«Немножко зажрались». Легенда российского дзюдо Александр Михайлин — о выступлении наших в Токио

«Немножко зажрались». Легенда российского дзюдо Александр Михайлин — о выступлении наших в Токио
Александр Михайлин / Фото: © РИА Новости / Владимир Баранов
«Матч ТВ» расспросил трехкратного чемпиона мира, серебряного призера лондонской Олимпиады о причинах неудач российских дзюдоистов в Токио.

В Лондоне-2012 россияне завоевали пять олимпийских медалей, из которых три золотые. В Рио-2016 — три награды, две из них высшей пробы. На обеих предыдущих Олимпиадах, напомню, в программе не было командных соревнований. В Токио были. Возможностей прибавилось — медалей нет: на счету России три бронзы.

Пока собирался звонить Александру Михайлину, он опубликовал в инстаграме пост. И стало ясно: звонок запланирован по адресу.

https://www.instagram.com/p/CR_f6_qsRPH/

— Разочарованы выступлением наших?

— Безусловно. Тем более есть с чем сравнивать. В 2008 году главным тренером сборной стал итальянец Эцио Гамба. Итоги его работы все увидели на Олимпиаде в Лондоне, причем на чемпионатах мира в 2010-м и 2011-м мы тоже брали золото. Лондон стал прорывом, потом началось сползание. В Токио ни одного финала, ноль золотых медалей. Оценка «неуд».

— За последние 20 лет мы лишь на одном чемпионате мира выигрывали больше одного золота. Почему на Олимпиаде должны были выступить лучше?

— Во-первых, такое уже удавалось на двух предыдущих Играх, хотя в промежутке между ними два из трех чемпионатов мира прошли для нас без побед. Во-вторых, у Олимпиады особый статус. В каждом весе по 32 спортсмена из разных стран, на Европе и на мире претендентов гораздо больше. К главному старту четырехлетия многие подходят с особым настроем, не раз видел, как люди, не попадавшие в призеры на чемпионатах мира, брали олимпийское золото.

— Выиграть на Олимпиаде легче?

— Судя по результатам российской сборной в последние годы, так и есть.

— Однако у нас лишь 13-е место в общем зачете. Видите явные причины?

— На мой взгляд, винить только тренеров неправильно. Были и их ошибки, состав, например, я бы привез несколько другой. Но большая часть вины — на спортсменах, которые, грубо говоря, немножко зажрались. После феерии в Лондоне и Рио перестали страстно желать побед, возникла уверенность, что перед ними все будут падать. Не увидел блеска в глазах — выходили без воли и уступали.

— К Таймазовой это вряд ли относится.

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Мадина показала характер и спортивную злость. Но в сборной не только она — 13 человек. В первые четыре дня — вообще мимо. Потом собрались, Таймазова взяла медаль, хотя многие специалисты, включая меня, считали, что в тот день будет две награды, и одна более высокой пробы. Но Миша Игольников выступил как-то без куража что в личном, что в командном зачете. Не собрался, не показал себя таким, каким был во время олимпийского цикла, когда одним своим видом и техникой наводил страх на соперников. Будто его подменили в Токио, проиграл две командные встречи спортсменам более легкой весовой категории. Про остальных скажу так: всем было по силам завоевать медаль.

— Вы привезли бы другой состав. Многие считают, что вместо 31-летнего Роберта Мшвидобадзе в категории до 60 кг стоило выставлять 23-летнего действующего чемпиона мира Яго Абуладзе. Какие еще замены могли сработать?

— Не стану переходить на веса и фамилии, не хочу никого обидеть. Но тренерам стоило учесть: помимо личных соревнований впервые в истории будут командные. И сформировать состав с прицелом на командных бойцов.

— Чем они отличаются от «личников»?

— Тем, что должны выступить на следующий день после индивидуальных стартов и сохранить себя для общего дела. Не берем японскую сборную, эти ребята словно с другой планеты, хотя французы смогли остановить японцев в финале. Но уж израильтяне идеально подходили для того, чтобы отобрать у них бронзу. Это поражение даже не нож в спине, а секира. Вышли то ли вымотанные, то ли несобранные, дышали плохо, после двух минут борьбы «умирали», проигрывали тем, кто на категорию легче. Командные соревнования — яркое подтверждение неудовлетворительного выступления. Вроде бы отличный шанс для недотянувшихся до медалей, чуть ли не вся сборная могла уехать из Токио с наградами, а не вышло. Это неправильно и плохо.

— Из-за ковидных ограничений в Японию не смог прилететь Эцио Гамба. Повлияло?

— Думаю, никоим образом. Тренер идейный вдохновитель, но на татами выходят конкретные девочки и мальчики. Уже начались поиски крайнего, и мне не очень нравится, что ответственность взял на себя Хасанби Таов. Команда обязана сказать: «Тренер, это не ваше, а наше поражение. Не показали зубы, характер, реальный уровень». С тем же тренерским штабом мы девять лет назад взяли три золота, серебро и бронзу.

— Разве не тренеры отвечают за горящие глаза, спортивную злость и вот это все?

— Вы сейчас из профессиональных спортсменов, которые борются за себя и страну, делаете детский сад. Почему надо заставлять их работать? Я вот тренируюсь сам и тренирую других, но никого не принуждаю это делать. Это нужно не мне, а им. Заставлять, чтобы круче выступили? Стоп, задача тренера — создать условия, остальное в руках спортсменов. Если нет максимального желания, не надо тратить время, свое и тренерское, и уж тем более занимать чье-то место.

По-вашему, здоровым мужикам, на которых можно пахать, необходимы уговоры, как в рекламе про тренера-зверюгу: «Может, потренируемся?» Все наоборот: это они обязаны уговаривать тренера с ними работать. Люди пришли в сборную, чтобы стать чемпионами, — недостаточный стимул? Меня не было в команде, но если в предолимпийском цикле действительно доходило до особой мотивации, не стоит удивляться таким результатам.

— В теории все так. Но вот вы набрали команду, приехали на Игры и видите — не то. Как с российскими гандболистками. Кто, кроме тренеров, нальет спортсменам керосина в нужные места?

— Гандбольную кухню не знаю, а в дзюдо ситуация следующая: Лондон и Рио расслабили всех. В подкорке отложилось: мы великие, соперники сами упадут. Но у нас контактный вид спорта, чтобы победить, надо бросать. Вместо этого караулили чужие ошибки, хотя на олимпийском татами мало кто ошибается. Прямо читалось в некоторых эпизодах по широко открытым глазам: «Чего это они не падают? Ничего поделать с ними не можем».

Плохо, когда уверенность переходит в самоуверенность. Ни Играх штабелем никто не ляжет, сюда приезжают умирать ради победы. У чехов, японцев, французов, грузин столько же рук и ног, но бьющее через край желание. А в наших угадывалось заведомое превосходство: сейчас выйдем, и они забинтуются. Шапкозакидательство, если не сказать — туризм. Получили экипировку и сочли, что этого достаточно.

В сборной от такого не лечат. Работай сутками, неделями напролет и, раз уж приехал, по умолчанию ляг костьми, выложись без остатка. Сейчас спортсмены ждут, сунув в голову в песок, когда федерация назначит виноватых. Хасанби Таов выдвинул в крайние себя, кто-то вздохнет с облечением: «Слава богу, нас не коснется». Если так, это не сборная и не команда, а предательство по отношению к людям, отдавшим пять лет жизни, чтобы помочь вам стать чемпионами. Не стали вы, а виноваты другие?

Михаил Игольников / Фото: © Harry How / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Что делать? Набирать тех, у кого огонь в глазах, или воспламенять имеющихся?

— Ответ банален: заставлять всех выступать на чемпионате России. Всех! А потом, учитывая, что чемпионаты мира и Европы проводятся в один год, отправлять первое место на мир, второе Европу, обкатывать именно этих людей. Кто-то травмировался — подтягивается третий призер, на сборы в каждом весе ездит шестерка или восьмерка лучших по итогам национального первенства. Полное торжество спортивного принципа, только так.

В свое время, будучи чемпионом мира, я выступал на каждом российском чемпионате. И перед лондонской Олимпиадой тоже. Не выиграл, кстати, но за счет побед в других турнирах и рейтинговых очков отобрался на Игры, где показал результат. Сейчас же получается, что одни борются на России, другие, расслабив булки, сидят в сборной: «Съездим на какой-нибудь турнирчик, войдем в троечку — не выгонят». Ты обойди человек двадцать, бьющих копытом реально сильных бойцов, тогда и начнется жесткая конкуренция. Лидеры станут следить за собой и тренироваться так, чтобы побеждать на России ежегодно, а не единожды перед попаданием в сборную.

Сверстать календарь, чтобы именно с внутреннего отбора начинался путь наверх, несложно. Зато те, кто прирос к татами задницей, задумаются и задвигаются, включат профессионализм. Когда знаешь, что в спину дышат двадцать голодных ртов, готовых тебя сожрать, работается, поверьте, с другим напряжением и ответственностью. Но именно это дает результат, именно в этом случае тренерам не надо подгонять спортсменов. Выглянул в окно — конкурент ишачит до седьмого пота. Ноги в руки и вперед, чтобы не съели. В противном случае останется то же, что сейчас: блатхата, не переживающая за место в команде и изредка выезжающая на турниры.

— Тамерлан Башаев обыграл легендарного Тедди Ринера. Но не пробился в финал и не выручил в командном турнире. У этого есть причины кроме озвученных?

Тамерлан Башаев и Тедди Ринер / Фото: © REUTERS / Sergio Perez

— Победа над Ринером — достижение, это круто. Француз с 2008 года проиграл лишь пару схваток. Но победив, Тамерлан уже видел себя чемпионом, следующая встреча это доказала. Решил, что самое сложное позади. Оказалось — впереди. Думать, что дело сделано, дозволяется только стоя на пьедестале с медалью на груди. Если бы присуждали отдельный титул «Победитель Ринера» — другое дело. А так Башаев взял бы бронзу, даже проиграв французу, сетка позволяла. Но он получил роскошный шанс на большее и не воспользовался им. Стал бы олимпийским чемпионом — произвел бы фурор, у нас не было побед в супертяжелом весе с 1992 года.