«Просто неразумно раздули с ровного места». Главный летающий лыжник России об Олимпиаде, скандале с перчаткой и своем будущем

Прыгун на лыжах с трамплина Евгений Климов не хотел никого провоцировать.

На прошлой неделе завершился сезон у российских летающих лыжников. Сезон получился ярким на события, но главных хайлайта два:

  • Российские прыгуны с трамплина впервые в истории страны завоевали медали Олимпиады — серебряные в смешанных командных соревнованиях. В составе сборной отличились Евгений Климов, Даниил Садреев, Ирина Аввакумова и Ирма Махиня. Эти соревнования отметились большим количеством дисквалификаций команд-соперников из-за неправильной экипировки.
  • Польские СМИ раздули скандал из-за жеста Климова. На этапе Кубка мира в Лахти после своего прыжка Климов помахал в камеру рукой в перчатке, на ладони которой изображен российский флаг. Поляки увидели в этом провокацию, хотя запретов на национальную символику у российской сборной не было.

Об этих событиях мы поговорили с их главным участником — Евгением Климовым.

Евгений Климов / Фото: © Ezra Shaw / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

«Ходят разговоры, что на Олимпиаде одна команда рассказала про другую секретную информацию, и их начали проверять жестче»

— Как оцените для себя прошедший сезон?

— За всю зиму можно ставить твердую четверку. У меня была цель распрыгаться и выйти на свой уровень к середине сезона. Мы этого придерживались, все шло по плану. Но затем в «Турне четырех трамплинов» отменили соревнования в Инсбруке. Пришлось провести три старта подряд в Бишофсхофене. Если честно, то этот трамплин мне не очень подходит, не очень нравится. В течение этих трех стартов у меня немного потерялось ощущение прыжка. Пришлось возвращать его на последующих стартах, и на Олимпиаде я его вернул.

— В Пекине вы говорили, что осознание от медали еще не пришло. Как сейчас?

— Потихоньку этот осознание приходит.

— Были споры о закономерности серебра Олимпиады. Как вы считаете?

— Если брать конкретно этот старт и не смотреть, какой путь был пройден, то можно сказать, что повезло. Но Кубки мира идут каждую неделю. Невозможно на них всегда выкладываться по максимуму. Все равно в приоритете главные старты — чемпионаты мира и Олимпиады. Кубок мира — это своего рода подготовка к основным соревнованиям, на которых ты выступаешь так, как считаешь правильным. На них можно что-то улучшить, что-то добавить, что-то исправить. На Олимпийских играх нужно это все переварить, найти идеальную картину прыжка и уже использовать весь свой опыт. Зачастую на Олимпиадах случается много сюрпризов, когда побеждают не те, кто был в фаворитах. Например, у Иринки (Аввакумовой) это уже вторые Игры, на которых она выступает лучше, чем на Кубках мира.

У меня на Олимпиаде в Корее не сложилось, но за последние два года была проделана хорошая работа, повлиявшая на результат в Пекине. В личных стартах на Играх и я, и Ирина, и Даниил (Садреев), и Ирма (Махиня) были в топ-10. Поэтому в смешанных командных соревнованиях мы выходили и боролись за медали. Если брать это в расчет, то все закономерно.

— После соревнований никто из соперников не говорил, что вам повезло и результат несправедливый?

— Наоборот, все подходили и поздравляли. Говорили, что, несмотря на все дисквалификации, эта медаль абсолютно заслужена. Подходили представители топовых команд. Потому что все видели, как мы прыгаем. А мы прыгали не хуже лидеров.

Ирма Махиня, Данил Садреев, Ирина Аввакумова и Евгений Климов / Фото: © Cameron Spencer / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Насколько это был скандальный старт, учитывая количество дисквалификаций?

— Спортсмены прыгали в плюс-минус тех же обычных для себя костюмах, в которых они выступают на Кубках и чемпионатах мира. Дисквалификации зависят от того, как подходит к соревнованиям жюри. Кого замеряют, как меряют, к кому лояльно относятся, к кому жестче. Обычно случается одна дисквалификация из-за экипировки за два старта. Но бывают и по несколько за один старт. Ничего такого в этом нет.

— Видя, как внимательно судьи смотрят на экипировку на Олимпиаде, вы не опасались, что тоже можете получить дисквалификацию?

— За эту зиму у российских спортсменов было около семи дисквалификаций. У меня тоже — в декабре. Поэтому к Олимпиаде мы подошли в полностью соответствующих регламенту комбинезонах. У других, видимо, произошло наоборот: к ним лояльнее относились в течение сезона, но жестко проверили на Олимпиаде. С чем это связано? Ходят разговоры, что одна команда рассказала про другую секретную информацию и их начали проверять жестко. В результате пошла цепная реакция. Всех проверили и дисквалифицировали.

— Когда вас в декабре забанили за экипировку, это было справедливо?

— Там было больше недопонимание с судьей. У меня зафиксировали нарушение не после прыжка, а до. Мне не хватило несколько миллиметров. Обычно за несколько миллиметров прощают. Судья сказал, что у меня подобное было уже много раз, а я об этом не знал. После дисквалификации начал более ответственно подходить к замеру, выше поднимать комбинезон. Больше подобных случаев не было.

— На Олимпиаде у дисквалифицированных команд было большое превышение нормы?

— Сложно сказать. Эту информацию стараются не распространять. Но если дисквалифицировали, значит большое.

— Сложно ли было настроиться на оставшиеся олимпийские старты после завоевания медали в смешанных командных соревнованиях?

— Пришло больше уверенности. На большом трамплине я хотел показать результат не хуже, чем на малом. Так же подходил к старту. Мысли были о том, чтобы показать максимальный результат. Я хотел завоевать медаль. Мои тренировочные результаты были в топ-10.

«Попросили меня не прыгать в перчатках с российским флагом, чтобы не провоцировать. Хотя на каске флаг у всех наших спортсменов остался»

— Сколько было времени на отдых после Игр в Пекине?

— 10 дней мы находились дома. Затем поехали в Лахти.

— И как раз в Лахти вас и застали новости о спецоперации. Почувствовали, что отношение к вам изменилось?

— У нас особенная прыжковая семья. Нас поддерживали полностью. Желали, чтобы мы выступали в этом сезоне до конца. Поэтому не скажу, что отношения испортились. Были пара случаев, но о них можно не говорить. На соревнованиях ничего экстраординарного не заметили — никаких плакатов, выкриков в нашу сторону. С местными жителями особо не пересекались. Я слышал, что у лыжников местные ездили под окнами, сигналили и не давали спать. У нас такого не было. Мы, прыгуны, все живем в одном месте. Если бы перед нашими окнами начали ездить, то не спали бы все участники Кубка мира.

— В Финляндии разгорелся скандал, когда после прыжка вы помахали в камеру рукой в перчатке с флагом. Как развивались события?

— Запрета на выступление с национальной символикой никакого не было. Все прыгали в своей обычной экипировке. Перчатки с флагом на ладошке — это перчатки от спонсоров. Я сам лично от себя ничего на них не клеил. Их выдавали в прошлом году. Но поляки увидели провокацию и начали по соцсетям эту историю распространять.

Евгений Климов / Фото: © Antti Yrjönen / mago-images.de / Global Look Press

— Польские СМИ писали, что вы всегда прыгаете в других перчатках, без флага.

— Значит, они плохо за мной следили. Если бы захотели узнать, то увидели бы, что я ползимы в них прыгал. Нам обычно выдают две-три пары перед сезоном. У меня одна пара с флагом, вторая — без. Первые мне больше нравятся. Если они со мной на соревнованиях, то они в приоритете.

— Еще они акцентировали внимание на том, что вы специально помахали рукой в камеру.

— Если посмотреть мои другие выступления, то в 80% случаев я после прыжка машу в камеру. В этом тоже ничего такого нет. Да, я знаю, что у меня флаг на перчатках. Но никакого запрета по этому поводу не было. Я совершал свои обычные действия. Никакой провокации я в этом не вижу. Почему я должен вести себя по-другому, если правилами это разрешено?

— Удивились, что эта история получилась такой громкой?

— Конечно. У меня соцсети вечером в этот день начали взрываться от комментариев и личных сообщений. Я сразу закрыл доступ к комментариям и не обращал внимания.

— Что сказали представители FIS?

— С ними общался наш главный тренер. Они встретились на следующий день и посмотрели мои перчатки. Когда увидели, что это перчатки от спонсора, на которые я ничего специально не клеил, то разговор был сразу закрыт. Попросили меня больше в них не прыгать, чтобы не провоцировать публику. Хотя на каске у меня и других наших спортсменов остался флаг России. Это, получается, как бы можно.

— Как отреагировали спортсмены из других стран?

— Смехом. Все понимают, что никакой провокации в этом не было. Просто неразумно раздули историю с ровного места.

«Чтобы спокойно доехать до Норвегии, тренерам пришлось остановиться и склеить всю российскую символику с автобуса»

— Затем FIS все же отстранила российских спортсменов от стартов под их эгидой. Как вы узнали об этом?

— Из Лахти мы переехали с лыжниками в Норвегию. Готовились там выступать. И за день до старта поступила информация, что выступать мы не сможем даже в нейтральном статусе. Сказали, что для нашего блага надо ехать домой. Мы к тому моменту уже были готовы к подобному развитию событий. Понимали, что сейчас можно ждать чего угодно. Да, конечно, это печалит, что мы оттуда уехали, что сезон сорвался, тем более впереди были самые интересные старты. Но, повторюсь, были к этому готовы. Сюрпризом отстранение не стало. Надо искать во всем свои плюсы. Мы достаточно давно не были дома. Домой — значит, домой.

— Что говорили соперники?

— После решения об отстранении мы еще порядка полутора суток находились в Норвегии, ждали, когда приобретут билеты домой. В столовой встречались с представителями FIS, со спортсменами. К нам было повышенное внимание. Общение стало даже лучше, чем было до этого. Все говорили, что сожалеют, что нас отправляют домой. Подходили и норвежцы. Да, у нас отношения с норвежцами не такие, как у лыжников. Организаторы соревнований сказали, чтобы мы не падали духом и что надеются скоро снова нас увидеть на Кубке мира.

— В Финляндии с негативной реакцией от местных не столкнулись. Не было ли негативной реакции от жителей в Норвегии?

— Нет. Мы на улицу почти не выходили. Один раз только до магазина сходили. Все было хорошо. Тренеры рассказывали, что когда они ехали из Финляндии в Норвегию на российском автобусе, то по дороге местные начинали кричать, когда их видели, показывали недружелюбные жесты. Поэтому чтобы спокойно доехать до Норвегии, тренерам пришлось остановиться и склеить всю российскую символику.

Евгений Климов / Фото: © Antti Yrjönen / mago-images.de / Global Look Press

— Сейчас у вас отпуск? Что потом?

— Да, отпуск. Когда весной пройдет разбор полетов, то будет видно, какие тренировочные планы организует наш тренер. В мае начнем подготовку к новому сезону независимо от того, будут международные старты или нет. Все равно надо быть готовым к любому развитию событий.

— Прыгуны на лыжах обычно проводят сборы только в России? В этом плане ничего для нас не изменится?

— В прошлом году я тренировался по индивидуальному плану и полностью на территории России. Никуда не ездил. Но основная сборная выезжала один раз в июле за границу. Также у нас летом проходит Гран-При. Это можно расценивать как сборы за рубежом. Этим летом мы уже поняли, что никуда не поедем и полностью проведем подготовку в России. Я не расстраиваюсь. У нас есть три комплекса, на которых можно полноценно тренироваться и готовиться к турнирам.

— Можно ли поддерживать свой уровень, тренируясь и выступая исключительно в России?

— Мне кажется, что всё зависит от желания и мотивации спортсменов. Мы, прыгуны, можем спокойно поддерживать форму в России. Например, лыжникам в этом плане сложнее, потому что нужны тренировки и старты на высоте. Но при желании можно найти выходы из ситуации.

— До отстранения от международных стартов вы говорили, что готовы к новому олимпийскому циклу. Сейчас ничего не изменилось?

— Нет, по-прежнему готов. Я хорошо себя чувствую, у меня есть мотивация и желание, люблю этот вид спорта. Планирую тренироваться и соревноваться дальше. Если в России, значит, в России. Слышал, что ведутся обсуждения по поводу приглашения на наши старты спортсменов из Казахстана и Китая. Может, кто-то еще подключится. Хотелось бы надеяться, что у нас будет интересно соревноваться. Поэтому карьеру я не заканчиваю. 

Читайте также: