был матч, а со стадиона сразу поехали в аэропорт. Зато запомнилась игра, ведь я забил гол ЦСКА и мы победили 1:0.

– Вы 20 лет прожили в Перу. Как оказались в Голландии?

– Когда мне было 8 лет, друг предложил сходить с ним за компанию в футбольную школу Лимы. Там проходил набор детей нашего возраста – в итоге меня взяли, а его нет. Он сильно расстроился, а у меня действительно стало получаться. Уже в 17-18 лет на меня начали выходить европейские клубы. Последнее предложение пришло из ПСВ. Я долго думал и решил, что Голландия – лучший вариант, чтобы засветиться. Перед глазами были примеры Роббена, ван Нистелроя, Ромарио, которые тоже начинали в ПСВ. Я собрал чемодан и сказал агенту: «Поехали».

– К чему было сложнее всего привыкнуть в новой стране?

– К разлуке с матерью. Я рос без отца, и мама работала за двоих, чтобы меня прокормить, одеть и дать возможность получить образование. В детстве я помогал ей по хозяйству и приносил домой какие-то деньги: мыл машины, продавал на рынке тапочки. Но то, как вкалывала мама… Знаете, в Перу отмечают День отца и День матери – но я всегда оба раза поздравлял маму! Все 20 лет, что я провел в Лиме, мы никогда не расставались. Поэтому когда я улетел в Голландию, то первые месяцы просто сходил с ума. Никогда не забуду это время – одному без мамы было невероятно тяжело.

– Сколько раз в Голландии вам предлагали наркотики?

– На каждом шагу! Я никогда не пробовал, но запах марихуаны был везде. Даже когда просто ходил по магазинам, пахло так, что возвращался домой как будто под кайфом.

– В первом сезоне вы дошли до полуфинала Лиги чемпионов. Гол Амброзини на 91-й минуте, не пустивший ПСВ в финал, – самый обидный в карьере?

– Обидный – не то слово! Мы были совершенно опустошены, в раздевалке многие рыдали, а выходить на тренировку на следующий день было невыносимо. У ПСВ тогда подобрался отличный состав, все находились на пике формы – путевка в финал была в кармане! Мы вели 2:0, должны были выходить на «Ливерпуль», но потеряли концентрацию буквально на минуту – и в этот момент «Милан» забил. Настоящий кошмар!

– За кого болели в финале?

– Издеваетесь? Конечно, за «Ливерпуль»!

– Мальдини было вообще реально обыграть?

– Обычно Мальдини играл в центре защиты, но в матче с ПСВ вышел слева и играл против меня. Паоло и так один из самых сложных оппонентов в моей карьере, так еще Хиддинк все время кричал: «Не стесняйся, пробуй обыгрывать! Главное – никаких передач назад!» Пожалуй, так же тяжело, как против Мальдини, было с Алаба. Давид – тоже цепкий защитник, но вдобавок еще и очень быстрый.

– Хиддинк уже тогда выпивал по 10 капучино в день?

– Да-да, Гус постоянно ходил с чашкой кофе. На самом деле, я ему очень благодарен. Хиддинк поверил в меня и всегда говорил про большой потенциал. Когда Гус увидел, что на тренировке я неплохо бью штрафные, то назначил меня исполнять стандарты. В итоге много голов за ПСВ я забил именно со стандартов. Хиддинка обожали все футболисты, но особенно – молодежь, потому что он многим доверял. Тот же Айссати, который играл в «Тереке», дебютировал за ПСВ в Лиге чемпионов в матче с «Миланом», можете представить?

– ПСВ теперь возглавляет Филипп Коку. Когда играли с ним, догадывались, что он станет тренером?

– Знаете, да. Коку – очень умный футболист, который отлично понимал игру. Короткий пас, длинный, удар – на поле Филипп умел все. В ПСВ он был ключевой фигурой: когда Коку выходил с первых минут, всем остальным игралось гораздо легче.

– Вы четыре раза выигрывали чемпионат Голландии. Какой титул самый памятный?

– В сезоне-2006/07. Перед последним туром мы шли на третьем месте, все матчи начинались одновременно. «АЗ» играл против «Эксельсиора» – последней команды в таблице – и для чемпионства их устраивала ничья. Второй претендент на титул – «Аякс», но он бы стал первым только в случае победы в три мяча и потери очков со стороны «АЗ». Меньше всего шансов было у нас: помимо осечки «АЗ» нам нужно было побеждать, забив минимум пять мячей. И мы забили, разгромив «Витесс» 5:1! Но это было не все. Наш матч закончился раньше всех, и как только прозвучал финальный свисток, весь стадион замер: «АЗ» горел 2:3, а «Аякс» вел 2:0. Все это время мы никуда не уходили – стояли на поле, ждали концовки этих матчей и молились. Проходит минута, вторая – и тут нам кричат: «Все! Мы чемпионы!» В тот вечер в Эйндховене была самая шумная вечеринка, что я видел!

– В 2008-м вами интересовался «Тоттенхэм» и «Фиорентина», но вы ушли в «Шальке». Почему?

– Клаудио Писарро меня уговорил, мы давно дружим. Предложений у меня действительно было много, но Писарро долго объяснял, что в бундеслиге я себя буду чувствовать лучше, чем где-либо еще. К тому же «Шальке» – команда с традициями, которая играла в еврокубках и каждую неделю собирала полный стадион. Я решил, что это лучший вариант, и не ошибся – в игру команды я действительно вписался очень быстро. Оттуда меня звали в «Баварию» и «Ювентус», но президент не отпустил. Сказал, что мне лучше остаться.

– Вратарем «Шальке» был Мануэль Нойер. На тренировках ему часто забивали?

– Забить Нойеру практически нереально. Бывало, ударишь в самый угол и думаешь: «Без шансов». А в следующую секунду он вытаскивал мяч! За сезон у него набиралось штук 10-12 сэйвов, после которых мы просто не понимали, как это возможно. На тренировках, кстати, Мануэль часто играл в поле на позиции либеро, а не вратаря.

– Какой он в жизни?

– На тренировки Нойер всегда приезжал первым, а в раздевалке был лидером. Неудивительно, он ведь вырос в Гельзенкирхене и с детства играл в «Шальке». Хотя за пределами поля Мануэль всегда оставался очень спокойным и сосредоточенным.

– Предсезонные сборы Феликса Магата – худшее, что вы пережили в карьере?

– Сто процентов! Тренировки были три раза в день, в 5 утра – подъем на пробежку по лесу или на пляже. Особый упор делался на силовые упражнения. Магат разбивал нас на пары и запускал в квадрат, где нужно было побороть соперников и повалить их на землю. В такие моменты мне казалось, что я попал в армию! Многие не выдерживали, особенно новички. Льюиса Холтби вырвало уже после первой тренировки. Еще были упражнения на лестнице. Мы приезжали на стадион и целый час бегали по ступенькам. Когда ноги начинали дрожать от нагрузок, Магат командовал: «А теперь – прыжки!» И 40-50 ступенек вверх нужно было прыгать. Настоящий кошмар!

– В общении Магат такой же суровый?

– В его присутствии нельзя было смеяться. Представьте, идет игра в квадрате «пять на два». Мы, южноамериканцы, любили прокинуть мяч между ног, а потом смеяться над тем, кто попался. Но Магата это так бесило, что мы даже улыбнуться боялись! Все шутки оставались в раздевалке. Например, мои бутсы постоянно прятали или ставили под душ, чтобы они насквозь промокли. Но как только начиналась тренировка, шутки заканчивались. Если Магата не устраивало, как ты тренируешься, то после занятий он оставлял тебя бегать по кругу. Когда мы побеждали, все было нормально. Но если проигрывали, следующим утром Магат заставлял всех бегать по лесу.

– Игроки «Шальке» жаловались, что Магат постоянно всех штрафовал. Рекордная сумма, которую вы заплатили?

– Если я скажу, вы все равно не поверите.

– И все-таки.

– 120 тысяч евро. Нет, я никого не убивал, а просто опоздал в расположение команды на два дня. Я догадывался, что буду оштрафован, но не мог и представить, что на столько! Хорошо, что когда Магата уволили, клуб согласился вернуть мне половину суммы.

– Помните первую тренировку с Раулем?

– Все смотрели на него как на короля, потому что класс игрока чувствовался сразу. При этом Рауль – один из самых простых людей, которых я когда-либо встречал. Всегда что-то подскажет, посоветует и всегда отдаст пас – на поле с ним было очень легко. Я хорошо помню разговор с Раулем перед матчем с «Интером». Сразу после жеребьевки все газеты начали прикидывать, с кем «Интер» сыграет в следующем раунде – в «Шальке» никто не верил, нас сразу похоронили. Но Рауль всех успокаивал: «Не обращайте внимания на все, что пишут. Просто не читайте. Давайте выйдем и покажем класс». После этого мы выдали лучший матч в году, победив на «Сан-Сиро» 5:2. С ним всегда можно было сесть и поговорить на любую тему. Например, мы часто обсуждали, у кого какая мечта в жизни. Рауль учил меня: «Джефферсон, никогда не бойся мечтать – в конечном счете именно это приведет тебя к самым высоким целям». Эту фразу я хорошо помню до сих пор. Рауль – потрясающий человек!

– В бундеслиге «Шальке» становился вторым и третьим – обогнать «Баварию» и выиграть чемпионат было нереально?

– Реально! Однажды у нас почти получилось: мы весь сезон лидировали, но в самой концовке проиграли «Ганноверу», и «Бавария» нас опередила. До титула не хватило совсем чуть-чуть! Зато в 2011-м мы выиграли Кубок и Суперкубок Германии. Пивом тогда не обливались – в «Шальке» была традиция устраивать ужины, на которые приглашались все футболисты с семьями.

– Переезд в ОАЭ – главная ошибка в карьере?

– Не ошибка – скорее, опыт. Конечно, там не самый выдающийся чемпионат: есть всего 5-6 сильных команд. Но в плане инфраструктуры все супер. В любом случае, ОАЭ уже в прошлом. В футболе нужно жить только настоящим.

– Из «Аль-Джазиры» вы продолжали вызываться в сборную. Матч за Перу, который вы не забудете?

– Самые жаркие матчи всегда были с Чили – в Южной Америке это одно из главных дерби на уровне сборных. Никогда не забуду игру в отборе на ЧМ-2014. До 87-й минуты было 0:0, но потом я забил Клаудио Браво, и мы выиграли! Еще всегда непросто играть в Боливии на высокогорье. Во время матча тяжело дышать, кружится голова. Даже аппетит пропадает. Точнее, есть хочется, но не можешь – из-за высоты все время тошнит. Немного помогает то, что в перерыве игрокам дают кислородные маски.

– Последний раз вы играли за Перу год назад. Реально ли получить вызов в сборную из России?

– Почему нет? Я не согласен, что сюда приезжают доигрывать. У вас хороший чемпионат, здесь много молодых игроков, а Карлос Самбрано играет за «Рубин». В Перу, кстати, чемпионат России показывают по телевидению. Есть международный канал, который транслирует матчи премьер-лиги.

Текст: Леонид Волотко

Фото: Getty Images, ФК «Локомотив»

Больше интервью на «Матч ТВ»

Ари: «Когда Эменике назвал меня шоколадным, а я его – гориллой, началась драка»

Леонид Слуцкий: «Моуринью знает английский на 10 из 10, я – где-то на 6,5-7»

«После драки с «Днепром» сказали, что я с ноги отключил Жулиано». Закончить карьеру и подраться с судьей

«Слышал треки Нигматуллина. У нас с ним разные стили». Бывший игрок «Барселоны» стал диджеем

«Мне говорили: «Ты разбудил Роналду». Бразилец, которого обожают в Армении и Краснодаре

Поделиться в соцсетях: