Фехтование как главный вид спорта этого лета. 7 вопросов, которые волнуют каждого

Фехтование как главный вид спорта этого лета. 7 вопросов, которые волнуют каждого

На Олимпиаде в Рио-де-Жанейро сборная России по фехтованию завоевала семь медалей, четыре из которых — золотые. «Матч ТВ» узнал в центрах фехтования, как олимпийский успех влияет на популярность. А также — то, что будет полезно всем, кто хочет отдать своего ребенка заниматься спортом, о котором летом говорил каждый из нас.

На вопросы «Матч ТВ» ответили:

Светлана Бойко, директор Южного регионального центра фехтования и СДЮШОР 11 имени Гургена Шатворяна

Елена Махненко, заместитель директора регионального центра фехтования Станислава Позднякова

Раиса Тойсова, директор Северо-западного регионального центра фехтования и СДЮШОР «Спартак»

Семь медалей в Рио – вам уже оборвали телефоны?

Светлана Бойко: «Если раньше в наш центр звонило 2-3 человека за полгода, то за время Олимпиады обратилось около 10 человек. Для нас это, конечно, настоящий бум».

Елена Махненко: «С каждой медалью все больше и больше звонков. Как правило, родители активизируются в августе, потому что в сентябре у нас набор. Обычно за сезон обращается человек 30. А сейчас, во время Олимпиады, мы получаем не менее 15 звонков в день».

Раиса Тойсова: «В Петербурге одна специализированная школа – наша. И она негосударственная, частная. Да и вообще, все региональные центры созданы федерацией фехтования в форме АНО. Никакого отношения к государству они не имеют, на это дал деньги Алишер Усманов. А еще он профинансировал 130 человек, которые поехали поддержать нашу сборную в Рио.

В 2005-м нас всех прихлопнули, и 37 школ осталась без финансирования. Вызвали директоров и предложили два варианта: либо работаете на самоокупаемости, либо – давай, до свидания. Все сказали, что закрываются, а двое, в том числе я, согласились работать без финансирования.

На Олимпиаде в Рио выступили трое воспитанников нашей школы, растили их буквально с пеленок. Это Екатерина Дьяченко, Николай Ковалев и Дмитрий Ригин, которого не поставили в команду. Дима – сильнейший рапирист в мире. Помните доклад Макларена? Четыре пробы от фехтования просто не нашли. А за два часа до подачи заявки на Олимпиаду выяснилось, что одна из ненайденых проб была Ригина. Усманов принял решение не рисковать и его определили в запас. Хотя в мировом рейтинге Ригин первый.

Запись в школу я объявила в мае. До Олимпиады записалось человек 100-150. Что творится, сейчас – не описать словами. Только за сегодняшний день человек 20 записалось, не уверена, что мы можем всех принять. Раньше группа выходного дня была только по воскресеньям, сейчас добавили занятия в субботу».

ВИДЕО: Золото России в командном фехтовании на Олимпиаде в Рио

Занятия фехтованием – это дорого?

Светлана Бойко: «Стоимость экипировки – 60 тысяч для международного уровня, 15 – для регионального и тренировок. Взрослая или детская амуниция – разницы нет. Занятия бесплатные, платит государство».

Елена Махненко: «Занятия бесплатные, экипировку мы выдаем. Но если родители хотят, они покупают индивидуальную экипировку. Ее стоимость зависит от фирмы производителя. Вообще экипировка дорогая. Костюм – 4,5-5,5 тысяч, сабля, шпага, рапира – 2-3. Обувь – 4, маска – 4. В зависимости от фирмы, получается тысяч 15-20. Это не электрифицированная экипировка.

Электрокуртка стоит где-то 7,5 тысяч. Оружие составное, поэтому, несмотря на то, что клинок, рукоятка или гарда часто ломаются, замена любого элемента стоит не дороже 500 рублей

На соревнованиях мы обеспечиваем оборудование, судей, призы. А нагрузка по привозу детей, к сожалению, ложится на плечи родителей. Перспективных детей поддерживаем».

Раиса Тойсова: «В отличие от государственных школ, у нас можно записываться детям до 10 лет. Мы получили сертификат на программу по фехтованию для детей от 3,5 до 6 лет, закупили итальянское оборудование для малышей. Это пластмассовое оружие и экипировка, она пищит. Почему-то в государственных школах не рассчитывают на совсем маленьких, хотя вся Италия уже давно готовит малышей и даже проводит для них соревнования.

Занятия стоят по-разному. Самые дорогие у нас малыши, потому что с ними тяжелее всего, и это самый востребованный курс. 4600 в месяц за два занятия в неделю. Для школьников – около 3,5 тысяч. Но мы будем повышать стоимость, потому что невозможно всех вместить. Плюс выросли коммунальные платежи, аренда. Да и зарплату пора повышать.

Понятно, что самый дешевый вид оружия – шпага. Этот самый массовый вид в мире. Там не нужны электрожилет и электромаска, как в сабле. Но, видите, шпага в Рио провалилась».

13 кадров, которые сделают вас фанатом фехтования

Опасно ли фехтование для детей?

Светлана Бойко: «Не опаснее других видов спорта. Экипировка позволяет не беспокоиться. Даже если рапира попадет под маску, что редко случается, максимум будет синяк. На кончике клинка есть специальный набалдашник, который смягчает укол.

Был один случай в советское время – украинскому рапиристу Владимиру Смирнову на чемпионате мира пробили маску, обломком клинка попали в глаз, что привело к смертельному исходу. Рапиры очень часто ломаются. И на мне ломались, и я об кого-то ломала. Но на моей памяти такого, как со Смирновым, больше не было. Дай бог и не будет».

Елена Махненко: «Самая большая проблема – это колени, а самая частая травма – синяки. Больше всего синяков у саблистов, там много рубящих ударов. Вообще фехтование называют вторыми шахматами. Физика тоже важна, но интеллект играет огромную роль. Клинки ломаются постоянно, это рабочий процесс. Но проткнуть экипировку невозможно».

Сколько зарабатывают тренеры?

Светлана Бойко: «В нашей школе работает девять тренеров: шесть занимаются в одном зале, три — в другом. Называть их зарплату мне стыдно – от 20 до 22 тысяч рублей. Это большая проблема».

Елена Махненко: «Наш кормилец – Алишер Усманов. Есть система грантов, которые получают молодые тренеры до 30 лет за успехи на региональных соревнованиях. Обычно это суммы от 15 до 30 тысяч рублей. Это в плюс к бюджетной зарплате в школах олимпийского резерва.

У нас работают восемь тренеров из двух школ олимпийского резерва. Идея Позднякова (четырехкратный олимпийский чемпион Станислав Поздняков – «Матч ТВ») состояла в том, чтобы родителям не надо было никуда возить ребенка. Секции открывались при общеобразовательных школах Октябрьского района в Новосибирске, там тренеры и работают.

Остро стоит проблема залов, потому что очень много желающих заниматься. Фехтовальные залы специализированные – должна быть фехтовальная дорожка. Она определенным образом крепится и оставляет следы, поэтому фехтовальщиков не любят. Баскетбольные залы нас просто не принимают, чтобы не испортить паркет».

Раиса Тойсова: «До 2005 года, когда школа финансировалась фондом социального страхования, у нас было 19 тренеров. Сейчас – девять, и я приняла решение не увеличивать их количество, а повышать зарплату. Оплата зависит от количества детей, с которыми занимается тренер. Порядок цифр – около 50 тысяч».

По какому элементу видно, что человек будет топовым фехтовальщиком?

Светлана Бойко: «Какого-то одного элемента нет. Главное – это бойцовский характер. Если ребенок не будет биться, скрестит руки и сдастся, то из него не вырастит победитель».

Елена Махненко: «Это непредсказуемо. Первый год идут занятия по общефизической подготовке, все в игровой форме. Мяч, скакалка – никто в первый день не даст ребенку саблю, шпагу или рапиру, чтобы он пошел колоть. Играют роль длинные ноги и руки, но самое главное в нашем виде спорта – характер. В сабле важна скорость, реакция, быстрота принятия решений. По рапире мне сложно сказать, у нас ее практически нет. Почему? Как правило, город лидирует по тому виду, в котором есть свой олимпийский чемпион. В нашем случае – Станислав Поздняков. То же самое с греко-римской борьбой. В Новосибирске есть Карелин, поэтому многие ей занимаются».

«Когда отыгрываешь девять уколов, золото ценится намного выше». Самая сумасшедшая победа России в Рио

Можно ли переходить от одного оружия к другому?

Светлана Бойко: «Современная история таких примеров не помнит. Разве что в 1950-х, когда наши выдающиеся спортсмены и тренеры Марк Мидлер и Давид Тышлер выступали в сабле и рапире. Затем пошло четкое разделение, это требование современности».

Раиса Тойсова: «Если совсем просто объяснять отличия, в шпаге больше поражающее пространство, там в любое место укол считается. Рапира - только попадания в жилет. Надевается жилет без рукавов, который закрывает только туловище, и считаются уколы только в него.

Сабля - рубящий вид оружия, рапира и шпага - колющие. В сабле считаются удары, а не только уколы; попадания считаются по всей площади: маска, жилет, руки.

Во всех трех видах разные маски. У рапиры и сабли электроворотник, у шпаги - нет. Эти отличия определяют темп. Шпага более медлительный вид оружия. Высокие обычно идут на рапиру, а сабля сегодня самый быстрый вид оружия, там все решения принимаются молниеносно. Кроме этого есть определенные нюансы в правилах, которые сходу объяснить очень сложно. Если родители приходят с детьми, они обычно не знают, чем отличаются рапира, сабля и шпага, поэтому просто отдают детей в секцию фехтования. Те, кто знают, им уже ничего объяснять не нужно».

Елена Махненко: «Лучшие результаты показывают воспитанницы наших тренеров по сабле, хотя с ним работают бывшие рапиристки. В России всегда была развита женская рапира, и теперь эти девочки тренируют саблистов. Но чтобы спортсмен был саблистом, а потом стал рапиристом, практически невозможно».

Раиса Тойсова: «Екатерина Дьяченко и Елена Нечаева начинали фехтовать на рапире. Но когда я узнала, что ввели новый олимпийские вид оружия – женскую саблю, на следующий день открыла отделение по сабле. То же самое было с женской шпагой. Часто, если мы видим, что рапирист не тянет, переводим его на шпагу или саблю. Так случилось с моей собственной дочкой. Рапира требует намного больше техники и скорости. Шпага более медлительная».

ВИДЕО: Российские фехтовальщицы добывают бронзу всей командой

Действительно ли советская и итальянская школы — лучшие в мире?

Светлана Бойко: «Когда я еще ездила на соревнования, итальянские тренеры просили нас привозить учебные пособия и видеокурсы Давида Тышлера. Получается, они учились у русских. Сейчас в сборной несколько итальянских тренеров. Но есть пример нашей олимпийской чемпионки Инны Дериглазовой, которая тренировалась у Ильдара Мавлютова. Когда пришли итальянцы, она пыталась работать с ними, но в итоге вернулась к Мавлютову».

Елена Махненко: «Трудно сказать, но любимым соперником Позднякова всегда был итальянец Альдо Монтано».

Раиса Тойсова: «Всегда считала, что итальянская школа лучше нашей. Но, побывав на Олимпийских играх, в этом разубедилась. Итальянцы там заняли четвертое место. Раньше она опережали нас по технике, но когда к власти в сборной России пришел итальянский тренер по рапире Стефано Чириони, это дало результат. Он внедрил все лучшее от себя, раскрыл все секреты. В сочетании с советскими традициями, это сработало».

Текст: Иван Карпов

Фото: Getty Images,  РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Вам также понравится:

Самая сильная команда России на Олимпиаде в Рио

Исследование «Матч ТВ»: где рождаются олимпийские чемпионы?

Эмоции Олимпиады, которыми вы захотите поделиться с друзьями

Поделиться в соцсетях: