«В детстве была хрупкой — отойду от травмы и тут же что-то снова ломаю». Алдошкина о совмещении двух видов спорта и свадьбе

«В детстве была хрупкой — отойду от травмы и тут же что-то снова ломаю». Алдошкина о совмещении двух видов спорта и свадьбе
Екатерина Алдошкина / Фото: © Личный архив Екатерины Алдошкиной
Поговорили с самой занятой спортсменкой в конькобежном спорте Екатериной Алдошкиной — она умудряется совмещать его с шорт-треком. Ну или наоборот.

Призер чемпионата мира по шорт-треку Екатерина Ефременкова осталась в 2023-м. С 2024-го Катя — Алдошкина. Они с Даниилом, серебряным призером Игр в Пекине, поженились. Дискуссия о том, смог бы Алдошкин адаптироваться на короткой дорожке, внутри семьи все еще продолжается, но куда важнее, что Катя уже успешно освоилась в конькобежном спорте после того, как много лет была и остается неотъемлемой частью сборной России по шорт-треку. На нынешнем чемпионате России в Иркутске на ее счету четыре золота!

— Катя, надо с самого начала разобраться в главном — вы конькобежка или шорт-трекистка?

— Я не могу считать себя конькобежкой. Когда обсуждаем эту тему с ребятами, все равно отношу себя к шорт-трекисткам. Я занимаюсь конькобежным спортом, бегаю, выступаю, и мне это очень нравится. Но не могу сказать, что я полностью переквалифицировалась. По технике все еще напоминаю шорт-трекистку.

— Само звучание слова «шорт-трекистка» нравится? В английском языке вы все равно были бы speed skater, с добавкой short track.

— Понимаю, о чем вы, но это слово с детства со мной, поэтому звучание не вызывает какой-то негативной реакции.

— Кстати, вас сразу отдали именно в шорт-трек в Челябинске?

— Да. Пришла на «Уральскую молнию» с папой посмотреть расписание, просто чтобы встать на коньки. Мой первый тренер нас увидел, пригласил заниматься. От него я и узнала, что такое шорт-трек. До этого не представляла и не видела даже такой вид спорта.

Екатерина Алдошкина / Фото: © Личный архив Екатерины Алдошкиной

— А на длинную дорожку сразу не пытались переманить? Все-таки на тот момент для Челябинска это была более привычная история.

— Нет. К тому же я ничего выдающегося не показывала до старшего возраста, до юниоров. Конькобежек в Челябинске хватало, они добивались хороших результатов. Летом несколькими командами вместе выезжали на сборы, но никогда даже такого не было — сделать для шорт-трека тренировку конькобежную и наоборот.

— Вы не были высокой в детстве для шорт-трека?

— Я была немного выше, но не была мышечной. Хрупкая была. Только отойду от одного перелома — и снова себе что-нибудь ломаю. Порезы, вывихи и прочее — это все липло ко мне. Родители переживали, в какой-то момент стали говорить: «Может, стоит чем-то другим заняться?»

— Чем?

— Чем-то поспокойнее — танцами или рисованием.

— Вам классические коньки казались скучными, когда вы занимались только шорт-треком?

— Так было, пока я сама не пришла заниматься. Я смотрела и вживую, и по телевизору, но все это очень сильно отличалось по той динамике, которая была у нас в шорт-треке.

— Даня сказал, что у вас был даже какой-то спор — сможет ли он выступить в шорт-треке.

— Было такое. На сборе после его первой тренировки по шорт-треку Даня сказал, что это все легко.

— Переубедили? Уже так не говорит?

— Иногда подначивает! В конце прошлого сезона в Коломне вышли на лед, раза три кругов по десять проехали. Я вела, он сзади сидел. Первый раз он не доехал: такой радиус с его габаритами — это тяжело, но в целом получилось очень даже неплохо.

— Руслан Захаров во время прошлой Олимпиады сказал, что после перехода в конькобежный спорт на тему судейства хотя бы есть хоть какое-то спокойствие. У вас с этим как?

— Конечно, тут большая разница. В шорт-треке много спорных ситуаций. В одной и той же ситуации могут одну команду наказать, другую — нет. И не то чтобы это все поясняется, разъясняется. «Судья всегда прав». Как говорил Виктор Ан: «Нельзя создавать таких ситуаций, чтобы судьи могли трактовать это как нарушение». Бывали очень обидные ситуации. Например, на Универсиаде в Красноярске.

Я далеко не спринтер, но так уж получилось — хорошо заходил в тот момент спринт. «Пятисотка» хорошо шла на тех соревнованиях, все комфортно складывалось — мы с Эминой Малагич боролись за первое и второе места. И вот через два круга в финале четвертая позиция подлезла под третью — упали. Все выглядело плохо — что надо вызывать скорую, корчились лежали. Начали свистеть поздно, оставалось полкруга, и в итоге дали перезабег, причем в том же составе, хотя должны были снять одну, по чьей вине произошел инцидент. Времени отдохнуть было мало. В итоге та девочка, которая как раз подлезла, и выиграла. Эмина стала четвертой. Это было неправильно.

Просто ничего не могли с этим сделать. Было обидно: почему, ну как же так?..

— У многих упрощенное понимание шорт-трека. Часто слышишь: «подленький вид спорта — как с тем парнем, когда все упали, а он выиграл». Но ведь это неправда? Иначе люди не становились бы шестикратными олимпийскими чемпионами?! Момент «твоя удача — часть неудачи другого» — он ведь везде есть, просто тут еще прямой контакт!

— Про удачу — это верно сказано. Очень часто при прочих равных выигрывает тот спортсмен, который стартует на третьей-четвертой позиции. За первую лидеры борются, падают, и выигрывают совершенно другие люди. В коньках меня очень привлекает то, что ты в большей степени борешься сам с собой, со своими усилиями, усталостью. Пытаешься с собой договориться, дотерпеть до финиша, правильно разложиться. Это мне очень импонирует. Хотя тоже бывают неприятные моменты на переходной прямой.

— Масс-старт в конькобежном спорте почему-то для многих остается непонятной историей. Вы чувствуете себя в нем комфортно?

— Это похоже на шорт-трек, но тут тоже интересное расхождение. Шорт-трек — контактный вид, но за контакт там можно заработать пенальти, а конькобежный спорт на большинстве дистанций — вид неконтактный, но там такая контактная борьба в масс-старте! Соперницы позволяют себе толкнуть, придержать, продавить как-то телесно. Немного подлости в масс-старте присутствует.

— Некоторые фотки с женского масс-старта на Кубке мира будто косплеят Босха!

— Думаю, что ребята бегут чище, в женском масс‑старте, как я видела в трансляциях международных соревнований, больше грязных моментов. Я бы себе не позволила кого‑то схватить за ногу, за руку. В шорт‑треке такое у Южной Кореи проглядывается, но за это получают пенальти. В женском конькобежном масс‑старте такое часто остается безнаказанным.

Екатерина Алдошкина / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

***

— Расскажите про паблик о шорт-треке. Почему вы этим занимаетесь?

— Изначально многие родители спортсменок и спортсменов, с которыми мы ездили на этапы Кубка мира, говорили: «Вот, фотографии все можно увидеть только у Кати». Им хотелось знать, как там все устроено, в каких условиях живем, как питаемся, какие там ледовые дворцы… Родителям такое интересно. Вот для них я эту страницу и создавала. Просто начала выкладывать туда те самые фото, а потом решила добавлять и результаты.

— Много времени это занимает? Не хотели ее кому-то делегировать?

— Когда занималась только шорт-треком, было проще, на Кубке мира выкладывала вечером, рука была наметана, много времени это не занимало. Ребята пересылали свой личный контент, зная, что я это выложу.

— Не хотелось развиваться в этом направлении?

— Один раз об этом задумалась, но пришла к выводу, что вряд ли в России это кому-то нужно. Зарабатывать себе на хлеб в полной мере в наших условиях этим не получится. Так что решила оставить это как хобби.

— Осознаете, какая мизерная аудитория у шорт-трека и коньков?

— У конькобежного спорта она все равно больше, больше людей, которые следят за выступлением на международной арене. Там больше фото, больше интервью. Шорт-трек в этом плане обижают.

Что касается просмотров, их действительно мало. У меня нет сил и возможности, чтобы кардинально изменить эту ситуацию, но я могу делать контент для той аудитории, которая есть. Считаю, что у шорт-трека должно быть больше эфиров на ТВ, больше интервью в крупных медиа. Сейчас сложно непосвященному человеку даже найти трансляцию с наших российских соревнований. Говорилось о том, что будут больше освещать наши соревнования на ресурсах Олимпийского комитета России в условиях, когда международных нет, но в итоге приходилось писать самой и просить выложить результаты чемпионата России — у меня оставался с ними контакт с Олимпиады.

Екатерина Алдошкина / Фото: © Личный архив Екатерины Алдошкиной

— Тут еще такой вопрос. У ISU шорт-трек, откровенно говоря, на последнем месте. Там, насколько я понимаю, даже самые низкие призовые.

— Совершенно верно. Шорт-трек в общем понимании почему-то как младшая группа в детском саду. Призовые на Кубке мира — только за общий зачет, в коньках они есть поэтапно тоже.

— В Нидерландах начали в какой-то момент лучше упаковывать шорт-трек.

— Они действительно хорошо это делают и делали, даже когда у Сюзанне Схюлтинг не было таких суперрезультатов. Уже был профессиональный свет, фонарики, огонечки, классная атмосфера на катке, палатки с едой. Атмосфера — праздничная, что очень классно и для зрителей, и для спортсменов. Такого, по сути, больше нигде нет.

— А в Южной Корее? Я жила как-то месяц в корейском подобии гостевого дома, и там люди в записи пересматривали шорт-трек с какой-то далекой Олимпиады.

— Там больше не про создание шоу, а скорее, просто огромная всеобъемлющая любовь к шорт-треку. Они всегда очень дружелюбно принимали и поддерживали все команды, не только свою. Машут, улыбаются. Было очень приятно приезжать к ним на этапы Кубка мира. Они понимают, насколько это сложно, круто, драйвово и опасно.

— Вам лично важен этот эмоциональный фидбек?

— Меня это очень сильно заряжает и расслабляет одновременно. Это помогает. Конечно, на российском уровне скучновато выступать, практически никто не приходит. По атмосфере — примерно так же, как на тех стартах, что были у меня в детстве, только участники бегут быстрее. И вот ждешь долго этих соревнований, но понимаешь, что эмоций таких там не будет.

— На Спартакиаде в Челябинске будет поинтереснее? В свое время там было битком на международных соревнованиях.

— Я была на одном таком старте по конькобежному спорту в Челябинске. Мне очень понравилось. Не знаю, получится ли завлечь людей в этот раз, но моя семья и мои друзья будут. У меня и у Дани будет классная поддержка. Очень этого жду.

https://t.me/vondelpark/798

— Кстати, кто занимался организацией официальной регистрации и организацией свадьбы Алдошкиных? Розовое платье и вообще по стилю — все было дико круто.

— Спасибо! Розовое платье, потому что это мой любимый цвет. На свадьбу я хотела белое платье, а для загса решила, что будет розовое. Мы изначально отказались от идеи совмещения всего этого в один день. Я сама долгое время жила в Новогорске, буквально пятнадцать минут от этого загса. Он красивый, без старых ковров на полу. Так что сделали выбор в пользу него. Плюс там красивая зона рядом с этой желтой машинкой. За работу с подрядчиками отвечал Даня, а задачами по оформлению в большей степени я.

Читайте также: