«Нас сразу на всякий случай, как говорится, «слили». Российские гимнастки — о серебряных итогах судейства турнира групповичек на ОИ

Беседует Сергей Лисин.

История циклична. В 1996 году, когда групповые упражнения дебютировали в программе художественной гимнастики на Олимпиадах, победу одержала команда Болгарии. Затем, с 2000 года, на первую ступеньку олимпийского пьедестала в художественной гимнастике поднималась только и исключительно Россия что в личном, что в групповом первенстве.

В 2000-м, правда, вышло не совсем чисто — в финале группового многоборья две сборные, Россия и Белоруссия, набрали одинаковое количество баллов — по 39,500. Команды тогда развели по квалификации, которая прошла днем ранее и где Россия оказалась на строчку выше Белоруссии. Эта история в олимпийской художественной гимнастике произошла не впервые — самым сомнительным вообще является пьедестал Сеула-88, где четыре гимнастки в финале личного многоборья набрали одинаковую максимально тогда возможную сумму баллов — 40. И их тоже развели по квалификации, в результате чего золото ушло Марине Лобач (СССР), серебро Адриане Дунавской (Болгария), а бронза Александре Тимошенко (СССР). И болгарка Бьянка Панова, одна из величайших гимнасток своего поколения, с максимальной оценкой за сумму многоборья в финале осталась с деревянной медалью.

Чтобы было понятно, представьте себе, что Сергей Шубенков показывает одинаковый, до тысячных, результат с другим спортсменом. И мы справедливо ждем два золота, но Шубенкова ставят на вторую ступеньку, потому что в полуфинале он был медленнее. Вот такие правила были в художественной гимнастике, и все с ними замечательно жили долгие годы.

Впрочем, по меркам этого вида и Атланта-1996, и Сидней-2000, и уж тем более Сеул-88 — это времена динозавров. А сегодня — открытая оценка, другая гимнастика, другие упражнения, другие гимнастки, только вот проблема все та же: судейство. О судействе говорили после финала личного многоборья в Токио, где Дина Аверина осталась с серебром, а золото уехало в Израиль на шее Линой Ашрам. О судействе говорили со слезами на глазах и в завершающий день Олимпиады 8 августа, когда по итогам группового многоборья сборная России встала на серебряную ступеньку, уступив болгаркам, которые повторили успех Атланты.

После всего, что было сказано по результатам финала личниц, этот расклад уже не так шокировал. Более того, днем ранее его даже подозревала Ирина Винер, говоря о квалификации групповичек, где наши также уступили Болгарии.

В день финала сборная ОКР была оценена ниже и в первом виде, упражнении с пятью мячами (46,200 против 47,550), и во втором, обручи/булавы (44,500 против 44,550), причем оценку второго изменили после протеста, изначально она вообще была 44,200. Золото, таким образом, едет в Болгарию, серебро в Россию, а бронза в Италию. Только вот для привыкших к победам наших девушек серебро — это поражение, после которого на глазах были слезы. К моменту, когда Анастасия Близнюк, Анастасия Макарова, Анастасия Татарева, Ангелина Шкатова и Алиса Тищенко дошли до прессы, слезы немного подсохли, но, как выяснилось, ненадолго.

— Настя, улыбаетесь, несмотря на серебро.

Близнюк: — Мы довольны, что получилось все сделать, мы сильные люди, всегда идем с высоко поднятой головой и улыбаемся. Я считаю, что это правильно, нас так научила Ирина Винер — уметь принимать то, что есть. На сегодняшний день мы сделали все, показали свою программу на максимум, сделали высокую сложность, не допустили грубых ошибок, потерь. Обычно с таким исполнением мы всегда выигрываем. Мы не знаем, что произошло вчера, и не знаем, что произошло сегодня. Но мы рады, что показали свою самую тяжелую в мире программу достойно, не подвели страну. Я очень люблю свою команду, счастлива, что я здесь выступала и все эти годы я держалась (начинает плакать) благодаря своей маме, которая меня каждый день поддерживала. Спасибо ей и всем, кто был рядом.

Открыть видео

— Через что пришлось пройти перед этими Играми?

— Мы тренировались по пятнадцать с половиной часов, заканчивали тренировки в 01:40 ночи, и все это время рядом с нами на связи была Ирина Винер.

— После квалификации уже стало понятно, что будут вопросы к оценкам и судейству?

— После квалификации не возникло такого беспокойства, потому что там у нас были ошибки. А вот когда смотрели вчера финал многоборья у личниц, то, как и вся страна, не поняли, что произошло. Дина вышла, сделала четыре предмета, и последние два из них — просто идеально, без помарок и ошибок, на максимуме, к какому она шла все эти годы. И как это вчера все сложилось — нам оказалось непонятно. Сегодня мы, конечно, шли с другим настроем, хотели биться за Дину, за себя, за команду, за страну, за тренера и всех специалистов, которые с нами работали. Первый вид, пять мячей, сделали без потерь, но нас сразу на всякий случай, как говорится, «слили».

Мы не сломались и собрались на второй вид обручи/булавы, потому что ими заканчивали Олимпиаду, образно говоря. И, как говорила Ирина Винер, это упражнение — гимн страны, скажем так.

Максимова: — Мы еще вчера это поняли по ситуации с Диной и Ариной, но прежде всего с Диной, что сегодня будет максимально трудно выходить на ковер. Но нам эта ситуация нисколько не мешала, потому что наша задача была — выйти и сделать максимум. Мы показали оба упражнения достойно, из всех команд у нас была самая сложная программа, самый высокий темп. К сожалению, судьи посчитали, что мы вторые.

Татарева: — На самом деле мы все понимали. Понимали уже после первого вида, но все равно боролись до конца, делали все, что от нас зависит. Однако уже, наверное, понимали.

До этого по сезону мы всегда обходили болгарок, но, несмотря на эти победы, Ирина Винер всегда после соревнований повышала нам сложность обоих упражнений, и наши оценки при хорошем исполнении на тренировках были космические. И то, что произошло здесь, не имеет объяснения. Даже если мы выпускали какие-то ловли или броски, стоимость упражнений все равно оставалась запредельной. Мы сделали все, что было запланировано.

Открыть видео

— Настя, вы как раз возвращались в основу под Олимпиаду, сейчас, когда на шее серебро, можно сказать, что это было не зря?

Татарева: — Безусловно, возвращаться стоило. Я преодолела себя, выполнила свою цель, и да, я счастлива, что именно так все сложилось.

— Девушки, за протестами следили?

Близнюк: — Честно говоря, мы даже не знали, что после второго вида наши тренеры подали протест. И когда мне сказали: «Вам оценку изменили на 0,300», я ответила: «А что толку?» После первого вида было уже все понятно. Чуда не произошло.

— Ангелина, вы самая печальная из пятерки.

Шкатова: — Мы сделали свой максимум, а дальше решение уже было не за нами. Мы боролись за страну, за личниц, за Дину, с которой вчера так вышло. Мы сделали все возможное.

— Алиса, на вас, наверное, было наибольшее давление как на самую молодую в команде. Справились?

Тищенко: — Благодаря команде — девушки меня подбадривали, поддерживали. Из-за этого на меня не так все давило. С такими девчонками можно далеко пойти!

— Девушки, предлагаю, несмотря на всю сложность ситуации, найти положительный момент в этих Играх. Кто возьмется?

Близнюк: — Мы здесь, Олимпиада состоялась, мы на нее все попали. Каждая в этой команде — особенная, потому что она стоит здесь сегодня. Было бы обидно, если бы мы сегодня что-то не сделали, если бы подвели. А мы сделали все.

Читайте также: