«Нет смысла вспоминать, как за победу на ЧМ ставили телефон. Это другая эпоха». Сальников о новых реалиях в спорте

«Нет смысла вспоминать, как за победу на ЧМ ставили телефон. Это другая эпоха». Сальников о новых реалиях в спорте
Владимир Сальников / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов
Почему России нужно больше открытых бассейнов и в чем нелогичность смены спортивного гражданства.

Президент Всероссийской федерации плавания Владимир Сальников в интервью «Матч ТВ» рассказал о международных отношениях в спорте, отношении к призовым и альтернативном календаре соревнований. 

— Владимир Валерьевич, FINA не будет приглашать российских спортсменов на соревнования до конца года, а как обстоят дела с конгрессами и другими заседаниями?  

— Говорить о том, что будет и не будет, сейчас сложно. Не хочется так далеко заглядывать. Могу только сказать, что получил приглашение на конгресс от FINA — на внеочередной, в Будапеште. Там, в частности, будет обсуждаться вопрос Integrity Unit. Этот конгресс состоится 19 июня. Также получил приглашение на чемпионат мира в Будапеште, на участие в заседании бюро. 

— Вы не жалеете, что отказались от чемпионата мира до соответствующего решения бюро? 

— Нисколько об этом не жалею, в такой ситуации нужно думать о безопасности спортсменов в первую очередь. Я понимаю, что все они могут выступать в любой обстановке, но она накаляется и очень неблагоприятна. Пока будем соревноваться дома. 

— Европейская лига плавания (LEN) отстранила вас почти сразу. Некоторые федерации по другим видам спорта сейчас рассматривают возможность перехода в Азию. У вас есть такая возможность?

— Я считаю, что нельзя принимать скоропалительных решений. Сейчас звучит все больше здравых мнений, думаю, это тенденция продолжится. Теоретически такой переход сам по себе возможен, я думаю, но тут процедура должна быть определена и согласована всеми сторонами. Нужно понимать, что она может затянуться, есть сопутствующие риски. У нас предполагается ряд встреч на тему дальнейшей жизни. Но еще раз, резких движений делать не надо, надо просто успокоиться и продолжать работать.  

— Тем более что FINA довольно долго сохраняла позицию по вашему возможному допуску до стартов. 

— Да, федерация старалась эту позицию сохранить, но еще раз, было очень много ультимативных заявлений от коллег, саботирующих процесс… 

Спорт и культура всегда объединяли людей по всему миру. Сейчас даже это обрушилось. Что у нас остается?  Сейчас в Европе в руководстве национальных федераций мало бывших спортсменов. Это люди не из мира спорта. Есть отдельные личности, которые знают цену подобных решений. И, к сожалению, некоторые из них тоже такие решения поддерживают — может быть, забыли, что для них было главным, когда они выступали. Это меня огорчает и в неприятном смысле удивляет. Это обидно. 

Я понимаю, что спорт в основном был вне политики только на первых Играх в начале прошлого века, а потом все это так срослось… Обидно признавать, но это так — спорт уже никогда вне политики не будет, поэтому и решения по судьбе спортсменов из разных стран неоднократно принимались под воздействием политических целей.

— Министр спорта России сказал, что об Олимпийских играх все равно думать надо.

— Конечно, надо. Мы должны выступать на Олимпийских играх, и хочется, чтобы мы выступали полноценно. 

— У вас в 2023-м начинается отбор в эстафеты. Если допуска до стартов не будет, пойдете в CAS?  

— В CAS дорога всегда открыта, но надо оценивать то, какой результат это может принести, потому что не секрет — дважды одно и то же оспорить не удастся. Нужно все продумать. Исключать бы я ничего не стал. Над этим должны работать адвокаты и юристы, если такая необходимость возникнет, то, конечно, надо идти и доказывать. При этом иски о соревнованиях, права на проведения которых мы лишились, это, скорее, к оргкомитету вопрос. В этом случае к Казани. 

— Во многих видах спорта возникли проблемы с экипировкой. У вас с этим как?

— Обстоятельства так сложились, что как раз с этого года мы перешли с Arena на Mad Wave. Это российский экипировщик. Удачно получилось. Всегда будут те, кто скажет, что какой-то костюм лучше, какой-то хуже, но я считаю Mad Wave не уступает — вся линейка есть, все соответствует стандартам и правилам FINA. Революционным технологиям сейчас согласно регламенту места нет по продуваемости, проницаемости, плавучести. Не думаю, что это как-то повлияет на результаты, да и Mad Wave не стоит на месте, постоянно развивается.   

— Есть ли у ребят возможность в России тренироваться в открытых бассейнах — с зарубежными сборами сейчас тяжело, а после двух лет взаперти всем хочется на воздух, на солнышко. 

— Мы сейчас осваиваем историю с бассейном в Кабардинке. Директор там большой энтузиаст спорта. Года полтора назад он загорелся идеей построить 50-метровый бассейн. Мы пригласили к этому обсуждению Виктора Борисовича Авдиенко. Теперь в Кабардинке есть шикарный бассейн. Место настолько востребовано, что попасть туда тяжело.    

А вообще открытых бассейнов мало. В свое время у нас спрашивали, не нужен ли нам такой бассейн в Сочи, стоит ли внести его в проект по олимпийскому строительству. Мы сказали, что бассейн нужен, но в итоге он построен не был. В Сочи вообще нет ни одного приличного бассейна. Скоро начнет работу комплекс бассейнов в Краснодаре, но он тоже закрытый. Как вы сказали, спортсменам тоже хочется потренироваться на солнце. Закрытое помещение и стены надоедают. Морской воздух и солнце способствуют тому, чтобы дышать полной грудью, и это дает свой эффект.   

Евгений Рылов / Фото: © РИА Новости / Максим Богодвид

— Женя Рылов недавно ездил на сборы в Ташкент. 

— Я с ним на эту тему не общался, но это далеко. Мы раньше ездили в среднегорье, в Цахкадзор, но в этом году из-за логистических сложностей эти сборы были отменены. Есть планы — не конкретные, но есть — по строительству базы подготовки в среднегорье. Пока такой базы у нас нет.   

— Сейчас у вас в плане несколько альтернативных стартов. Можете прояснить ситуацию по их календарю?    

— Мы планируем, что плавание в рамках первого этапа Игр Дружбы в Казани пройдет 21–25 июля. Надеюсь, что старты будут хорошие и интересные, надеемся, что приедут спортсмены из других стран. Регулярные старты нужны для поддержки формы и мотивации. Для нас важно, чтобы эти соревнования ложились в график подготовки, чтобы спортсмены успевали выполнять блок работы.  

Спартакиада пройдет в Санкт-Петербурге в августе, в бассейне на Джона Рида — принципиальные договоренности есть, в рабочем порядке идут остальные голосования. 

— На Спартакиаде обещают учредить хорошие призовые. Многие обсуждают заявление лыжницы Вероники Степановой: дайте нам такие призовые, как на Кубке мира, и мы вообще никуда не поедем.  

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

 — Призовые важны для спортсменов. Да, это не самое главное, но призовые обеспечивают их жизнь. Другое дело, что я против неадекватных призовых, и, конечно, они не должны затмевать всего остального. Обсуждать времена, когда за победу на чемпионате мира ставили телефон, смысла не вижу — мы живем в другую эпоху. Мы же не можем сказать: вы тут тренируйтесь, но возможностей никаких для своего обеспечения не будет. 

Но тут еще надо понимать. Наш спортсмен, который входит в списочный состав сборной, находится на обеспечении у государства. Чад Ле Кло, например, тратит свои призовые на свою подготовку, потому что их федерация в ЮАР помогает ему в очень ограниченном ключе.  

— При этом он активно работает со спонсорами.

— Безусловно.   

— И имеет возможность заключать контракты с мировыми брендами. Прямо сейчас для нас это вряд ли возможно.

— Тоже верно. Поэтому, если мы сейчас снимем вопрос с призовыми за альтернативными стартами, рискнем спуститься на несколько уровней ниже. Все ведь прекрасно понимают, какой уровень призовых на международных стартах.    

— Не боитесь оттока кадров, смены спортивного гражданства спортсменами и тренерами?   

— У меня пока не было ни одного обращения ни от спортсменов, ни от тренеров на этот счет. Не вижу никакой проблемы. У них есть работа здесь. 

Исключать ничего такого я не могу, но процедура прописана правилами — человек должен еще набрать 12 месяцев проживания в новой стране. Надо осознавать, что, даже если у кого-то есть какое-то искушение, наши спортсмены там мало кому нужны. Там есть свои, а в создавшейся ситуации такой переход, можно сказать, и нелогичный. Но это личное решение, и если кто-то думает об этом, должен взвесить за и против.

К тому же если сравнивать, как обеспечивается процесс у нас, надо еще поискать такую страну. И как показывает практика, не все спортсмены, кто сменил гражданство, получили то, что хотели.

Читайте также: