«После аварии руль стоял под углом 45 градусов». Роман Русинов рассказал про выступление российской команды G-Drive Racing в Ле-Мане

«После аварии руль стоял под углом 45 градусов». Роман Русинов рассказал про выступление российской команды G-Drive Racing в Ле-Мане
Роман Русинов / Фото: © Xavi Bonilla / imago-images.de / Global Look Press
Наш экипаж претендовал на победу, но попал в аварию, которую не показали в эфире.

В этом году на суточном марафоне в французском Ле-Мане удача вновь отвернулась от российского пилота G-Drive Racing Романа Русинова, который штурмовал знаменитую гонку в 12-й раз за карьеру. Напарник Романа допустил ошибку во время ночного отрезка и попал в аварию, перечеркнувшую шансы на победу в категории LMP2. Тем не менее российский коллектив провел эти соревнования на высоком уровне, уверен наш пилот.

Роман Русинов / Фото: © Panoramic / Keystone Press Agency / Global Look Press

В интервью «Матч ТВ» он рассказал, что болид Aurus не уступал конкурентам в скорости, а механики совершили настоящее чудо, проведя ремонт в рекордно короткие сроки, и позволили команде занять итоговое седьмое место, несмотря на серьезное повреждение.

— Расскажите подробнее про ночную аварию, которая поставила крест на всей гонке. В трансляции было видно только развязку, когда ваш напарник Франко Колапинто столкнулся с машиной Richard Mille Racing Team.

— Франко обгонял и по неопытности допустил ошибку в дождь. Он потерял машину еще до столкновения. Перед его группой произошла авария? и машины сильно замедлились, тогда он решил обогнать всех сразу, но влетел в опасную зону и, по-видимому, не сориентировался. Потом уже вылетел поперек трассы и убрал другой экипаж.

https://twitter.com/24hoursoflemans/status/1429167244928593920

— Повреждение оказалось критическим? За победу не смогли бороться именно из-за аварии или все-таки виной был долгий ремонт, после которого ваш экипаж отстал от группы лидеров?

— Основная причина — это (полученное в аварии) повреждение, из-за чего нам пришлось полностью поменять всю заднюю левую часть машины, включая подвеску и стабилизаторы. Если у нас ремонт уложился в двадцать пять минут, то в другой команде это могло занять час. Механики — молодцы, хорошо справились. Насколько критическим было повреждение? Руль после аварии стоял под углом 45 градусов, но нам не привыкать.

— Если бы не авария, то G-Drive мог бы достать Jota и WRT, которые в итоге разыграли победу в классе LMP2?

— Мы были быстрее. Если взять наше среднее время, то должны были выигрывать гонку с преимуществом в полтора круга. Это подтверждает наш темп, когда после аварии и ремонта мы потеряли шесть с половиной кругов, а финишировали с отставанием в пять. По сути, мы отыграли один круг, и если бы не столкновение, то приехали бы с таким отрывом от всех остальных машин в классе.

— Другой ваш напарник, чемпион «Формулы-2» и «Формулы-Е» Ник Де Врис, наоборот, запомнился отменной скоростью и оставил приятное впечатление после гонки. Что скажете про него?

— Де Врис всегда хорош. Начиная с того, что он весит на 20 килограмм меньше любого пилота и поэтому проходит каждый круг быстрее на 0,8 секунды.

— Планируете сохранить экипаж этого года до следующего Ле-Мана?

— Основная проблема заключается в регламенте ФИА, который заставляет команды в классе LMP2 брать в экипаж третьего пилота из так называемой «серебряной» категории (гонщики до 30 лет, не входившие в число лидеров мировых чемпионатов среди младших формул. — «Матч ТВ»). В 2021 году этим человеком в составе G-Drive Racing был Франко Колапинто — совсем молодой пилот из Аргентины, до Ле-Мана выступавший только в региональных первенствах. Ему недавно исполнилось 18 лет, и, насколько я знаю, он еще даже не успел получить обычные водительские права.

— Вы лично продолжите выступления в Ле-Мане? Нет желания попробовать себя в других сериях?

— Мне нравится Ле-Ман, а дальше самое главное, чтобы G-Drive подтвердил бюджет на следующий год и все сложилось. Это не так просто, как может показаться.

Читайте также: