«Когда будет решаться вопрос по допуску на Олимпиаду, тогда и буду об этом думать». Интервью Климента Колесникова

«Когда будет решаться вопрос по допуску на Олимпиаду, тогда и буду об этом думать». Интервью Климента Колесникова
Климент Колесников / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Поговорили с призером Олимпийских игр о годе после Токио, чемпионате мира и сезоне без международных стартов.

— Климент, как прошел этот период между чемпионатом России и «Играми дружбы»?

— Сразу после чемпионата поехал в Белоруссию, был активный отдых. Потом вернулся, и пока ребята были в Кабардинке, я тренировался в Москве вплоть до начала июля, затем заехали на Круглое, и до «Игр дружбы» был там. Так что, можно сказать, все это время с чемпионата России пробыл дома.

— В Брест на соревнования решили не ехать?

— В мои планы этот старт не входил.

— Что по дистанциям в Казани?

— 50, 100 м спина, 50, 100 м кроль. Если добавить что-то, то только 200 м на спине, но эту дистанцию сейчас не готовил.

— Смотрел ли чемпионат мира?

— Смотрел и могу сказать, что новое поколение 2000-х уже конкретно дает о себе знать. Ребята все выросли, бьют рекорды. Уже и в «дельфине», и на спине, и в комплексе к рекорду мира подбираются. Думаю, и на смену Адаму Пити в брассе кто-то придет — все очень быстро развивается. Так что результаты на чемпионате мира опередили ожидания.

Приятно видеть, что ребята моего возраста плывут на уровне рекордов мира. Когда ты наблюдал, что каждый год выигрывают почти одни и те же, а теперь идет смена поколений, это, конечно, интересно наблюдать.

— Время Томаса Чеккона на сотне — что-то запредельное?

— Если в целом, то нет. Если говорить про то, что нужно для этого сделать, чтобы так проплыть, — да.

Томас Чеккон / Фото: © Insidefoto / Contributor / LightRocket / Gettyimages.ru

— Женя Рылов сказал, что если бы финалы в Токио были не утром, а вечером, кто-то из вас проплыл бы по этим секундам.

— Я не люблю это обсуждать. Мы проплыли как проплыли. Утром, конечно, было тяжелее плыть, но результат есть результат. Надо результат показывать, а не говорить об этом.

— Меня впечатлила победа итальянцев в комбинированной эстафете.

— Они круто проплыли! Все ребята молодцы. Они бодрые, всегда настроены, особенно в эстафетах. Был рад увидеть их на первом месте.

— В апреле вам задавали много вопросов про мотивацию. Теперь видно, что график стартов по количеству неплохой, но все-таки уровень другой. Грустишь на этот счет?

— Соревнования есть соревнования. Почти без разницы, какого они уровня, потому что я в первую очередь сам для себя готовлюсь результат показывать. Понятно, что если ты выступаешь на чемпионате Москвы или области, то никто не будет туда готовиться и выходить на пик формы. А если мы говорим про уровень от чемпионата России выше, включая «Игры дружбы», настрой типичный, настрой как всегда. Хорошо, что добавили соревнования. Единственное что — не один я так считаю — их неправильно распределили по графику.

— Неудобно, близко друг к другу стоят?

— Да, подготовка ложится криво.

— Пик формы на сейчас или на Спартакиаду?

— Сейчас была хорошая подготовка. Смог выполнить работу в меру своего здоровья, которое обычно портилось перед всеми соревнованиями. Надеюсь, что результаты будут хорошие, а там — как пойдет.

— Год прошел с Олимпийских игр. Оглядываясь назад, что можешь сказать себе прошлогоднему до старта Олимпиады?

— Сказал бы, что не нужно зацикливаться на том, что уже произошло. Это может сильно давить и ранить тебя в будущем, не дать развиваться дальше.

Климент Колесников / Фото: © picture alliance / Contributor / picture alliance / Gettyimages.ru

— Остались какие-то претензии к себе глобально после той Олимпиады?

— Да нет. У меня нет проблем с подготовкой, настроем на соревнования, глобальных ошибок, я считаю, не было. Чуть лишние переживания перед стартом, может быть, заснул где-то на полчаса позже. Но это те мелочи, которые перекроет адреналин, когда выйдешь на старт.

— Недавно прозвучало, что у российских спортсменов может и не быть шанса отобраться на Игры. Думаешь об этом сейчас?

— Нет, я об этом не думаю. Когда придет время, когда будет решаться этот вопрос, тогда и буду думать. Тут все просто. Если нас не допускают — это плохо. Если допускают — это очень хорошо. У меня есть работа, которую надо выполнить, есть свои цели на данный момент, вот об этом я и думаю.

Я должен работать над собой. В какой-то момент я много пропустил. Это было в 2018-м из-за проблем со здоровьем. В феврале переболел коронавирусом. Сейчас мне надо следить за здоровьем, чтобы провести хороший блок работы. Буду стараться работать над собой, чтобы была возможность улучшить результат. Если не болеть — что, казалось бы, просто — можно улучшать.

— Ковид в феврале тяжело прошел?

— Сравнительно с тем, как это бывает, нет. Но была температура, давление на голову, остальной симптоматики не было.

— Какие-то планы на ближайшие два года кроме подготовки есть? Учеба, например.

— Хочется спокойно готовиться и побыть дома. Все эти разъезды, конечно, хорошо при подготовке, хорошо тренироваться на солнышке, но после всех этих лет быстрой жизни за границей — перелеты, сборы, соревнования — побыть дома — это очень приятно. Привыкаешь, конечно, наслаждаясь этой жизнью без спешки.

— Не пытались заявиться на какие-то международные соревнования не под эгидой FINA?

— Нет, не пытались. Готовился к «Играм дружбы». Перед Спартакиадой тоже никаких планов по стартам нет, хотелось бы отдохнуть перед этими соревнованиями — времени перед ними и так мало.

Читайте также: