«А чего же мы раньше-то так не играли?» Скип сборной России Сергей Глухов – о сенсационном результате на ЧМ и об Олимпиаде в Пекине

«А чего же мы раньше-то так не играли?» Скип сборной России Сергей Глухов – о сенсационном результате на ЧМ и об Олимпиаде в Пекине
Сергей Глухов / Фото: © Jeff Mcintosh / Keystone Press Agency / Global Look Press
В Китай поедет тот же состав, который впервые в истории играл в полуфинале ЧМ.
  • На апрельском ЧМ по керлингу в Калгари мужская сборная заняла 4-е место (до этого лучшим было 9-е)
  • 2 сентября команда Сергея Глухова начинает олимпийский сезон на турнире в Швейцарии
  • Глухов рассказывает о психологическом приеме, который здорово сработал на ЧМ
  • Чем лед для керлинга в Кисловодске похож на канадский
  • Что игроки иностранных команд думают о деле Крушельницкого
  • Скип Глухов представляет свою четверку: от «зажигалки» до «взрослого мужика»

— После героического чемпионата мира на вас стали смотреть другими глазами?

— У нас не было практически никаких стартов после того чемпионата. Единственное, люди стали как-то много писать, поздравлять.

— Люди знакомые?

— В основном — нет. И тренеры многих команд, считаю, заметили нашу команду, писали слова поздравления и поддержки.

— А у вас самих в сознании уже все разлеглось по полочкам? Почему так выступили? Что было хорошо, что плохо?

— Пытался анализировать, в какой момент у нас получился вот этот щелчок, переключение с того, что мы раньше часто выступали неудачно — на удачные выступления. Мы очень много пытались работать с психологией. Расценивать каждую игру как отдельно взятый турнир, не пытались заглядывать вперед. Раньше мы пытались просчитывать: «что, если мы проиграем этим соперникам? А этим? А если выиграем?» Теперь мы пытались подойти к конкретной игре, а что за ней последует — неизвестно. У нас есть 50 процентов на выигрыш. Давайте просто играть так, как мы можем. Ребята поддержали эту идею. Не смотрим, ни с кем играем завтра, ни на расклады в группе — ни на что.

Сергей Глухов / Фото: © Jeff Mcintosh / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Вы в Калгари начали с трех побед. Такая серия, с одной стороны, дает уверенность, а с другой — может наводить на мысль: «а когда мы проиграем?»

— Лично я пытался выходить на каждую игру с одним и тем же чувством и настраивался на разных соперников одинаково, будь то шведы, Нидерланды, Китай или Канада. Суть была в том, чтобы не пытаться предугадать события вперед. Просто делать, чему учился, чему тебя учили.

— Чтобы выходить на каждую игру с одинаковым чувством, нужны одинаковые действия?

— Да, у нас есть понятие рутины. Моя конкретно заключалась в том, чтобы одинаково разминаться: одни и те же упражнения с одинаковым количеством повторений. Это немножко «шиза», конечно, но все равно в подсознании где-то сидит: «ага, я вчера так сделал, и мы выиграли». Пытаешься сам не напоганить себе какими-то другими действиями.

Сергей Глухов / Фото: © Jeff Mcintosh / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Один человек может следовать такой рутине, но у вас командный вид спорта. Получается, у каждого своя рутина?

— Уверен, что да, просто никто этого особо не раскрывает. Тут еще такое дело. Если ты долго играешь в одном составе, если доверяешь членам своей команды, тебе и не надо никаких суперновых действий изобретать. Ты просто знаешь, что каждый член команды — на своей позиции, он выполняет свою работу, и ты продолжаешь доверять ему. Все. Это основное, что требуется в командных видах спорта.

— В деталях подготовки к тому чемпионату что было особенное?

— Был сразу определен состав. Это то, что отличало тот сезон от предыдущих. Мы знали, какие люди поедут, и мы могли накатывать состав. Каждый человек уже знал, где он будет, на какой позиции. Раньше состав мог определиться непосредственно перед турниром, а до этого мы в каком-то неведении находились.

— А то, что из-за ковида в прошлом сезоне отменились многие турниры, как сказалось?

— Это минус. Отсутствие льда, отсутствие игровой практики.

— Но без льда оказались и ваши соперники.

— Это да. Кто как там тренировался, я не знаю. А без льда мы не остались, слава Богу, у нас была хорошая подготовка в Кисловодске. В отличие от других команд, которые в жестком локдауне находились, у нас были централизованные сборы.

Сергей Глухов / Фото: © Jeff Mcintosh / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Вы сейчас снова вернулись из Кисловодска. Как строится ваша работа на сборе?

— В неделю у нас два микроцикла: три дня тренируемся, один отдыхаем. Работа делится на ледовую подготовку и общефизическую. Если это ОФП — то утром зарядка, потом кардио, функциональная тренировка или зал. Например, 45-60 минут беговой дорожки, велосипеда или любого кардиотренажера. В день, как правило, две-три тренировки. Может быть и бег на стадионе. Воздух в Кисловодске разреженный, и бегать там неудобно, если честно. Но я разговаривал с ребятами, и они говорят, что после того, как спускаемся оттуда, процесс свипинга дается гораздо легче. А самое энергозатратное у нас в керлинге — как раз вот это натирание льда.

— А ледовая подготовка?

— Условия там отличные. У нас сейчас там шесть дорожек для керлинга, и это позволяет нам разделиться не по четверкам, а по двойкам и работать в парах. Это позволяет выполнять больше бросков и уделить время своей технике.

— В керлинге нужен особенный лед. В Кисловодске его умеют делать?

— Да. Там очень хорошая вода, а в керлинге важна ее чистота. По грязному льду с примесями камень никогда не поедет. Кстати говоря, лед на чемпионате мира был очень похож на кисловодский. И мы практически приехали из Кисловодска в Кисловодск. Мы постоянно замечали, что лед очень похож по скорости, по свалам, и это нам помогало.

Евгений Кузнецов и Никита Шлейхер / Фото: © Maddie Meyer / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— На Олимпиаде в Токио за какими видами следили?

— Я люблю смотреть все виды в бассейне: плавание, прыжки в воду. Сложно-координационные виды. Особенно синхронные прыжки, это вообще! Пытаешься проводить параллели, смотришь другой вид спорта и думаешь: а как они себя готовят? Как доверяют партнеру? Это же очень сложно. У одного что-то не так пошло — и весь прыжок испорчен. Вообще, когда я смотрел Олимпиаду, я пытался наложить это на то, как мы будем стартовать на своих Играх, думать немножко наперед. Потому что если ты себя сумеешь подготовить заранее, представишь, как это будет, — все получится немного менее нервно.

— А противоречия нет? На чемпионате мира ведь помогло как раз то, что вы не забегали вперед.

— Это разные вещи. Я пытаюсь представить, что я в этом месте нахожусь. И когда я туда приеду, я буду себя чувствовать более расслабленно.

— Но если это место окажется не таким — будет дискомфорт.

— А я не представляю ничего сверхъестественного. Я представляю просто площадку для керлинга, и все.

Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Думаете, она чем-то отличается от других?

— Нет, ничем не отличается. Только атмосфера, которая будет поддавливать. Это Олимпиада, тем более — первая Олимпиада и для меня как скипа, и для всех наших ребят. То есть представить себя на Олимпиаде и предугадать, как сложится игра, — это разные вещи. В моей команде сейчас у каждого больше уверенности друг в друге, это сто процентов. Потому что мы не ожидали, что так хорошо выступим на чемпионате мира. От нас никто не ожидал, как я думаю. И когда это уже происходит, ты думаешь: «а чего мы раньше-то так не играли?» Сейчас у нас есть хороший, накатанный состав, и я надеюсь, что нам это поможет.

— Какие соперники самые неудобные?

— Те, кто примерно нашего уровня. Не самые топовые команды, не первые четыре-пять мест, а те, кто идут с нами наравне: Китай, Италия. Они самые цепкие, они тоже понимают, что в игре с нами могут взять очки. Был случай, когда мы в Канаде тренировались с итальянцами в одном городе и проводили товарищеские матчи. Как правило, мы им проигрывали.

Сергей Глухов и Никлас Эдин / Фото: © Jeff Mcintosh / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Кто для вас в сегодняшнем мужском керлинге — номер один?

— Швед Эдин. Безоговорочный лидер сейчас. По количеству очков он настолько впереди всех, что для того, чтобы приблизиться к нему, нужно побеждать не одну пятилетку. Хотя с нами в Калгари он играл не так уж безошибочно. Просто когда он ошибается, надо додавливать своим исполнением, а у нас это не всегда получается. Еще он известен тем, что из самой сложной ситуации может найти какой-то супербросок и выйти с огромным преимуществом.

— На Олимпиаде придется снова выступать без символики. Это напрягает?

— Нет. Может быть, мне это как спортсмену непонятно, но у нас есть своя цель. В чем мы будем играть, хоть в шотландских килтах, — для меня не имеет особого значения. В любом случае это будет супер-опыт для меня и всех членов команды. Поэтому нужно немного отступить, понять, что в таких реалиях мы сейчас живем. Это надо просто отпустить и работать.

— А если, как в Токио в плавании, кто-то из соперников будет отпускать критические комментарии в адрес вашей команды?

— В нашем виде спорта я очень сильно сомневаюсь, что такое возможно. У нас в керлинге своя атмосфера, и этот вид спорта изначально основан на взаимоуважении. Все десять команд будут одним большим коллективом.

Александр Крушельницкий / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Случай с Крушельницким не отражался на вас?

— Это обсуждалось на турнирах, и много кто поддерживал, говорил, что такое невозможно сделать в здравом уме, и, скорее всего, это была какая-то «подстава». Это понимаем не только мы, но и за рубежом, в других командах. Во время антидопинговых семинаров, которые у нас регулярно проходят, нам напоминают самые элементарные вещи, азы: не пить из открытых бутылок, в местах общего доступа ограничивать себя в еде. Буквально сейчас на сборе в Кисловодске был последний семинар, мы еще раз об этом говорили.

— Вы в международном пуле тестирования?

— В ADAMS нас пока не включили. Там находятся призеры чемпионата мира, а мы четвертые.

Сергей Глухов — о членах своей команды

Дмитрий Миронов / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

Дмитрий Миронов. У нас изначально мамы контактировали. Мы познакомились в Сочи — поехали отдыхать. Лет по десять нам было. Начали общаться, и потом решили пойти в какой-то общий спорт. Как это на улице бывает: «пойдем в футбол поиграем». Мы так же пошли в керлинг. Попробовали, обоим понравилось. Там был набор в группу, заманили нас поездкой в Москву. Дима — один из моих лучших друзей. Как бы мы ни общались на площадке, за ее пределами мы всегда друг другу помогаем, поддерживаем, даже в бытовых делах. Это человек, в котором я чувствую поддержку и опору в любой ситуации и знаю, что он меня не подведет.

Евгений Климов / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

Евгений Климов. Он пришел в керлинг из спортивной гимнастики. Это человек, с которым мы знакомы на протяжении всей моей карьеры в керлинге, но в одной команде играем с ним всего два года. В каждой команде должен быть такой — супер-мега-активный, «зажигалка». Женя даже из самой пессимистичной ноты выдавит оптимистичную и найдет, как разрядить обстановку в любой ситуации. Классный парень, физически подготовленный отлично. У него теперь семья, дом строится. Он не потерял свой оптимизм, но стал более сдержанный, взрослый, что ли.

Антон Калалб / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

Антон Калалб — один из самых опытных наших игроков. Я еще думал, что «керлинг» — это такое итальянское блюдо, когда он уже выигрывал свои первые соревнования. Он нам добавляет уверенности тем, что он как кремень, стержень. Его очень сложно сломить, он знает, какой подход к кому найти, кому и что правильно сказать, когда лучше не трогать человека. Это взрослый мужик в нашем молодом коллективе, который может тебя и на место поставить, может и добрым словом подбодрить.

Читайте также: