Духовник — обязательный член нашей команды на Олимпиадах. Чем он занимается в Токио? Какой у него доступ на соревнования?

Духовник — обязательный член нашей команды на Олимпиадах. Чем он занимается в Токио? Какой у него доступ на соревнования?
Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ
Поговорили с протоиереем Андреем Алексеевым, который сопровождает российскую сборную в Японии.

В этом материале:

«Покровская — великий тренер, для меня было большой честью принимать их команду у нас на Подворье»

— Как мне к вам лучше обращаться?

— Отец Андрей.

— Спортсмены так все обращаются?

— Да, именно так.

— Церемонию открытия смотрели?

— Смотрел — с учетом нынешних обстоятельств, по телевизору. Но, слава Богу, что Игры проводятся, это уже хорошо. А все эти временные ограничения и неудобства надо потерпеть и с Божией помощью вернуться к нормальной жизни.

— Какая у вас по счету эта Олимпиада?

— Третья. До этого были Игры в Рио-де-Жанейро и Пхенчхане. Также я в качестве духовника ездил с нашими сборными на Юношеские игры в венгерский Дьёр в 2017 году и на Европейские игры в Минск в 2019 году.

— С чего все началось?

— Со звонка Святейшего Патриарха Кирилла с предложением отправиться со сборной на Игры в Рио-де-Жанейро. До этого я долгое время занимался организацией различных молодежных мероприятий, в том числе спортивных и международных. Кроме того, я являюсь директором культурно-образовательного центра «Восход» в Москве, включающего в себя воскресную школу, дошкольный лицей, гимназию, школу искусств и спортивный комплекс, где проводятся занятия по 26 видам спорта. Вся эта деятельность мне близка и интересна, поэтому я, конечно, с готовностью откликнулся на предложение Патриарха и ответил, что для меня будет большой честью полететь со сборной. Это благословение Святейшего я воспринял как Божью милость для меня и как большую ответственность.

— Каким-то видом спорта занимались в юношестве?

— Конечно. У меня есть разряды по настольному теннису, я занимался и футболом, и бадминтоном. В футбол играю и по сей день. У нас есть зал, где мы еженедельно по средам играем в мини-футбол.

— Там все священнослужители?

— Священнослужителей несколько человек. В основном это миряне — мужчины, прихожане нашего храма святого князя Димитрия Донского в Северном Бутове, солидные и состоявшиеся люди. Но и из молодёжи кто-то участвует.

— Что запомнилось с первой Олимпиады?

— Самое главное — я увидел во многих людях желание обращаться к Богу и потребность в той внутренней жизни, которую испытывает всякий человек, ищущий истину. Если же говорить о спортивной стороне, то ярким впечатлением были пути испытания нашей гандбольной сборной. Я был на всех их матчах, и с кем-то из них мы по сей день поддерживаем общение. Надеюсь посещать их соревнования и в Токио.

Были и другие яркие страницы. Например, мы подружились с членами сборной по фехтованию: я очень дорожу нашими глубокими духовными отношениями с Сонечкой Поздняковой, также мы общаемся и дружим с Виолеттой Колобовой. А ещё очень жду прибытия на Игры нашей сборной по синхронному плаванию и желаю им очередной победы. Татьяна Николаевна Покровская — великий тренер, и для меня было большой честью принимать их команду у нас на Подворье. Я мог бы продолжать дальше, ведь близких людей в олимпийском спорте у меня уже немало. Но больше хочется помолчать: ведь всё, что связано со сферой веры, это очень деликатная область. Когда есть встреча с Богом, когда ты являешься проводником человека в этот новый мир веры, то тебя это тоже возгревает, а возможность поделиться чем-то важным с другими людьми — вдохновляет.

«Я не очень много сплю. Есть то, что связано с моим служением в столице»

— В чем заключается ваша работа? И можно ли назвать это работой или есть другое более подходящее слово?

— Это служение. Мы обустраиваем в нашем штабе часовню, куда затем приходят те, кто хочет обратиться за помощью к Богу. И таких людей действительно немало, это не пустые слова: на Играх очень живо ощущается потребность людей в движении к Небу. Я служу молебны и Литургии, а также, конечно, общаюсь со спортсменами, которые приходят ко мне как к священнику с теми же вопросами, которые беспокоят и всех других людей, идущих к Богу.

Со спортсменами мне общаться легко, потому что это люди дисциплинированные, организованные, привыкшие к порядку. Более того — заряженные на победу. Для любого христианина это близко и понятно: мы же тоже боремся с грехами в себе, со страстями: замечая в себе недоброе, начинаем духовную борьбу и движение к победе.

Наше общение со спортсменами на играх не ограничивается одной часовней: я прихожу и на спортивные площадки, в те места, где проходят состязания, и там поддерживаю наших ребят — говорю добрые слова, молюсь, зову Бога в помощь. И это работает, люди чувствуют эту поддержку и отзываются на неё.

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Часовня находится в Олимпийской деревне?

— Да. Чаще всего для неё выделяют одну из комнат штаба нашей сборной.

— Приходят только российские спортсмены? Или могут прийти, например, сербы?

— Могут и сербы, но им это сделать сложнее, поскольку часовня находится в российском штабе. Обычно в Олимпийской деревне действует религиозный центр, куда могут прийти люди разных вероисповедований и конфессий, и я предполагал, что будет возможность наладить там общение с членами других сборных. Но, к сожалению, сейчас этот центр закрыт из-за известных ограничений. Есть ли священнослужители в командах других стран, я не знаю, но ко мне порой подходят представители других национальностей: сербы, греки, молдаване, белорусы. Кто имеет возможность, приходит потом в часовню. Так всегда было.

— Никогда не отказываете?

— Никогда. Наоборот, приветствую. Мы же братья.

— Можно ли ваше служение сравнить с работой психолога?

— Что такое психология? Это наука о душе. А священник с этим постоянно имеет дело. Поэтому — да, конечно. Это наша прямая задача — заботиться о душе человека.

— С какой просьбой или проблемой чаще обращаются спортсмены?

— Проблемы всегда разные, но, еще раз подчеркну, это похоже на то, с чем приходят в храм все остальные люди. Конечно, здесь есть своя специфика — например, моменты, связанные с отношениями в команде, взаимодействием с тренером. В любом случае, твоя задача — призывать к миру, единству, любви и командному взаимодействию. Ведь мы все здесь — члены этого большого организма, часть нашей страны, представляющей на Играх свою культуру. И мы должны поддерживать друг друга, подставлять друг другу плечо.

— Бывает, что среди ночи звонит спортсмен: отец Андрей, у меня завтра важные соревнования, не могу спокойно спать?

— Конечно. Такое было буквально сегодня. Для этого я сюда и приехал, это совершенно естественная практика моего служения. Но это не страшно: я не очень много сплю, потому что есть вещи, связанные с моим пребыванием на Играх, но есть и то, что связано с моим служением в столице, где я продолжаю быть настоятелем храма и руководителем, и все эти обязанности приходится совмещать, невзирая на разницу во времени.

Еще я ежедневно веду заметки — «Дневник духовника Олимпийской сборной России», они публикуются на сайте нашего храма, и у них есть своя аудитория. Конечно, есть темы глубоко личные, не для публичного обсуждения, их вы в этих записях не найдете. А о каких-то событиях, подробностях, впечатлениях можно рассказать людям, и кому-то это может оказаться полезным. Пишу я обычно в вечерние и ночные часы, потом все это редактируется мною и моими помощниками в Москве, и в ночи или утром выходит на сайте нашего храма. Это читают не только церковные люди, не только прихожане — читают и в МИДе, и в Госдуме. Затем эти заметки издаются в виде книги. Уже была презентация двух таких изданий в «Парламентской газете», на телеканалах «Спас» и «Союз» и на «Радио вера». Это публицистика, она работает и приносит свои плоды, так как это то живое, естественное и настоящее, что вызывает у людей искренний интерес.

«В спортивном комплексе при храме был тренер, который привык употреблять определенные выражения»

— Что делать людям другого вероисповедания? Почему не ездит, условно говоря, мулла?

— Я не вижу проблем в нашем взаимодействии с людьми иной веры, мы всегда находили общий язык. Ко мне с просьбой о поддержке приходили и мусульмане, и буддисты, и я старался уделить им то внимание и сказать те слова, которые были бы уместными. У меня есть и друзья среди представителей других конфессий — близкие люди, которые идут своим путем. Никаких противоречий с ними у меня не было.

— Встречали ли вы некий скептицизм по отношению к вашей работе? Со стороны общественности он есть, есть ли со стороны спортсменов?

— Конечно, есть люди, которые пока не имеют достаточной глубины веры или понимания того, что это такое. Но при этом я никогда не встречался с тем, чтобы кто-то выражал скептическое отношение в нелицеприятных словах. При ненавязчивом соприкосновении или взгляде со стороны человек видит, что ты работаешь, трудишься, что многие откликаются на это и с уважением относятся к вере, к Церкви. Ведь среди тех, с кем мы общаемся, кто приходит и в здешнюю олимпийскую часовню, и в наш московский храм, есть очень известные люди. Всегда есть возможность для диалога на разном языке — я в своё время защитил две диссертации: одну по богословию, вторую — по истории, так что я всегда стараюсь искать точки соприкосновения с людьми. Чаще всего это получается.

— С кем сложился наибольший контакт в олимпийской команде?

— Если брать летние виды спорта, то это, как я уже сказал, гандбол, фехтование, синхронное плавание, прыжки в воду, академическая гребля, велоспорт и пляжный футбол. Есть представители и в других командах, с кем я близко общаюсь: борьба, стрельба из лука и так далее. Есть люди, с которыми мы идём по жизни: я знаю их семьи, венчал пары, крестил их детей; с кем-то мы просто состоим в переписке. Но, знаете, я бы не хотел называть имена, потому что когда что-то естественно складывается, я этим очень дорожу. Олимпийские игры заканчиваются, люди приезжают в семьи, мы остаемся на связи, встречаемся и ценим эти близкие духовные отношения.

— Вы уже не первый раз в разговоре упоминаете гандбол…

— Это первая сборная, с которой я познакомился на Играх в Рио, и у нас сразу стали складываться очень теплые отношения.

Евгений Трефилов / Фото: © РИА Новости/Константин Чалабов

— Как относились к крикам Евгения Трефилова на девочек во время тайм-аутов?

— Я глубоко уважаю Евгения Васильевича, мы с ним лично знакомы. Я порой могу позвонить ему, поздравить с каким-то событием. Он приезжал к нам в храм в гости. Что же касается каких-то подобных проявлений — кто из нас без недостатков? Наблюдая за собой, мы учимся меняться, и это постепенный процесс. Важно с чего-то начать.

У нас в спортивном комплексе при храме тоже был тренер, который привык употреблять определенные выражения. Но мы начали процесс взаимодействия с этим человеком — и многое изменилось. Важно ведь не просто увидеть в ком-то худшее, а обозначить задачу и помочь человеку начать потихонечку к ней двигаться. Я всегда стараюсь быть пчелой, а не мухой: пчела найдет цветок и на навозной куче, и там соберет нектар. А муха будет искать навоз на цветущем поле.

— Какое отношение у Церкви к таким видам спорта, как бокс и борьба?

— Виды спорта бывают разные, они уже существуют, и этого не изменить. Поэтому мы идем и беседуем с каждым, кто имеет на то готовность, и независимо от того, какой это вид спорта, мы имеем дело с живой душой. Правила жизни и закон Божий — они ведь для всех одни и те же. Вот мы и стараемся применить их в каждой ситуации настолько, насколько это возможно для человека, начинающего свой духовный путь.

Человек — это ведь не только тело, но и душа. И важно, чтобы рядом со спортсменом был кто-то, кто поможет ему разобраться и в себе самом, и в отношении к сопернику — как при победе, так и при поражении. Здесь важны правильные слова и мудрое отношение к тому, чем человек занимается. Узкий подход может быть не созидателен.

«В Бразилии тоже было жарко, а в Пхенчхане, напротив, холодно. Но я так всегда хожу, для меня это привычно»

— Читал, что насчет вашего присутствия на Олимпиаде в Токио было непросто договориться из-за пандемии. Как в итоге удалось?

— В этом была заинтересованность руководства сборной, в частности, Станислава Алексеевича Позднякова. С их стороны оказывается всецелое содействие тому, чтобы священник был в тех местах, где он нужен. А возможность убедиться в том, что он нужен, была и в прежние годы: уже сложилась определённая традиция, и я не первый священник-духовник сборной.

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

На Играх ты становишься частью этого процесса, частью команды. Конечно, это большая честь, и тебя это ко многому обязывает: трудиться, не жалея себя, и отдавать силы тому, кто нуждается в твоем присутствии.

— Какой у вас здесь доступ? Куда можете ходить?

— Благодаря руководству сборной могу посещать любые соревнования. В олимпийской деревне бываю каждый день, общаюсь со спортсменами и служу молебны. Также ездил довольно далеко к велогонщикам — это два с лишним часа в один конец — и к представителям парусного спорта.

— Как ведете себя на трибуне?

— Я всегда молюсь за наших спортсменов, сопереживаю им, зову Господа в поддержку. Конечно, при этом я не имею ничего против тех, с кем они соревнуются: Господь ведь любит каждого из нас и каждому даёт то, что в данный момент будет ему во благо.

— То, что вы можете перемещаться везде, вероятно, вызывает вопросы у общественности. У нас пандемия, все боятся заразиться, а тут ездит священник куда угодно. Как-то это не совсем правильно.

— Я же соблюдаю те правила, которые предписаны каждому присутствующему здесь. К тому же, у спортсменов есть сопровождающие, которые ездят с ними на соревнования и в другие места — тренеры, врачи, представители администрации. Духовный тренер входит в их число.

— Сами не боитесь заболеть?

— Нет. В Писании сказано, что волос с головы человека не упадет без воли Божией, и ещё — что нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. У каждого своя линия фронта. Моя задача служить, я для этого сюда и пришел — не только в сборную, а вообще в Церковь. Пришел сознательно, в годы зрелой юности. Для меня это высокая честь и священный долг.

— Как добирались до Японии?

— Прилетел вместе со сборной на самолете ещё 18 июля.

— И как вам в Японии?

— Для меня всегда были очень интересны труды святителя Николая Японского, который здесь основал удивительную, самобытную общину. Сейчас местная Церковь входит в состав Московской Патриархии, имея автономию.

Японский народ интересный, с богатой историей и традициями, трудолюбивый, имеющий свои внутренние загадки, которые, конечно, в несколько дней для себя не раскроешь. Мне интересна эта культура, у нее есть свои особенности. Нужно время, чтобы ее изучить, в двух словах об этом рассуждать было бы неправильно.

— В чем вы здесь ходите?

— В подряснике, как и всегда.

— Не жарко?

— Жарко, конечно, но я привык. В Бразилии тоже было жарко, а в Пхенчхане, напротив, холодно. Но я так всегда хожу, для меня это привычно.

— Как на вас реагируют местные жители и спортсмены из других стран?

— Вы знаете, хорошо. Подходят поздороваться. Бывает, задают какие-то вопросы, я на них отвечаю. Порой кто-то подходит сфотографироваться, по-братски. Я не отказываюсь: это ведь тоже возможность о чем-то поговорить, коснуться чего-то важного и нужного.

— Вы с кем-то из звезд спорта сами не хотите сфотографироваться?

— Вообще, у меня здесь другие цели. Об этом как-то даже не думал.

— К ковид-ограничениям привыкли? Не считаете их слишком жесткими?

— Молюсь, чтобы Господь избавил нас от этой напасти. Конечно, приходится потерпеть. Стараюсь быть очень аккуратным в этой теме и оставлять её без комментариев, потому что есть различные моменты, связанные с деятельностью принимающей стороны. Это их прерогатива, и я выполняю всё, что должно, чтобы не нарушать правил.

— Как относитесь к нейтральному статусу России на этой Олимпиаде? Это испытание нам дано Богом? Как это расценить?

— Как это может нравиться? Но пока приходится терпеть. Дай Господи, чтобы это быстрее закончилось.

— Что ждете от Олимпиады?

— Я вижу перед собой людей, которые готовились. Мы очень верим в наших ребят. Настрой у них самый правильный, хороший, боевой. Дух бодрый. Ждем спортивной борьбы, направленной в том числе и на преодоление себя.

— Есть ли какая-то молитва, которая подходит для спортсменов и соревнований?

— Она есть — та, которую Святейший Патриарх благословил. Мы ее читаем каждый день. Она небольшая и очень глубокая, обращённая к Господу сугубо с просьбой о спортсменах:

Молитва о спортсменах

Господи Иисусе Христе, Боже наш, вера объемлет сердца наши, и души наши смиренно открыты пред Тобою.

Прилежно молим Тя, ибо Ты рекл еси: яко без Мене не можете творити ничесоже, даруй благодатную силу Твою и, благословив, укрепи чад Твоих, соревнующихся и труждающихся.

Пристави им Ангела Хранителя, сохраняющего их от всякого злаго обстояния видимых и невидимых врагов. Укрепи и вразуми их во всех предстоящих трудах и начинаниях: вся бо елика хощеши яко Сильный Бог творити можеши.

Да послужат соревнования сии к созиданию мира во всем мире, к прекращению междоусобных браней, к примирению народов.

Укрепи в сердцах наших веру в помощь Твою на всякое дело благое. Буди Господи милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя.

Ты бо еси Бог наш, Бог Милующий и спасающий, и Тебе славу возсылаем, ныне и присно и во веки веков.