3 истории Олимпийских игр, которые сделают лучше каждого из нас

3 истории Олимпийских игр, которые сделают лучше каждого из нас

Комментатор «Матч ТВ» Дмитрий Шнякин – о главных сюжетах в дзюдо и борьбе на Олимпиаде в Рио.

Наш зритель со старта Олимпиад берет в плотный захват борцов. Причины скорее меркантильные: нам золото подавай! В Пекине-2008 мы четыре дня тосковали без золотых блестяшек, как толкиеновский Голлум без своей прелести, пока борцы греко-римского стиля Манкиев и Альбиев не устроили двойной триумф. А в Лондоне-2012 и в Рио-2016 дзюдоисты-легковесы Галстян и Мудранов сенсационно выстреливали в первый же день. Как-то быстро свыклись все, хотя до Лондона наши дзюдоисты брали золото в последний раз 22 года назад, в Москве.

«С ним мы прыгали с парашютом и делали мертвую петлю в самолетах». История Эцио Гамбы, который спасал дзюдо в России

Любопытный календарный эффект получается: борьба для российского болельщика – скорее разминка, разгон. Постепенно детали забываются, и борьба становится статистикой, отношение к ней – потребительским. Великие борцы вспоминаются лишь как российские забойщики, «красаучики». И блики от наград мешают разглядеть лучшее в олимпийской борьбе. То, что делает ее человечной.

Первый миротворец

Навел фокус американский дзюдоист Трэвис Стивенс, умятый в финале нашим Хасаном Халмурзаевым. В первом же интервью с серебром на груди он расхвалил крутых русских парней, которые позволили тренироваться вместе на сборах. Прилив патриотизма был обеспечен: Стивенс тут же превратился героя Джеймса Белуши из «Красной жары». Наш мужик! Прочувствовал широкую русскую душу. Да только мало кто рассмотрел главный посыл в интервью Трэвиса: «Вы поймите, у нас в дзюдо свой мир. Тут принято уважать друг друга».

Открыть видео

А может, действительно: чем плотнее контакт между спортсменами – тем лучше они друг друга понимают? Провести совместные сборы, уверен, позволит любая команда. Стивенсовское «Мы с русскими – как братья» – скорее точечный пример. Это норма из того мира спортсменов, где душат друг друга, бросают звонко, болевые делают. Рубятся на татами носом к носу, ухом к паху, лодыжкой к подмышке. А не подсматривают за врагом с соседней плавательной дорожки.

Стивенс – первый реальный миротворец Олимпиады в Рио. В самый разгар холодной войны, где юная пловчиха Кинг махала саблей почище нашей Егорян, вылез дзюдоист-скромняга Трэвис: «Эй, ребят! А у нас тут по-другому принято». Спору нет: рафинированные солдатики спорта – зрелище на любителя. Чем больше тех, кто говорит то, о чем думает, тем чище, а не грязнее, сам спорт. Грязь ведь бывает лечебной. Дерзкая Лилли Кинг, атаковавшая Ефимову, возможно, груба и слепа. Зато честна и крута! Пусть жжет – нам всем интереснее. Мы ведь тоже хотим спорт без наркотиков, верно? Ну а такие, как Стивенс, для баланса. Он ведь тоже в своих словах честен. Просто мир борьбы иначе воспитывает.

Юлия Ефимова: «Думала, против меня весь мир. За три тренировки в Рио с меня просили 10 тысяч долларов»

Нерукопожатные

Иногда он воспитывает жестко. История египтянина Ислама Эль-Шехаби – лучший тому пример. Не пожал руку израильтянину Ору Сассону после поражения и мигом попал под камнепад проклятий. Ислам уворачивался: «В правилах не прописано рукопожатие!». И ведь он нарушил устой, а не устав. Но ворчал египтянин, уже с позором покидая Олимпиаду, откуда его официально выгнал МОК. 

Чумовой ведь эпизод: неписаные традиции оказались мощнее закрепленных правил! Тебя может сколько угодно воротить от происхождения соперника, но отдать должное за бой ты ему обязан. Похоже, произойти такое могло только в мире борьбы. В том самом, где у Эль-Шехаби, я вас уверяю, уже есть черная метка.

Менее раскрученный, но гораздо более драматичный эпизод произошел по ходу другой дзюдоистской схватки. Ливанец Насиф Элиас дважды совершил травмоопасное движение в запале борьбы с аргентинцем. Вердикт арбитров безапелляционный: дисквалификация. Ливанец в истерике: не поклонился, расшумелся, руку не пожал. Долго отказывался покидать ковер, находясь в аффекте и вопя «Это не дзюдо!» Ярость понятная, ведь олимпийское дзюдо – дичайший фатализм. Ты можешь 4 года убивать и убиваться на тренировках, чтобы на Олимпиаде провести 5-10 секунд. Столько может пройти до победного броска соперника. Назовите мне другой вид со столь же скоротечным возможным олимпийским участием.

Но история ливанца, боровшегося на Играх чуть больше минуты, получила благородное продолжение. Расставшись с гневом, он вновь встретился с аргентинцем – и извинился перед ним в разминочном зале. А потом вернулся на ковер, подпираемый ревущим тренером.

Рыжий

Дзюдоист Насиф Элиас сделал немалое – поборол себя. Возможно, это было самое красивое поражение Олимпиады. А другой борец – греко-римского стиля – трогательнее остальных отпраздновал победу.

Большой талант Артур Алексанян попал под пресс ожиданий целой страны. В Лондоне бронза вроде бы неплохо гармонировала с рыжей шевелюрой 20-летнего парня, но в Армении борцы не разгоняют интерес зрителей и не бьются за цифры в зачете. Олимпийское золото в независимой стране отмечали лишь однажды: в Атланте-96 выиграл другой «классик» – Армен Назарян. Через 20 лет Алексанян отправил страну в такой же глубокий национальный праздник. За весь турнир Артур лишь одному сопернику позволил набрать баллы, добыв яркую победу. 

Открыть видео

Но когда он вышел за медалью, то надел майку с изображением национального героя Роберта Абаджяна. Такой же рыжий и такой же 20-летний, как Артур в Лондоне, младший сержант Абаджян нашел смерть во время весеннего военного конфликта в Нагорном Карабахе. Раненый и оставшийся в одиночестве, солдат опустошил все обоймы, но удерживал позицию. И последней гранатой подорвал себя вместе с многочисленным врагом.

Говорят, рыдала вся Армения. Плакал и сам спортсмен, яркий представитель олимпийской дисциплины, где здоровяки колошматят друг друга, но при этом не демонизируют спорт. Остаются людьми.

Текст: Дмитрий Шнякин

Фото: Getty Images, globallookpress.com, РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Поделиться в соцсетях: