«Высказывания в наш адрес про допинг смешат. А то, что Ринеру позволяют судьи — позор». Огненное интервью Тамерлана Башаева

«Высказывания в наш адрес про допинг смешат. А то, что Ринеру позволяют судьи — позор». Огненное интервью Тамерлана Башаева
Тамерлан Башаев / Фото: © REUTERS / Annegret Hilse
Беседует Сергей Лисин.
  • Тамерлан Башаев увозит домой бронзу Олимпиады в Токио, завоеванную в схватке с украинцем Яковом Хаммо. Перед этим Тамерлан в четвертьфинале победил легенду дзюдо, француза Тедди Ринера, после чего, к сожалению, уступил в полуфинале грузинскому дзюдоисту Гураму Тушишвили. В итоге, бронзу после победы в двух финалах получили Тамерлан и Ринер (да, в дзюдо вручают две бронзы), а финал Тушишвили с олимпийским чемпионом Рио чехом Лукашем Крпалеком закончился тем, что чех стал двукратным чемпионом ОИ, а Гурам — серебряным призером.
  • Ну, а Тамерлан, который на награждении выглядел среди коллег по категории практически полутяжем, проанализировал свои схватки 30 июля, ставшие причиной бронзы, которой наш дзюдоист явно недоволен.

— Чего сейчас больше, счастья от бронзы или обиды за ошибки?

— Горечи поражения больше, чем сладости победы, но я пытаюсь подавить в себе это чувство, нужно настраиваться уже на завтрашние соревнования, командный турнир мы обязаны выигрывать.

— Что помешало в полуфинале пройти Тушишвили?

— Несмотря на достаточное время отдыха перед полуфиналом, во время схватки чувствовал себя очень уставшим. В итоге там вел не свою борьбу, когда вышел после схватки, то схватился за голову и понял, что такие глупые ошибки допустил. Но в тот момент я не мог контролировать себя, не знаю, что случилось. У меня было словно помутнение. До этого я все воспринимал как обычный турнир, но когда увидел трибуны, почувствовал запах победы, которая была совсем рядом. В такой момент начинаешь загоняться, думать об ошибке, которую можешь допустить, а не о удачной атаке. И это сыграло злую шутку в полуфинале, я начал переоценивать эту схватку, думать, что она будет сложнее, чем планировал, стал осторожничать там, где не надо и не осторожничать, там где надо.

Тамерлан Башаев / Фото: © REUTERS / Annegret Hilse

— Чувствовали себя уставшим физически или морально, от прохождения сложных противников на пути к полуфиналу?

— Физически. Не знаю как так получилось, мы вроде все грамотно сделали, чтобы восстановиться к полуфиналу, но чего-то не хватило, пока не могу сказать чего.

— Авторитет и опыт Гурама не навалились?

— Да нет, у нас счет трех последних схваток 3:0 в мою пользу, мы много боролись раньше. Думаю, что больше повлияла победа над Тедди Ринером в четвертьфинале и оставил в той схватке много сил и эмоций.

— Кстати о Ринере, который вас на голову выше. Вы явно уступаете ему и другим ребятам в рычагах и в весе. Как удается выходить и выносить этих гигантов?

— Раньше это было проблемой, но сейчас она превратилась в особенность, которая уже создает проблемы соперникам. Низкий центр тяжести, сложно уронить и сложно найти такого спарринг-партнёра, чтобы с ним бороться. Таких низких тяжей в мире практически нет.

Что же до веса — того не избежать. Приходится выигрывать за счет силы, скорости и, особенно, выносливости.

— Подготовка к этой Олимпиаде прошла через коронавирус, которым вы переболели, но без особых симптомов. Как она сложилась с точки зрения изоляции?

— Тяжело, конечно. Не было ни сборов, ни тренировок, все было закрыто. Мы просто с братом выходили в пустой двор и работали, зная и понимая, что мы не можем отдыхать и сидеть дома, ничего не делая. Вот так и получилось. Приходится как-то крутиться в этой жизни.

Тамерлан Башаев / Фото: © REUTERS / Annegret Hilse

— Семья тоже переболела, причем тяжелее, чем вы. Это выбивало из фокуса на подготовке?

— Очень сильно переживал за родных, когда они болели. Это страшно, когда болезнь поражает родственника и никто не знает, что с этим делать, врачи еще не научились лечить это.

— Медаль ваша, но всегда есть люди, которые привели или пинали, когда было нужно, а потом, может быть, пинали еще раз. Чья еще эта медаль?

— В первую очередь это мои родители. Отец сделал все, чтобы я завоевал эту награду, перенес очень много лишений, потратил время, средства и силы. Моя мама, которая, не покладая рук, все делала для того, чтобы я тренировался и больше ни о чем не думал. Мои старшие братья, которые жертвовали собой, были моими спарринг-партнерами, готовили меня к эти соревнованиям.

— В итоге, младшенький дошел.

— Да (смеется).

— Старший брат что скажет, когда привезете эту медаль домой? Порадуется, или будет ругать за ошибки?

— Думаю, что он будет очень рад, потому что для него эта награда ценнее, чем для меня, он все сделал, он заставлял меня делать то, чего я делать не хотел, чтобы эта медаль стала возможной. Говорил мне: «Тамерлан, ты должен превозмогать себя, потому что если ты завтра выйдешь и окажешься без медали, то будешь жалеть об этом всю жизнь». Так что он заслужил эту медаль больше, чем я.

Тамерлан Башаев / Фото: © REUTERS / Annegret Hilse

— Эта Олимпиада особенная, на вас нет герба России, сегодня на награждении не поднимали наш флаг, периодически тут звучат острые высказывания в адрес нашей команды с привязкой к допингу и обману. Подобные слова вас лично и команду задевают?

— Скорее — смешат. Когда люди говорят подобные вещи это чистая политика. Сначала заявляют, что спорт — вне политики, а затем заявляют подобное. Во-первых, это неправда. Во-вторых, мы все прекрасно понимаем, что у США больше связей и им больше позволяют. Вот даже парень, который сейчас стоит рядом (Ринер — «Матч ТВ»)… то, что позволяют ему судьи — просто позор. Они не замечают ошибки, запрещенные захваты и все ради того, чтобы он и дальше продолжал быть легендой в дзюдо. И с высказываниями в наш адрес ситуация аналогичная. Это просто смешно, люди сами принимают запрещенные препараты, получив на них терапевтическое исключение, а затем говорят про нас такие вещи. Это странно.

— Есть такое понятие «борцовское братство». Вы сегодня выходили против украинца Хаммо, например. Внутри дзюдо все в порядке, политика в стороне?

— Мы всегда без проблем общаемся со всеми ребятами на международных соревнованиях и сборах, у нас нет такого барьера, военные и политические конфликты остаются в стороне, на них никто никогда не заостряет внимание. Прекрасно общаемся и понимаем, что это политика, мы в нее не лезем. Спорт — вне политики, это же основной девиз олимпийского движения.

— Значит ждем завтра медаль в команднике?

— Определенно, тем более, что ребята мне сказали — моя победа над Теди Ринером их хорошо замотивировала. Если я могу такого гиганта победить, то что мы можем сделать с теми, кто в той же весовой категории, какими бы они не были титулованными. Так что, думаю, завтра мы хорошо поборемся. Медаль будет на 99%.

Читайте также: